26 Марта 2019 г. 22:39

Путин и Жээнбеков могут договориться об укреплении военной базы в Канте

Путин и Жээнбеков могут договориться об укреплении военной базы в Канте
Президент России Владимир Путин и президент Кыргызстана Сооронбай Жээнбеков.
Фото: minsk.by

28 марта впервые с момента избрания президентом Сооронбая Жээнбекова Бишкек с государственным визитом посетит президент России Владимир Путин. На повестке дня важные экономические и, возможно, военные соглашения. «Евразия.Эксперт» публикует вторую часть интервью с сопредседателем Клуба региональных экспертов «Пикир» Игорем Шестаковым, в которой политолог раскрыл, что обсудят главы России и Кыргызстана, как продвигается торгово-экономическое и инвестиционное сотрудничество стран, а также заинтересован ли Бишкек в размещении у себя второй российской военной базы.

- Игорь Альбертович, какие вопросы станут ключевыми в ходе переговоров Владимира Путина с Сооронбаем Жээнбековым?

- Если отталкиваться от официальной программы, то основные вопросы будут связаны с укреплением экономического взаимодействия. За день до визита откроется большой бизнес-форум, который продлится два дня. Участие в нем на завершающей стадии примут президенты Кыргызстана и России.

В работе бизнес-форума ожидается участие 350 ведущих российских компаний со многих регионов России. Поэтому, естественно, речь в основном пойдет об экономическом сотрудничестве между двумя странами. Бишкек и Москва ведь активно взаимодействую не только на двустороннем уровне, но и на площадке Евразийского экономического союза.

Российский бизнес, в принципе, всегда был готов к реализации проектов на территории Кыргызстана, но российское присутствие в экономике страны пока минимально. Если говорить о крупных проектах, то «Газпром» является владельцем газовой отрасли Кыргызстана, но на этом, пожалуй, все.

Есть, конечно, совместные кыргызско-российские предприятия, их сегодня 617. Из них с чисто российским капиталом, если не ошибаюсь, 391. На мой взгляд, это немного, товарооборот между странами за прошлый год составил около $1,5 млрд, но это тоже далеко не весь потенциал, который можно использовать.

Кыргызстан должен более активно продвигать свою продукцию на российских рынках, прежде всего в аграрном секторе. Как известно, Россия находится под санкциями, и российские торговые сети заинтересованы, чтобы товары к ним поступали из стран ЕАЭС. Тут Кыргызстан мог бы найти свою нишу.

К сожалению, у нас нет ни одного Торгового дома на территории России и Беларуси. В этом плане для развития инфраструктурных сетей поставок и мест хранения еще предстоит многое сделать. И для Кыргызстана особо важно привлечь инвестиции именно в сферу производства продуктов питания.

Швейная отрасль уже успешно работает на рынках России. Продукцию с логотипом Made in KG можно увидеть не только в Москве, но и во многих других регионах. Швейники как-то проложили себе дорогу, а вот с аграрной продукцией еще остались проблемы. Возможно, после визита Путина могут как раз появится новые проекты в этой сфере.

В целом, согласно информации главы Аппарата президента Кыргызстана, по итогам визита планируется подписать порядка 20-25 соглашений.

- В начале марта в Бишкеке состоялось очередное заседание Кыргызско-Российской межправительственной Комиссии, на котором вице-премьер Жениш Разаков выступил за разработку совместной Дорожной карты по продвижению торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества. В каких сферах подобное продвижение наиболее востребовано?

- Я думаю, будет подниматься вопрос об инвестициях в агропромышленный комплекс Кыргызстана и о новых рынках для поставок сельхозпродукции. Другое дело, что у нас идет большое отставание в этой сфере, нас уже даже Таджикистан обогнал по поставкам на российский рынок.

Пока наши политики занимались революциями, соседние страны успешно осваивали российский рынок и наращивали объемы поставок сельхозпродукции уже на системной основе. Поэтому все это заработает только когда будет проведена ревизия того, что мы можем поставлять в РФ и выберем основные экспортные товары.

Только тогда можно будет говорить о конкретике. Пока что наш достаточно слабый агропромышленный сектор находится лишь в начале пути, в этом плане нужно быть реалистами.

Глава государства в прошлом году был вынужден обсуждать вопросы экспорта картофеля. Если это вынужден решать президент, то чем занимаются профильные министерства и ведомства? Значит, они не справляются. Дорожная карта прежде всего должна сказаться на работе министерств. Нужна маркетинговая политика, чтобы четко были даны ориентиры нашим фермерам – какая продукция будет востребована в странах ЕАЭС.

- В СМИ и экспертной среде активно обсуждается вопрос возможного размещения второй военной базы России в Кыргызстане. По словам посла Кыргызстана в РФ Аликбека Джекшенкулова, этот вопрос может обсуждаться на мартовской встрече президентов двух стран. Заинтересован ли Бишкек в подобном шаге и что мешает сторонам прийти к решению по данному вопросу?

- За последние годы эта тема обросла конспирологическими версиями и даже частично стала элементом информационной войны со стороны оппонентов России в центральноазиатском регионе. Заявляется, что Москва таким образом хочет нарастить свою военную группировку и оказывать тем самым на всех давление.

Сама тема базы обсуждается с 2005 г. Поэтому, чтобы по данному вопросу давать какие-либо оценки, необходимо дождаться хоть какой-то официальной информации. Эту тему поднимала кыргызская сторона, когда происходили беспорядке в Андижанской области Узбекистана. Тогда впервые официальные лица Кыргызстана заговорили о необходимости военного присутствия РФ на юге страны. Но уже прошло почти 14 лет с того момента, это тема периодически то всплывает, то исчезает из информационного пространства.

Для России, разумеется, важен вопрос безопасности Центральной Азии, т.к. эта территория граничит с Афганистаном, где усиливается движение «Талибан» и террористическая группировка ИГИЛ (организации запрещены в РФ – прим. «ЕЭ»), выдавленная из Сирии и Ирака. Экспертное сообщество давно бьет тревогу из-за событий в этой стране.

Официальное правительство Кабула контролирует менее половины страны. Боевые действия все ближе подходят к границам Центральной Азии. Естественно, Россия, как член ОДКБ, обеспечивает безопасность и своих рубежей, и всего региона.

Конкретики же пока не было. Но если порассуждать на эту тему, то, возможно, речь будет идти о расширение базы Кант, чтобы появился ее компонент на юге страны.

По крайней мере, наши военные специалисты говорили, что было бы хорошо, если бы по линии ОДКБ российский тренировочный центр для наших силовых структур появился в одной из южных областей. Чтобы там на постоянной основе проводились военные учения.

- Как отнесется не входящий в ОДКБ Узбекистан к возможному появлению российской базы вблизи своих границ?

- Это вопрос сложен, его невозможно решить без согласования с Узбекистаном и Казахстаном. Ташкент тоже заинтересован в том, чтобы в Ферганской долине была обеспечена безопасность. В этом плане у Жээнбекова, Путина и Мирзиёева взгляды должны совпасть.

Враг сегодня у всех один – это экстремизм и международный терроризм. Они угрожают абсолютно всем странам. Поэтому для отражения этих угроз нужны коллективные действия, и рассматривать военное присутствие России (и других членов ОДКБ) надо с этой точки зрения.

Другого варианта я не вижу.

- По итогам февральского визита Сергея Лаврова в Кыргызстан стало известно, что Бишкек заинтересован в возобновлении сотрудничества по строительству Верхне-Нарынского каскада ГЭС. Однако в «Русгидро» сообщили только о готовности помочь «привлекать внешние инвестиции в проект» из-за его «неокупаемости». Каковы в этой связи перспективы гидроэнергетического сотрудничества двух стран?

- Я не специалист по гидроэнергетике, но думаю, что после того, как Кыргызстан разорвал соглашение о строительстве этой ГЭС, российские компании теперь будут более осторожно подходить к этому вопросу.

Сегодня Россия находится под санкциями и просто так вкладывать большие средства в «бумажные» проекты не будет. Нужна конкретика и нужны гарантии выполнения обязательств кыргызской стороной.

Для примера: ранее ни Алмазбек Атамбаев, ни Темир Сариев (который на тот момент был премьер-министром), не выполнили данные ими обещания, даже по отводу земель, где должно было вестись строительство.

Кроме того, нужно учитывать позицию Узбекистана по этому вопросу. Ислам Каримов выступал резко против строительства ГЭС. Со стороны экспертного сообщества Ташкента звучала критика. Здесь нужно учитывать и региональный фактор.

Если же соглашение о строительстве вновь будет подписано, то российские компании, скорее всего, будут действовать, как «Газпром». Он, несмотря на все сложности, как внешние, так и внутренние, все-таки приобрел компанию «Кыргызнефтегаз». «Газпром» увидел перспективы в этой сделке, и теперь у Кыргызстана нет проблем с газовым снабжением. Уже не нужно наблюдать за газовыми переговорами между странами – будем мы с газом зимой или нет? Этот вопрос исчез из повестки дня. На этом примере можно сказать, что при понятных и прозрачных условиях крупный инвестор готов прийти и вложиться в проект, работать в этом направлении.

- Общая сумма денежных переводов трудовых мигрантов из России в Кыргызстан по итогам 2018 г. достигла $2,6 млрд (32,5% от ВВП республики), это рекорд. Тем не менее, согласно оценке посла Кыргызстана в РФ, в ЕАЭС остается немало миграционных вопросов, требующих решения. В совершенствовании каких механизмов заинтересован Бишкек?

- Прежде всего нужно отметить, что миграционная политика со стороны Кыргызстана должны быть максимально эффективной. Если мы сегодня на рынки ЕАЭС поставляем в основном трудовых мигрантов, то они должны быть профессиональными, должен быть целевой набор.

Об этом ведутся разговоры, возможно, будут и сдвиги. Потому что основная проблема – это нелегальная миграция, кода наши граждане «на авось» ехали в российские регионы, выходили с вокзала или аэропорта и начинали думать, как им найти работу. Кыргызстанцы элементарно не владели информацией, в каких регионах РФ востребована рабочая сила.

Такая информационная работа должны выйти на системный уровень. В пример можно привести тот же Узбекистан, который договорился с властями Санкт-Петербурга именно о целевой отправке своих граждан на предприятия города.

И если у нас будет похожий механизм, который будет отлаживать работу нашего правительства и напрямую устанавливать бизнес-контакты, российский бизнес сам сюда обратится за рабочими руками, и многие проблемы для наших граждан будут сняты. Они будут точно знать, что их не обманет работодатель, будут знать, где будут жить.

До сих пор серьезная проблема связана с регистрацией и пропиской. По российским законам, как и по кыргызстанским, зарубежный работник, когда приезжает в страну, должен жить там, где он прописан. Но в действительности, как мы знаем, многие наши граждане прописаны в одном месте, живут в другом, работают вообще непонятно где. В итоге миграционными службами выявляются нарушения, как следствие, у людей возникают проблемы с законом, их вносят в «черные» списки.

- Недавно произошел резонансный конфликт местных жителей в Якутии с мигрантами из Кыргызстана, с чем это связано?

- Когда происходят подобные конфликты, то в первую очередь нужно спрашивать с местных властей, на каком уровне там ведется работа по интеграции граждан того же Кыргызстана в местную среду. Дело в том, что, видимо, власти Якутии еще не понимают, что такое Евразийский союз и какие правовые нормы распространяются на граждан Кыргызстана. Кыргызстанцы не являются сегодня там трудовыми мигрантами. Об этом наряду с чиновниками пора уже знать и российским СМИ. Граждане Кыргызстана не попадают под категорию мигрантов, они попадают под категорию работников (согласно правилам ЕАЭС).

Находясь в Бишкеке, сложно сказать, в какой степени имел место криминальный фактор, который вызвал возмущение определенной части жителей Якутска. В любом случае, я за то, чтобы было проведено совместное расследование с подключением правоохранительных органов Кыргызстана, так как на этот инцидент в соцсетях указывают оппоненты кыргызско-российского сотрудничества.

Вопросы пребывания кыргызстанцев должны решаться профильными ведомствами, а не толпой на митинге.

Это просто бардак, связанный с неэффективной работой местной власти. Они, пользуясь случаем, хотят поднять свой рейтинг. И куда в России смотрят структуры, которые занимаются информационным освещением евразийской интеграции? Что они делают, чтобы таких конфликтов не было, или чтобы гасить их в зародыше? Если есть такие структуры, то урегулировать такие конфликтные вопросы – их прямая обязанность. Иначе в итоге страдают обычные рабочие, и появляется негативный фон для российско-кыргызского сотрудничества.


Беседовал Евгений Погребняк, Джалал-Абад (Кыргызстан)


Движение «Талибан», Исламское государство (ИГ, ИГИЛ) – запрещенные в России террористические организации.

Загрузка...
Комментарии
18 Ноября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Минск не получил ожидаемых результатов от шагов навстречу Западу.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

$26,2 млн

выделит Армения на развитие высокотехнологичной промышленности в 2020 г., в том числе $13,2 млн – на военные разработки

Mediametrics