21 Апреля 2021 г. 11:24

Расширение военного сотрудничества Турции и Грузии: последствия для Армении

/ Расширение военного сотрудничества Турции и Грузии: последствия для Армении
Расширение военного сотрудничества Турции и Грузии: последствия для Армении
Фото: jisrtv.com

13 апреля Турция передала Грузии различную спецтехнику и оборудование, которые будут направлены на модернизацию аэродрома в Марнеули. Эта техническая помощь оказывается по линии военного сотрудничества между Анкарой и Тбилиси, которое грузинская сторона готова расширить и углубить. Что стоит за щедростью Турции и к каким последствиям для Армении может привести сближение турецких и грузинских военных, разобрал эксперт исследовательского института «Политэкономия» (Ереван) Бениамин Матевосян.

«Армяне войдут в историю еще и как народ, который хотел жить лучше, но стал жить еще хуже». Именно этой формулой можно описать все те реалии, которыми живет Армения после весны 2018 г. На «струнах социальной проблематики» продолжает играть команда Пашиняна и после поражения в 44-дневной войне.

Парадокс заключается в том, что если в прошлом все те же круги Пашиняна и Тер-Петросяна пытались представить победу начала 1990‑х гг. «как причину всех наших бед и экономических сложностей», то сейчас же власть пытается представить свое поражение, потерю территорий, смерть порядка 5000 человек как «залог светлого будущего». При этом одной из формул, которую взяли на вооружение представили узкой пашиняновской группы, является формула, согласно которой «реалии региона изменились, и Армении следует пересмотреть свои представления и восприятия, в том числе и восприятие Турции как врага».

Cовершив свой визит в Ереван, советник бывшего президента США по национальной безопасности Джон Болтон говорил именно о том, что «Армении следует избавиться от исторических стереотипов», и сейчас всем очевидно, что, в первую очередь, речь шла о «восприятии Турции как врага Армении и армян».

Что говорит и делает Турция


С одной стороны, Турция заявляет о том, что надеется на урегулирование отношений с Арменией. Об этом, в частности, заявил глава Турецкого МИД Мевлют Чавушоглу на брифинге со своим португальским коллегой в Лиссабоне. При этом параллельно Турция не только наращивает свое военное присутствие в нашем регионе, но и оказывает активную военную помощь Украине.

Вы спросите: причем тут Украина? Сегодня история повторяется. Как и в дни Второй мировой войны, когда Турция ждала исхода Сталинградской битвы, чтобы вторгнуться на Южный Кавказ, так и сейчас Анкара ждет исхода противостояния на Донбассе. И если он будет неблагоприятным для России, то она попробует военным путем пересмотреть и итоги 44-дневной войны.

Анкара попробует получить военную базу в Азербайджане и контроль над «Мегринским коридором», который должен связать Азербайджан с Нахичеваном и всей Турцией. Во всей этой конструкции военное присутствие Турции в Грузии может стать еще одним звеном в цепи «сжатия кольца» вокруг Армении.

Что известно о возможном турецком военном присутствии в Грузии на данный момент? Ряд российских источников, в том числе и «Реалист», который был первым, кто в дни 44-дневной войны сообщил о том, что Великобритания заблокировала принятие резолюции Совбеза ООН по Нагорно-Карабахской проблеме, сообщает о том, что Турция не просто планирует разместить в Грузии военную базу, но и широко использовать ту военную инфраструктуру, которую оставили после себя российские военные, покинувшие страну в 2007 г. Ту же информацию подтверждает и ряд армянских экспертов.

Так, официальная Анкара планирует разместить военную базу на территории бывшей 62-ой российской военной базы в Ахалкалаки. Более того, турецкие компании уже начали модернизацию инфраструктуры и ремонт помещений бывшей российской базы.

Военная база в Ахалкалаки – не единственное, что интересует Турцию. В начале текущего года в Тбилиси был опубликован отчет Комитета парламента Грузии по обороне и безопасности. Согласно отчету, в конце прошлого года Анкара выделила Министерству обороны Грузии грант на 100 млн лир ($17,5 млн). Грант предоставлен для закупки товаров и услуг военного назначения, а также модернизации военного аэродрома в Марнеули, на стыке границ Грузии, Азербайджана и Армении.

В советское время этот военный аэродром считался важным звеном в системе ВВС Закавказского военного округа. Это особенно ярко проявилось в дни войны 2008 г., когда российская авиация многократно бомбила его, чтобы не допустить взлета с его территории грузинских самолетов.

Что это означает


Резюмируя представленную информацию, а также учитывая ежегодно нарастающее взаимодействие Грузии с НАТО и ее региональным оператором Турцией, можно отметить, что создание турецкой военной базы в армянонаселенном Джавахке более чем реально. Безусловно, можно говорить о том, что представленные факты и стремление Турции закрепить свое военное присутствие в Грузии (особенно касаемо модернизации Марнеульского аэродрома) обусловлены, в том числе, и интересами НАТО. Однако факт в том, что в Грузии есть еще по крайней мере два бывших аэродрома ВВС СССР, которые также могут представлять интерес для членов НАТО.

Один находится на западе Грузии, в городке Сенаки, второй – в Вазиани, близ грузинской столицы, но выбор Турции пал именно на марнеульский аэродром, который расположен на стыке границ Грузии, Азербайджана и Армении. Иными словами, фактор Армении и антиармянская направленность политики официальной Анкары играет решающую роль в данном вопросе. Турция не только увеличивает свое военное присутствие по периметру границ с Россией, но и наращивает свое военное давление на Армению и армян как нашей страны, так и армян Грузии.

Турецкая «стратегическая глубина»


Стремление Турции открыть военную базу хотя бы в Грузии является логичным, так как данный факт «на земле» подтвердит амбиции Турции на окончательное вовлечение Анкары в южнокавказские политические и геополитические процессы. Однако регион мал, и очевидно, что вторжение Турции должно произойти за счет ослабления позиций России или полного ее вытеснения из региона.

В этой связи весьма символично то, что турецкая сторона предпочитает не просто ввести в Грузию свой ограниченный контингент войск, но и разместить его там, где исторически находилась 62-ая российская военная база. В дни 44-дневной войны мы убедились, как важен символизм для Баку и Анкары: войдя в город 5-6 ноября, Баку признался в захвате Шуши только 9 числа – в день флага Азербайджана.

Важно отметить и то, что когда армянские официальные лица говорят о «перспективах политической и экономической кооперации с Турцией», они не только не берут во внимание все указанные факты (хотя есть мнение, что они это не просто понимают, а целенаправленно делают все, чтобы вывести Россию из региона), но и демонстрируют свою некомпетентность и незнание стратегических основ турецкой внешней политики эрдогановского режима. Внешней политики, одним из столпов которой является концепция, предложенная бывшим главой турецкого МИД, бывшим премьер-министром страны, а ныне одним из главных оппонентов Эрдогана – Ахметом Давутоглу.

В своей книге «Стратегическая глубина» (2001) Давутоглу развивает идеи, которые легли в основу современной внешней политики Турции. В частности, он предлагает опираться на «всю историческую силу турецкого народа, начиная с XV века». Иными словами, предлагая отказаться от Кемализма, Давутоглу выстраивает контур развития «Неоосманизма». По его мнению, любое государство в своих внешнеполитических устремлениях руководствуется, во-первых, геостратегическим положением, а во-вторых, историческим наследием, что и является «стратегической глубиной» государства.

Большие планы Анкары


Давутоглу подвергает критике прежние подходы к внешней политике, считая, что они лишены стратегического планирования и, по большому счету, направлены на решение краткосрочных политических целей. В своей работе Давутоглу также выделяет четыре типа государств: супердержава, великая держава, региональная держава, малое государство. При этом он отмечает: «Кемалисты, отказавшись от имперского прошлого, перевели свою страну в четвертый разряд – в разряд «малых государств». Отказавшись от Османского прошлого, Ататюрк и другие сделали турецкую внешнюю политику пассивной, что больше не должно повториться».

Вместе с тем, Давутоглу отмечает, что для перевода государства в третий разряд или разряд выше нужно вернуться к «докемалистскому прошлому» –имперскому, опереться на собственный богатый опыт. «После этого можно двигаться дальше, благо для этого у Турции есть все ресурсы: удобное географическое положение, необходимое количество населения, углеводородные ресурсы и многое другое. В частности, особое положение позволяет Турции лавировать между великими державами в своих собственных интересах», – пишет Давутоглу.

«Турция не хочет быть «мостом» между Европой и Азией, эту роль ей навязали, – утверждает Давутоглу. – Турция является и европейской и азиатской страной, страной балканской и кавказской, страной ближневосточной и средиземноморской».

Все это является не только выражениями претензии на становление супердержавой, но и теоретическим выражением той политики, которую в последние годы агрессивно осуществляет режим Эрдогана.

В рамках этой концепции Неоосманская империя должна не только расширяться на Восток, поглощая соседей, но и не приемлет никакого вида «кооперации», кроме отношений подданнического характера. Знают ли об этом представители официального Еревана? Покажет только «политическое вскрытие», то есть смена власти. Без нее эти и многие иные актуальные вопросы останутся без ответа. При этом военное кольцо вокруг Армении продолжит сжиматься.


Бениамин Матевосян, эксперт исследовательского института «Политэкономия» (Ереван)

Загрузка...
Комментарии
01 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Российскому обществу необходим проект-«локомотив».

Инфографика: Сколько Беларусь экономит на российском газе
инфографика
Цифра недели

56%

россиян считают необходимым усиливать экономическую интеграцию между Россией и Беларусью – ФОМ

Mediametrics