02 Июля 2019 г. 18:23

Ричард Саква: Евросоюзу предстоит пройти американский «тест на лояльность»

Ричард Саква: Евросоюзу предстоит пройти американский «тест на лояльность»
Фото: cms.qz.com

Завершившийся 29 июня саммит «Большой двадцатки» оценивают неоднозначно: с одной стороны, никаких прорывов достигнуто не было, с другой – в рамках саммита состоялся ряд переговоров, итоги которых вызвали пристальный интерес мирового сообщества. Что обсуждали на двусторонних встречах Путин, Трамп и Си Цзиньпин, и к чему приведут договоренности, достигнутые в рамках саммита в Осаке, специально для «Евразия.Эксперт» проанализировал британский политолог, профессор российской и европейской политики в Кентском университете в Кентербери Ричард Саква.

– Как бы вы оценили итоги саммита «Большой двадцатки» в Японии?

– Он стал одной из наименее успешных встреч на высшем уровне. Большая часть полезной работы проводилась в кулуарах.

– На полях саммита состоялась встреча президентов Владимира Путина и Дональда Трампа. Как она проходила?

– Это была первая официальная встреча после провального Хельсинкского саммита в июле 2018 г. и первая встреча с момента публикации доклада Мюллера в апреле 2019 г., что отражалось в более дружественной атмосфере между ними. Хотя журналисты и пытались сосредоточиться на российском вмешательстве, Трамп теперь оправдан по обвинению в сговоре. На вопрос, предупреждал ли он Путина против вмешательства в президентские выборы 2020 г., Трамп в шутку спросил Путина, будет ли он [это делать], и погрозил ему пальцем. Думаю, что обоим лидерам этот вопрос представляется сильно раздутым и ведет в тупик в судьбоносных российско-американских отношениях.

– Какие важные вопросы обсудили лидеры? Смогли ли они договориться по каким-либо из них?

– Встреча продолжалась полтора часа: на полчаса дольше, чем планировалось, но короче, чем предыдущие переговоры. Путин и Трамп обсудили Иран, Сирию, Венесуэлу, Украину, а также стратегические вопросы.

При этом США настаивают на более многостороннем формате, что является вежливым способом положить конец всем предметным обсуждениям на этот счет, поскольку Китай не особенно стремится присоединиться к таким переговорам, как и Великобритания с Францией.

Обе стороны согласились, что улучшение отношений отвечает интересам двух стран. Открытая часть дискуссии была сосредоточена на этих вопросах, но не сигнализировала о каком-либо прорыве на пути к улучшению отношений.

– Стоит ли ожидать нормализации российско-американских отношений после этой встречи по некоторым вопросам?

– Мы все еще далеки от нормализации, но элемент нормальности вернулся – после того, как часть наиболее истерических обвинений в причастности России была отвергнута Мюллером. Однако, история вмешательства далека от завершения. Неясно, как мы можем определить «нормальность» в нынешнюю эпоху. Отношения были далеки от нормальных в конце периода Обамы, и очень нестабильны при Трампе. Общего языка действительно нет, но может быть сотрудничество по каким-то конкретным вопросам. Например, недавнее соглашение между США, РФ и ЕС в Молдове.

– Россия, Индия и Китай могли бы вместе выступить за реформирование Международного валютного фонда и сохранение универсальной роли Всемирной торговой организации как фундаментальной торговой структуры, заявил на саммите президент России Владимир Путин. Как вы оцениваете его идею?

– Из этого вытекают две вещи: во-первых, ослабление группировки БРИКС и возрождение примаковской идеи РИК (во многом с той же целью) – реформа Бреттон-Вудских учреждений и развитие многополярности; во-вторых, тот факт, что РИК разделяют общий взгляд на то, как должны вестись международные дела, и отказываются признавать гегемонию Запада. Они являются ядром формирующегося антигегемонистского блока – еще не союза, но больше, чем просто сближения. Основой этого блока являются БРИКС и Шанхайская организация сотрудничества.

– Лидеры ЕС заявили об ущербе от американо-китайской торговой войны. Почему ЕС так обеспокоен этим вопросом?

– ЕС может понести огромные экономические потери, если торговая война усилится, но ключевым вопросом является тест на лояльность, наложенный на ЕС: либо Европа все еще хочет американский оборонный зонтик и будет следовать за США (в широком смысле) по отношению к Китаю; либо США сосредоточатся на вопросах безопасности в Восточной Азии и постепенно уйдут из Европы, как неоднократно угрожал Трамп.

– На саммите G-20 состоялась встреча Дональда Трампа и Си Цзиньпина. Соединенные Штаты и Китай договорились о новом перемирии в торговой войне, чтобы возобновить переговоры, направленные на урегулирование спора. Как все будет развиваться дальше?

– Перемирие действительно достигнуто после встречи, но существующие тарифы останутся, хотя новые (пока) не будут введены; также возобновились торговые переговоры. Прежде всего, Трамп снял запрет на оборудование Huawei, что облегчит работу американским компаниям и европейским странам (например, Великобритании), которые используют компоненты Huawei при разработке 5G.

–Президент Трамп обратил внимание на необходимость включения Китая в современную систему контроля над вооружениями. Чем это вызвано, что беспокоит США?

– Как я уже упоминал, это во многом отвлекающая тактика. Китай является третьей по величине ядерной державой в мире, но все еще сильно отстает от РФ и США – и США хотят заблокировать дальнейшее развитие Китая в разработке стратегических вооружений, а также отвлечь внимание от собственного разрушения режима контроля над вооружениями в Европе и с РФ.

Большое значение будет иметь, то, какое решение будет принято в отношении продления договора СНВ-3 после февраля 2021 года – ясно, что Джон Болтон и Майк Помпео в этом не заинтересованы.

Загрузка...
Комментарии
22 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Попытки Запада рассматривать Беларусь как «вторую Украину» создают новые риски.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

25%

составляет запланированный рост численности литовской армии к 2024 г. Увеличить намерены как число профессиональных военных, так и резервистов

Mediametrics