05 Октября 2020 г. 18:55

«Кавказ-2020»: Россия и ее союзники отработали новые методы отражения угроз

«Кавказ-2020»: Россия и ее союзники отработали новые методы отражения угроз
Фото: Алексей Куденко/ РИА Новости

25 сентября на полигоне Капустин Яр завершилось стратегическое учение «Кавказ-2020», в котором принимали участие военные из 6 зарубежных стран. Хотя к ним отказалась присоединиться Индия, вместе с российскими военными удар условного противника отражали представители Армении, Беларуси, Ирана, Китая, Мьянмы и Пакистана. За последним этапом лично наблюдали президент Владимир Путин и министр обороны Сергей Шойгу, а также военные атташе 70 стран и десятки журналистов. О том, чем отличились эти маневры, читайте в обзоре научного сотрудника Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Дмитрия Стефановича.

Ежегодные стратегические командно-штабные учения российских вооруженных сил в последнее время приобретают отчетливо евразийское измерение с участием контингентов стран–партнеров. Разбираемся в некоторых особенностях «Кавказа-2020», прошедшего на фоне растущей напряженности вокруг границ России.

Участники


Массовое участие иностранных контингентов (анонсировалось до 12 стран) скорректировалось в меньшую сторону. Итоговый список выглядит следующим образом: Россия, Армения, Беларусь, Иран, Китай, Мьянма и Пакистан.

Официальная причина, например, в случае Индии – коронавирусная пандемия, однако скорее тут сыграли роль политические факторы (в том числе внутриполитические) в связи с индийско-китайским приграничным противостоянием в Ладакхе. Также ожидалось участие Азербайджана в «каспийской» части маневров, однако в итоге Баку был представлен лишь наблюдателями.

Команду наблюдателей также прислали Казахстан, Таджикистан и Турция. Были осуществлены и мероприятия в рамках Венского документа и Договора по открытому небу, на которых остановимся отдельно.

Полигоны


География учений была весьма обширна: три полигона Южного военного округа (Ашулук, Капустин Яр, Прудбой), полигоны на территории Абхазии, Армении и Южной Осетии, акватории Черного и Каспийского морей. Безусловно, все действия были связаны единым сценарием, несмотря на относительную удаленность. Согласно сценарию, концептуально учение традиционно было разделено на два этапа, которые условно можно свести к «обороне» и «наступлению».

При этом было акцентировано, что межнациональная группировка «Волга», «в ходе борьбы с международным терроризмом» на территории государства «Северная Федерация» вынуждена отразить удар «Восточных», осуществляющих поддержку «террористов».

Это осуществлялось с применением сил и средств воздушно-космического нападения, а также, судя по всему, и морских десантных операций. После отражения атаки и планирования совместных действий силы противника заводятся в «огневой мешок» и уничтожаются.

Распределение задач


Стоит отметить весьма конкретный функционал союзных подразделений. Например:

– армянские военнослужащие совместно с основными российскими силами наносили главный удар на завершающем этапе учения;

– белорусские ракетные войска и артиллерия участвовали в массированном ударе с применением двух дивизионов ОТРК «Искандер-М», дивизиона ТРК «Точка-У», дивизиона тяжелых РСЗО «Торнадо-С», 17 артиллерийских дивизионов (восемь реактивных и девять гаубичных);

– пакистанский спецназ осуществлял тактический десант совместно с российскими ВДВ;

– судя по имеющимся фотографиям, китайские штабные специалисты активно участвовали в планировании боевой работы.

Мобильность


Уже упомянутые оперативно-тактические «Искандеры», помимо прочего, продемонстрировали весьма неплохой уровень оперативно-стратегической мобильности: сообщение о переброске дивизионов из состава отдельных ракетных бригад Южного военного округа из Краснодарского края (1-я гвардейская) и Северной Осетии (12-я) на полигон Капустин Яр (Астраханская область) были опубликованы 22 сентября, а уже 25 сентября эти ракетные комплексы нанесли удары. Конечно, официальные пресс-релизы Минобороны России в целом не лучший источник для оценки подобных процессов, но все же какое-то представление о времени, необходимом для смешанного автомобильно-железнодорожного марша на дальность примерно в тысячу километров, получить можно.

Международные наблюдатели


Традиционно, российские учения вызывают определенную нервозность у европейских партнеров. Для снятия вопросов само учение, как заявляется, было перенесено вглубь территории России (например, ранее в «Кавказах» куда активнее задействовалось побережье Черного моря и полуостров Крым), а также было обеспечено участие наблюдателей. При этом, также традиционно, «максимальное количество привлекаемого личного состава воинских частей на учении под единым оперативным командованием» было заявлено как не превышающее 12 900 человек, что позволило избежать «автоматических» процедур в рамках Венского документа 2011 г. Общее же число участников оказалось свыше 80 000, однако необходимо учитывать, что в него попадают в том числе МЧС, Росгвардия, тыловые части и так далее.

Тем не менее, в рамках все того же Венского документа была осуществлена инспекция учений двумя группами из Германии и Дании. Кроме того, в рамках Договора по открытому небу над территорией «Кавказа-2020» был осуществлен полет румынского Ан-30Б с совместной миссией Германии, Франции и Румынии.

В отличие от «Центра-2019» (напомним, проблемы с планированием и осуществлением наблюдательного полета США стали одним из аргументов этой страны по выходу из Договора), пока нареканий со стороны инспекторов нет. Кроме того, более 100 военных атташе (в том числе из 19 стран НАТО) прибыли на полигон Капустин Яр для наблюдения за основным эпизодом учения. Хочется надеяться, что по итогам у европейских партнеров сформируется понимание российских подходов к мерам доверия и безопасности и контролю над обычными вооружениями в Европе, в которых нет никакого зловещего стремления скрыть приготовления к «агрессии».

Итоги


Завершая этот обзор, нельзя не отметить общую весьма сложную военно-политическую атмосферу в регионе и мире. Постоянные полеты американских тяжелых бомбардировщиков в непосредственной близости от российских границ и ключевых объектов инфраструктуры (в том числе над территорией Украины), политический кризис в Беларуси, эскалация в Нагорном Карабахе, противостояние Индии и Китая в Ладакхе, нездоровая атмосфера вокруг Иранской ядерной сделки да и на Ближнем Востоке в целом – все эти факторы оказывают влияние на подходы и оценки Генштаба России и на военное строительство в нашей стране в целом.

Вместе с тем, приоритетная роль совместных учений, к которым также относятся недавно завершившееся российско-белорусское «Славянское братство» (к сожалению, Сербия пополнила список «отказников»), скорое «Нерушимое братство» в формате ОДКБ, российско-индийская «Индра» и многие другие подчеркивает вполне практический подход к обеспечению совместной и неделимой безопасности, продвигаемый Россией на всех возможных площадках.


Дмитрий Стефанович, научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, внештатный сотрудник IFSH, эксперт РСМД, сооснователь проекта «Ватфор»


При подготовке статьи использованы материалы официальных веб-сайтов президента России, Минобороны России, Минобороны Белоруссии, газеты «Красная звезда», «Российской газеты» и блога М.Кофмана «Russian Military Analysis».

Загрузка...
Комментарии
07 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Что привело Минск к нынешней ситуации в стране?

Инфографикa: Распространение карты поляка в Беларуси, России, Украине и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

4,5%

может составить восстановительный рост ВВП Кыргызстана в 2021-2022 гг. после снижения на 5,9% в 2020 г. – ЕАБР

Mediametrics