Россия укрепит военное присутствие в Абхазии и Южной Осетии – эксперт Россия укрепит военное присутствие в Абхазии и Южной Осетии – эксперт

В канун годовщины августовского грузино-осетинского конфликта США и 6 западных стран призвали Россию отозвать признание Абхазии и Южной Осетии и вывести свои войска с их территории. Подобные заявления – максимум, который сейчас Запад может предложить Грузии при отсутствии перспектив членства в НАТО. Москва продолжает планомерную работу по поддержке независимости молодых государств. 4 августа президент России Владимир Путин одобрил соглашение с Цхинвалом о двойном гражданстве. Россия также намерена укреплять военное присутствие в регионе. О причинах российской политики на Кавказе читайте в статье кандидата исторических наук, доцента Саратовского национального исследовательского государственного университета имени Н.Г. Чернышевского Евгения Коренева.

Утешение для Тбилиси


В последний год на Южном Кавказе происходят серьезные геополитические трансформации, которые связаны в первую очередь с войной в Нагорном Карабахе. На этом фоне в тени оказалась проблема международно-правового статуса Абхазии и Южной Осетии. И вот, в начале августа 2021 г. Запад в очередной раз решил напомнить о «необходимости обеспечения территориальной целостности» Грузии.

Резонансное заявление по этому вопросу было распространено на площадке Совета Безопасности ООН в преддверии годовщины событий 2008 г. Оно было подписано представителями Албании, Великобритании, Ирландии, Норвегии, США, Франции и Эстонии. На данный момент шесть стран из этого списка являются членами СБ ООН, а Албания в скором времени также получит право заседать в Совете. Список государств, подготовивших этот дипломатический демарш, выглядит весьма репрезентативно. Подобралась привычная команда стран Запада, ведущих в последние годы непримиримую борьбу с так называемой «российской угрозой».

Особый интерес вызывает лишь включение в эту группу Албании, которая в 1990-2000 гг. фактически являлась идеологическим центром албанского сепаратизма, ставшего одной из главных причин эскалации насилия в Косово. Естественно, Тирана одной из первых признала независимость края от Сербии в феврале 2008 г., обосновав свое решение, как и все другие государства, сделавшие этот шаг, уважением права наций на самоопределение. В дальнейшем Албания неизменно выступала за территориальную целостность Грузии, что выглядело более наглядным проявлением политики двойных стандартов в этом вопросе по сравнению с другими западными государствами.

Понятно, что проявить солидарность с вышеупомянутым заявлением изначально не могли некоторые из других членов СБ ООН: Вьетнам, Индия и Китай, которые дорожат хорошими отношениями с Россией. Что касается оставшихся государств – Кении, Мексики, Нигера, Сент-Винсента и Гренадин, а также Туниса, – то для них эта повестка дня вообще не близка, да и привлекать их к дипломатической борьбе стран Запада с Россией за территориальную целостность Грузии было бы нелепо. В целом, можно констатировать, что появление подобных заявлений в последние годы, особенно накануне годовщины событий Пятидневной войны, стало привычным делом, однако с высокой трибуны ООН они делаются реже. Выбор такой площадки для обращения к России с настойчивым призывом в этот раз связан, по всей видимости, с несколькими обстоятельствами.

Во-первых, в Грузии уже не первый месяц не утихает политический кризис, вызванный разрывом договоренностей между правящей партией «Грузинская мечта» и оппозицией, достигнутых при посредничестве председателя Европейского совета Шарля Мишеля в апреле 2021 г. В связи с этим Запад хотел дать грузинскому обществу сигнал о том, что несмотря на внутриполитические противоречия, все прозападные силы в Грузии должны помнить о важности консенсуса по поводу внешнеполитической повестки дня, якобы необходимого для обеспечения стабильности в стране.

Во-вторых, подобная дипломатическая поддержка – это тот максимум, который сейчас могут дать Тбилиси западные страны. Это в очередной раз стало понятно после завершившегося в июне 2021 г. саммита НАТО, по итогам которого не было озвучено реальных сроков интеграции Грузии в Североатлантический альянс. Так что выступление с подобным заявлением – это, по сути, форма утешения Тбилиси, расстроенного отсутствием перспектив евроатлантической интеграции.

И в-третьих, благодаря тому, что своим распоряжением, подписанным как раз 4 августа 2021 г., президент России Владимир Путин одобрил проект соглашения с Южной Осетией об урегулировании вопросов двойного гражданства, открывающего дорогу к упрощенному порядку получения гражданства России гражданами этой Республики, у стран Запада появился прекрасный повод в очередной раз покритиковать действия России на Южном Кавказе.

Реакция России


Ответ России на прозвучавшее заявление не заставил себя долго ждать. Первый заместитель постоянного представителя РФ при ООН Дмитрий Полянский заявил о том, что независимость Абхазии и Южной Осетии – это реальность, а поведение западных дипломатов назвал «фантомными болями». По его мнению, сотрудничество России с этими республиками позволяет стабилизировать обстановку на Южном Кавказе, а СБ ООН никакой серьезной роли в этом регионе не играет. Полянский отметил, что РФ выступает за продолжение консультаций между Грузией, Южной Осетией и Абхазией для того, чтобы сформировать юридические механизмы, которые позволят осуществить соблюдение принципа неприменения силы и разрешить ключевые вопросы в отношениях сторон.

Стоит отметить, что последний на сегодняшний день 53-й раунд Международных женевских дискуссий по безопасности и стабильности в Закавказье с участием представителей Республики Абхазия, Грузии, Республики Южная Осетия, Российской Федерации и США при сопредседательстве Европейского Союза, ООН и ОБСЕ состоялся 29-30 июня 2021 г. в Женеве. Делегацию РФ на встрече возглавил заместитель министра иностранных дел А.Ю. Руденко. По мнению российских дипломатов, важнейшей задачей на сегодняшний день является обеспечение надежной безопасности на Южном Кавказе, которую можно выполнить только благодаря заключению юридически обязывающего соглашения о неприменении силы между сторонами конфликта.

В сообщении для СМИ, опубликованном по итогам мероприятия, говорится о том, что достигнуть подобные договоренности необходимо именно сейчас в силу ряда причин геополитического характера: «Актуальность данного документа возрастает на фоне конкретных действий США и НАТО по военному «освоению» территории Грузии и черноморского бассейна, о чем красноречиво свидетельствуют итоги состоявшегося недавно в Брюсселе очередного саммита альянса, проходящие в настоящее время военно-морские учения НАТО в Черном море «Си Бриз».

Планируется, что следующий раунд Женевских дискуссий состоится в середине октября 2021 г. Очевидно, Россия на этой встрече обязательно поднимет вопрос о контрпродуктивности заявлений западных государств о выводе российских войск с территории Абхазии и Южной Осетии.

В практическом плане Россия не только не собирается сокращать свое военное присутствие на территории Абхазии и Южной Осетии, но и, учитывая военно-политическую ситуацию, сложившуюся в последнее время на Южном Кавказе, наоборот, стремится укрепить здесь свои позиции. Так, например, в конце июня 2021 г. на вооружение подразделения беспилотных летательных аппаратов российской военной базы 58-й общевойсковой армии Южного военного округа в Южной Осетии поступили современные отечественные комплексы «Тахион». Эта система способна вести воздушную разведку на дальностях до 40 км днем и ночью при различных погодных условиях. В июле на полигоне Дзарцеми специалисты готовили личный состав подразделений к работе с новыми беспилотниками.

Кроме того, военнослужащие российской военной базы Южного военного округа в Абхазии летом 2021 г. примут участие в более 100 тактических, тактико-специальных и командно-штабных учениях и тренировках в полевых условиях, большая часть из которых будет проходить в горной местности и в ночное время. По плану, в ходе этих маневров в первую очередь будут отрабатываться применение беспилотников и методы борьбы с авиационными дронами противника. Это выглядит неслучайным, учитывая ту роль, которую сыграли БПЛА в недавней войне в Нагорном Карабахе. В общей сложности в летних учениях в Абхазии российскими военнослужащими будет задействовано около 1 тыс. единиц военной техники.

Позиция четкая: уйти нельзя, остаться


Подводя итог, стоит отметить, что долгосрочных последствий заявление, подготовленное группой западных стран, иметь не будет. Это хорошо понимают и на Западе, и в России. В нынешних геополитических реалиях сложно представить, что дипломатический демарш ряда государств заставит Москву вывести свои войска из Абхазии и Южной Осетии, которые находятся там на основе межгосударственных соглашений. России нужно сохранять свое военное присутствие на Южном Кавказе именно из-за неблагоприятной геополитической конъюнктуры.

В регионе возрастает активность Североатлантического альянса, который регулярно проводит учения с Грузией и принимает участие в модернизации оборонного сектора страны. Повышенную активность в последний год демонстрирует Турция, стремящаяся за счет расширения военно-политического сотрудничества с Азербайджаном стать ключевым региональным игроком.

Для Анкары вывод российских войск был бы просто подарком. Тот факт, что Турции нет в списке государств, которые выступили с заявлением, можно объяснить лишь желанием турецкого руководства не портить отношения с Кремлем из-за «лобового» дипломатического столкновения и тем, что страна просто не находится сейчас в СБ ООН. Однако мысленно Анкара вместе со странами, подготовившими этот документ.

Для самих республик, не получивших широкого международного признания, пребывание российских военных на их территории фактически является главной гарантией независимости.

Представители разных политических сил и в Абхазии, и в Южной Осетии это прекрасно понимают, поэтому, даже несмотря на несовпадение взглядов по вопросам внутренней политики, у подавляющего большинства абхазских и югоосетинских политиков существует консенсус по внешнеполитической повестке дня, в которой Россия занимает центральное место. Естественно, что никто из них в обозримом будущем не будет призывать к выводу российских войск. В связи с этим России, исходя из принципов политического реализма, следует сохранить свое военное присутствие в Абхазии и Южной Осетии для обеспечения собственной безопасности и выполнения союзнических обязательств перед молодыми государствами.


Евгений Коренев, кандидат исторических наук, доцент Саратовского национального исследовательского государственного университета имени Н.Г. Чернышевского

18 августа 2021 г. 07:40

Россия укрепит военное присутствие в Абхазии и Южной Осетии – эксперт

/ Россия укрепит военное присутствие в Абхазии и Южной Осетии – эксперт

В канун годовщины августовского грузино-осетинского конфликта США и 6 западных стран призвали Россию отозвать признание Абхазии и Южной Осетии и вывести свои войска с их территории. Подобные заявления – максимум, который сейчас Запад может предложить Грузии при отсутствии перспектив членства в НАТО. Москва продолжает планомерную работу по поддержке независимости молодых государств. 4 августа президент России Владимир Путин одобрил соглашение с Цхинвалом о двойном гражданстве. Россия также намерена укреплять военное присутствие в регионе. О причинах российской политики на Кавказе читайте в статье кандидата исторических наук, доцента Саратовского национального исследовательского государственного университета имени Н.Г. Чернышевского Евгения Коренева.

Утешение для Тбилиси


В последний год на Южном Кавказе происходят серьезные геополитические трансформации, которые связаны в первую очередь с войной в Нагорном Карабахе. На этом фоне в тени оказалась проблема международно-правового статуса Абхазии и Южной Осетии. И вот, в начале августа 2021 г. Запад в очередной раз решил напомнить о «необходимости обеспечения территориальной целостности» Грузии.

Резонансное заявление по этому вопросу было распространено на площадке Совета Безопасности ООН в преддверии годовщины событий 2008 г. Оно было подписано представителями Албании, Великобритании, Ирландии, Норвегии, США, Франции и Эстонии. На данный момент шесть стран из этого списка являются членами СБ ООН, а Албания в скором времени также получит право заседать в Совете. Список государств, подготовивших этот дипломатический демарш, выглядит весьма репрезентативно. Подобралась привычная команда стран Запада, ведущих в последние годы непримиримую борьбу с так называемой «российской угрозой».

Особый интерес вызывает лишь включение в эту группу Албании, которая в 1990-2000 гг. фактически являлась идеологическим центром албанского сепаратизма, ставшего одной из главных причин эскалации насилия в Косово. Естественно, Тирана одной из первых признала независимость края от Сербии в феврале 2008 г., обосновав свое решение, как и все другие государства, сделавшие этот шаг, уважением права наций на самоопределение. В дальнейшем Албания неизменно выступала за территориальную целостность Грузии, что выглядело более наглядным проявлением политики двойных стандартов в этом вопросе по сравнению с другими западными государствами.

Понятно, что проявить солидарность с вышеупомянутым заявлением изначально не могли некоторые из других членов СБ ООН: Вьетнам, Индия и Китай, которые дорожат хорошими отношениями с Россией. Что касается оставшихся государств – Кении, Мексики, Нигера, Сент-Винсента и Гренадин, а также Туниса, – то для них эта повестка дня вообще не близка, да и привлекать их к дипломатической борьбе стран Запада с Россией за территориальную целостность Грузии было бы нелепо. В целом, можно констатировать, что появление подобных заявлений в последние годы, особенно накануне годовщины событий Пятидневной войны, стало привычным делом, однако с высокой трибуны ООН они делаются реже. Выбор такой площадки для обращения к России с настойчивым призывом в этот раз связан, по всей видимости, с несколькими обстоятельствами.

Во-первых, в Грузии уже не первый месяц не утихает политический кризис, вызванный разрывом договоренностей между правящей партией «Грузинская мечта» и оппозицией, достигнутых при посредничестве председателя Европейского совета Шарля Мишеля в апреле 2021 г. В связи с этим Запад хотел дать грузинскому обществу сигнал о том, что несмотря на внутриполитические противоречия, все прозападные силы в Грузии должны помнить о важности консенсуса по поводу внешнеполитической повестки дня, якобы необходимого для обеспечения стабильности в стране.

Во-вторых, подобная дипломатическая поддержка – это тот максимум, который сейчас могут дать Тбилиси западные страны. Это в очередной раз стало понятно после завершившегося в июне 2021 г. саммита НАТО, по итогам которого не было озвучено реальных сроков интеграции Грузии в Североатлантический альянс. Так что выступление с подобным заявлением – это, по сути, форма утешения Тбилиси, расстроенного отсутствием перспектив евроатлантической интеграции.

И в-третьих, благодаря тому, что своим распоряжением, подписанным как раз 4 августа 2021 г., президент России Владимир Путин одобрил проект соглашения с Южной Осетией об урегулировании вопросов двойного гражданства, открывающего дорогу к упрощенному порядку получения гражданства России гражданами этой Республики, у стран Запада появился прекрасный повод в очередной раз покритиковать действия России на Южном Кавказе.

Реакция России


Ответ России на прозвучавшее заявление не заставил себя долго ждать. Первый заместитель постоянного представителя РФ при ООН Дмитрий Полянский заявил о том, что независимость Абхазии и Южной Осетии – это реальность, а поведение западных дипломатов назвал «фантомными болями». По его мнению, сотрудничество России с этими республиками позволяет стабилизировать обстановку на Южном Кавказе, а СБ ООН никакой серьезной роли в этом регионе не играет. Полянский отметил, что РФ выступает за продолжение консультаций между Грузией, Южной Осетией и Абхазией для того, чтобы сформировать юридические механизмы, которые позволят осуществить соблюдение принципа неприменения силы и разрешить ключевые вопросы в отношениях сторон.

Стоит отметить, что последний на сегодняшний день 53-й раунд Международных женевских дискуссий по безопасности и стабильности в Закавказье с участием представителей Республики Абхазия, Грузии, Республики Южная Осетия, Российской Федерации и США при сопредседательстве Европейского Союза, ООН и ОБСЕ состоялся 29-30 июня 2021 г. в Женеве. Делегацию РФ на встрече возглавил заместитель министра иностранных дел А.Ю. Руденко. По мнению российских дипломатов, важнейшей задачей на сегодняшний день является обеспечение надежной безопасности на Южном Кавказе, которую можно выполнить только благодаря заключению юридически обязывающего соглашения о неприменении силы между сторонами конфликта.

В сообщении для СМИ, опубликованном по итогам мероприятия, говорится о том, что достигнуть подобные договоренности необходимо именно сейчас в силу ряда причин геополитического характера: «Актуальность данного документа возрастает на фоне конкретных действий США и НАТО по военному «освоению» территории Грузии и черноморского бассейна, о чем красноречиво свидетельствуют итоги состоявшегося недавно в Брюсселе очередного саммита альянса, проходящие в настоящее время военно-морские учения НАТО в Черном море «Си Бриз».

Планируется, что следующий раунд Женевских дискуссий состоится в середине октября 2021 г. Очевидно, Россия на этой встрече обязательно поднимет вопрос о контрпродуктивности заявлений западных государств о выводе российских войск с территории Абхазии и Южной Осетии.

В практическом плане Россия не только не собирается сокращать свое военное присутствие на территории Абхазии и Южной Осетии, но и, учитывая военно-политическую ситуацию, сложившуюся в последнее время на Южном Кавказе, наоборот, стремится укрепить здесь свои позиции. Так, например, в конце июня 2021 г. на вооружение подразделения беспилотных летательных аппаратов российской военной базы 58-й общевойсковой армии Южного военного округа в Южной Осетии поступили современные отечественные комплексы «Тахион». Эта система способна вести воздушную разведку на дальностях до 40 км днем и ночью при различных погодных условиях. В июле на полигоне Дзарцеми специалисты готовили личный состав подразделений к работе с новыми беспилотниками.

Кроме того, военнослужащие российской военной базы Южного военного округа в Абхазии летом 2021 г. примут участие в более 100 тактических, тактико-специальных и командно-штабных учениях и тренировках в полевых условиях, большая часть из которых будет проходить в горной местности и в ночное время. По плану, в ходе этих маневров в первую очередь будут отрабатываться применение беспилотников и методы борьбы с авиационными дронами противника. Это выглядит неслучайным, учитывая ту роль, которую сыграли БПЛА в недавней войне в Нагорном Карабахе. В общей сложности в летних учениях в Абхазии российскими военнослужащими будет задействовано около 1 тыс. единиц военной техники.

Позиция четкая: уйти нельзя, остаться


Подводя итог, стоит отметить, что долгосрочных последствий заявление, подготовленное группой западных стран, иметь не будет. Это хорошо понимают и на Западе, и в России. В нынешних геополитических реалиях сложно представить, что дипломатический демарш ряда государств заставит Москву вывести свои войска из Абхазии и Южной Осетии, которые находятся там на основе межгосударственных соглашений. России нужно сохранять свое военное присутствие на Южном Кавказе именно из-за неблагоприятной геополитической конъюнктуры.

В регионе возрастает активность Североатлантического альянса, который регулярно проводит учения с Грузией и принимает участие в модернизации оборонного сектора страны. Повышенную активность в последний год демонстрирует Турция, стремящаяся за счет расширения военно-политического сотрудничества с Азербайджаном стать ключевым региональным игроком.

Для Анкары вывод российских войск был бы просто подарком. Тот факт, что Турции нет в списке государств, которые выступили с заявлением, можно объяснить лишь желанием турецкого руководства не портить отношения с Кремлем из-за «лобового» дипломатического столкновения и тем, что страна просто не находится сейчас в СБ ООН. Однако мысленно Анкара вместе со странами, подготовившими этот документ.

Для самих республик, не получивших широкого международного признания, пребывание российских военных на их территории фактически является главной гарантией независимости.

Представители разных политических сил и в Абхазии, и в Южной Осетии это прекрасно понимают, поэтому, даже несмотря на несовпадение взглядов по вопросам внутренней политики, у подавляющего большинства абхазских и югоосетинских политиков существует консенсус по внешнеполитической повестке дня, в которой Россия занимает центральное место. Естественно, что никто из них в обозримом будущем не будет призывать к выводу российских войск. В связи с этим России, исходя из принципов политического реализма, следует сохранить свое военное присутствие в Абхазии и Южной Осетии для обеспечения собственной безопасности и выполнения союзнических обязательств перед молодыми государствами.


Евгений Коренев, кандидат исторических наук, доцент Саратовского национального исследовательского государственного университета имени Н.Г. Чернышевского

Загрузка...
17 августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Союзное государство становится инструментом развития на фоне санкций.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

27%

составит повышение цен на газ в Молдове с 1 октября 2022 г., утвержденное Национальным агентством по регулированию в энергетике. С октября 2021 г. тариф вырос почти в 7 раз

Mediametrics