26 Марта 2018 г. 21:15

«Исторический» саммит глав Центральной Азии: на пути к новому союзу?

«Исторический» саммит глав Центральной Азии: на пути к новому союзу?
Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев.
Фото: uniset.uz

В марте в Астане прошел саммит глав стран Центральной Азии, в котором приняли участие президенты Таджикистана Э. Рахмон, Узбекистана Ш. Мирзиёев, Казахстана Н. Назарбаев, Кыргызстана С. Жээнбеков, а также председатель парламента Туркменистана Акджа Нурбердыева. В таком формате главы государств региона не встречались уже полтора десятилетия, в связи с чем некоторые эксперты поспешили назвать саммит историческим. Между тем обстоятельства его проведения и содержание переговоров действительно заслуживают пристального внимания.

«Исторический» саммит


Инициатива проведения встречи принадлежала президенту Узбекистана, что подчеркнула его пресс-служба. К тому же в Казахстане стартует Год Узбекистана, открытие которого стало еще одним поводом для визита. Однако в проведении переговоров центральноазиатской «пятерки» заинтересована и Астана, которая стремится подчеркнуть свою многовекторность в международных делах. Что касается Таджикистана и Кыргызстана, то необходимость сотрудничества с Казахстаном и Узбекистаном им диктуем сама география.

Общую картину несколько подпортил лишь Туркменистан, который вместо президента прислал на саммит председателя парламента, не имеющего права подписывать серьезные документы. Впрочем, к такому «нейтралитету» Ашхабада все страны региона уже успели привыкнуть. К тому же сама встреча получила название «консультативной» и подписания каких-то серьезных соглашений, в общем-то, и не предполагала. А присутствие председателя парламента подчеркивало, что полностью от такого формата встреч Туркменистан все же дистанцироваться не намерен.

Интересы участников


Очевидно, что встреча в чисто «региональном» формате проводилась по обоюдному согласию Казахстана и Узбекистана, каждый из которых преследует при этом свои цели. Вопрос в том, почему на этот раз внешнеполитические позиции двух крупнейших по экономике, демографии и военному потенциалу государств региона совпали.

Узбекистан с приходом к власти нового президента Ш. Мирзиёева принял новую внешнеполитическую стратегию по налаживанию отношений с соседями по региону, в рамках которой уже удалось решить или сгладить, казалось бы, нерешаемые проблемы – от демаркации границ до строительства высокогорных ГЭС.

Главная задача Ташкента, по мнению аналитиков, – обеспечить транспортно-коммуникационную доступность соседних стран и регионов, а также выход на внешние рынки. Тем самым он создает условия реализации своего экономического потенциала. При этом ни в ЕАЭС, ни в ОДКБ Узбекистан по-прежнему вступать не собирается.

Казахстан же в условиях, когда отношения России с Западом перешли в фазу новой «холодной войны», показывает, что он проводит в регионе самостоятельную политику.

В эту логику укладываются и планы по переводу казахского алфавита на латиницу, и заявления о необходимости перевода работы органов государственной власти на казахский язык, и соглашение с США о транзите военных грузов в Афганистан. Показательным в связи с этим выглядит заявление Н. Назарбаева на встрече с президентом Кыргызстана С. Жээнбековым. «Для того, чтобы решать вопросы стран Центральной Азии, не нужно звать третьего человека, сами можем все вопросы решить, – отметил он, – Для этого и встречаемся».

Планы и перспективы


Любопытно, что против формата «С5+1», о планах «возрождения» которого недавно заявили в Государственном департаменте США, никто в Центральной Азии не возражал.

Более того, Н. Назарбаев по итогам январского визита в Вашингтон заявил о необходимости сотрудничать с США по Афганистану. Между тем, формат «С5+1» – это, по сути, и есть центрально-азиатская «пятерка», только под протекторатом США.

Неслучайно глава Центрального командования США Д. Вотел в конце февраля заявил, что Россия мешает США взаимодействовать со странами региона, а российский МИД в ответ обвинил Штаты в намерении отсечь центральноазиатские страны от сотрудничества с РФ.

Отнюдь не случайной выглядит и реакция Евросоюза. 22 февраля, еще до астанинского саммита, спецпредставитель Европейского союза по Центральной Азии Петер Буриан поддержал его проведение, выразив надежду на усиление региональной интеграции. «Мы приветствуем такого рода решения, – заявил он, – Мы хотели бы, чтобы они сели вместе, без каких-либо партнеров, и обсудили приоритеты сообща, и, возможно, могли бы развить свои собственные региональные стратегии, чтобы преодолеть вызовы». Понятно, что под «партнерами» здесь имеется в виду Россия, присутствие которой для Брюсселя и Вашингтона является раздражающим фактором.

К возможности возрождения Центрально-Азиатского союза некоторые российские аналитики относятся скептически, напоминая, что у государств региона уже был подобный опыт, причем не слишком удачный.

Однако создавать полноценное региональное объединение с наднациональными структурами Астана и Ташкент пока и не собираются, решив для начала ограничиться зондированием возможностей для сотрудничества. Астанинский саммит на этом фоне может быть всего лишь пробным камнем.


Александр Шустов, международный обозреватель, кандидат исторических наук

Загрузка...
Комментарии
02 Сентября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Что стоит за визитом советника Трампа в Минск.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

703 чел.

стали кандидатами на выборах в нижнюю палату парламента Беларуси. 424 выдвинуто от политических партий, 272 – путем сбора подписей, 128 – трудовыми коллективами. Они будут бороться за 110 мест

Mediametrics