22 июля 2020 г. 17:54

Санкции США против «Северного потока – 2» ударят по ЕС – эксперт

/ Санкции США против «Северного потока – 2» ударят по ЕС – эксперт

21 июля Палата представителей Конгресса США одобрила дополнительные санкции против газопроводов «Северный поток-2» и «Турецкий поток». По данным оператора первого из них, расширение ограничений затронет более 120 европейских компаний из 12 стран, а также поставит под удар миллиардные инвестиции в энергетическую инфраструктуру региона. Как заявил руководитель Восточного комитета экономики Германии Михаэль Хармс, ЕС уже готовит ответные меры. Перспективы противостояния между Брюсселем и Вашингтоном и завершения строительства газопровода «Северный поток-2» в интервью «Евразия.Эксперт» оценил политолог-американист Дмитрий Дробницкий.

– Дмитрий Олегович, 15 июля глава Госдепартамента США Майк Помпео в ходе брифинга заявил, что США введут дополнительные ограничения в отношении газопровода «Северный поток-2». Чего добивается Вашингтон введением дополнительных санкций против данного проекта? На что они могут быть направлены?

– В данном случае речь идет о санкциях в отношении инвесторов и кредиторов проекта «Северный поток-2». Таким образом, запугивают европейские компании, которые вложились в этот проект и считают его осуществимым, что на этом проекте можно заработать. То есть, удар идет именно по этому. Предыдущий удар наносился по подрядчикам, а сейчас идет удар по инвесторам и кредиторам. Тактика достаточно понятная: все, кто находится вокруг проекта, вкладывают в него инвестиции различного рода, несмотря на то, что он давно считается нежелательным и находящимся под санкциями. Это обычная практика вторичных санкций, которые изолируют объект атаки, делают его токсичным для всех, кто с ним взаимодействует. Если кто-то взаимодействует с некой фирмой, то, соответственно, против него также будут направлены эти санкции.

Эффективность таких санкций разная, но известно, что предыдущие санкции в отношении компании-трубоукладчика были достаточно эффективны, потому что за два дня ее убрали из проекта. Это все потребовало достаточно серьезной перегруппировки. Хорошо, что это произошло в самом конце, потому что имеющийся участок можно дальше проложить российскими средствами. Во всяком случае, судя по заявлениям, это так.

США добиваются того, чтобы проект был если и не остановлен, то, во всяком случае, все газовые дела, которые ведутся сейчас в западной части Евразии, согласовывались с ними.

США не могут обеспечить газом полностью всю Европу и Азию, хотя американские компании играют на всех возможных рынках. Условно говоря, «выдавив» Россию из этого дела, они оставят Европу и Азию без газа. США показывают, что в начинающейся международной конкуренции будут использованы все, в том числе очень жесткие, методы, и что спорить здесь с Соединенными Штатами крайне вредно. Это они и пытаются доказать европейцам.

Ясно, что цели остановить «Северный поток-2» и Россию, предотвратить получение ею денег или заставить продолжить транзит через Украину, не стоит. Безусловно, Россия рассматривается как конкурент, и в этом смысле снизить ставки на конкурента тоже является целью. То есть, нанося ему ущерб, не важно, можете ли вы прийти на его рынок полностью или нет, в других спорах вы получаете дополнительный рычаг.

Европа на данный момент абсолютно дезинтегрирована. Коронавирусная инфекция и кризис показали, что никакой единой Европы нет. Ясно, что Европа деморализована и никак не может найти собственную субъектность. Как в этой ситуации думают американцы? Они думают, что Европа будет закуской для мировых конкурентов. Тройка конкурентов Соединенными Штатами определена: это Россия и Китай. Китай также будет участвовать в дележе упавшей Европы.

Я думаю, что Китай тут даже важнее, и опробование всех рычагов давления на европейские структуры и компании очень полезно с методологической точки зрения. Ведь на самом деле Теду Крузу [сенатор США от штата Техас, предложивший санкции] никто не верил, когда он говорил, что остановит за неделю строительство «Северного потока-2». По большому счету, благодаря наличию определенного рода советников, понимающих европейский рынок, он действительно нанес достаточно точный удар по проекту: не смертельный, но чувствительный.

То есть первый момент – это «пощипать» конкурента, а второй момент – методологический: посмотреть, как можно действовать на европейцев и каким образом их можно склонить на свою сторону.

Я думаю, что у Китая пока таких инструментов и такой технологии, потому что до сих пор существует долларовая экономика, деньги проходят через американские банки-корреспонденты, что уже само по себе дает гигантские возможности для осуществления такого рода воздействия.

– Германия, например, уже заявляла о том, что в случае введения санкций США будут введены ответные меры. Какие именно меры могут предпринять европейские союзники и каким будет ответ России?

– Россия может, конечно, ввести некие меры, но они будут чисто дипломатического характера. Подобно тому, как китайцы ответили на санкции против своих должностных лиц и компаний. В настоящий момент США совершенно не боятся такого рода мер, потому что нанести сопоставимый ущерб такого рода санкциями просто невозможно.

Для европейцев ситуация осложняется тем, что у них действительно есть возможность как-то отвечать на такого рода действия, но эти действия должны быть системными. Это большая проблема для Европы, потому что действовать им нужно сообща, а «сообща» – это консенсус, которого давным-давно нет в Евросоюзе. Это первое. Во-вторых, им нужно жестко выступать против Соединенных Штатов, допустим, закрывая свой рынок для американских товаров и услуг. Это действительно могло бы нанести по США хоть какое-то воздействие.

Понятно, что Соединенные Штаты с удовольствием примут эту ставку и даже поднимут ее выше, потому что Европа давно разучилась жить самостоятельно.

Много говорят о том, что США оккупировали Европу. Обратите внимание на то, как вели себя европейские страны после образования НАТО. Это четкое снижение собственных военных расходов, роспуск на три четверти собственных вооруженных сил и так далее. Может быть, ФРГ держала еще какое-то количество, но уже после 1991 г. они бросили заниматься всеми вопросами, связанными с глобальной безопасностью.

У них нет ни контртеррористической защиты, ни реальной таможенной защиты. Они полагались только на договоренности с Турцией о том, чтобы беженцы к ним не пришли, и при этом Эрдоган тоже «крутил» ими, как хотел. Все освободившиеся деньги они отправляли на те нужды, которые считали важными. В частности, из всех европейских стран лучше всего с коронавирусной инфекцией справилась Германия, потому что она больше всех денег в мире в расчете на душу населения вложила в медицину. У Германии невероятно высокий уровень медицины даже по сравнению с США.

Все разговоры Трампа о том, что нужно платить за себя больше – они не о том, что нужно заплатить США какие-то деньги за то, что в Европе присутствуют их войска. Эти разговоры о том, что США просто уже не могут или не хотят обеспечивать жизнеспособность германского оборонного комплекса, который основан на том, что эксплуатирует внешние ресурсы. Конечно, у Германии есть и свои технологии, и собственное производство, но во многом это эксплуатация долларовой экономики и решение вопросов безопасности за счет США.

Для европейцев эскалация конфликта с Соединенными Штатами приведет к тому, что они сами будут себя отрезать от всего того, на чем они, по крайней мере с начала 90‑х гг., строили свое благополучие. Готовы ли они к этому? Во-первых, они раздробленные. Во-вторых, я не думаю, что у них есть ресурсы и решимость для эскалации конфликта. Всем этим и попытается воспользоваться Китай.

– Как Китай может воспользоваться данной ситуацией?

– Зайти со своими инвестициями. Его кругом теснят с системой «5G», и он может в данном случае зайти с предложением «подушки безопасности». Они могут предложить выкупить «Северный поток-2», взамен предложив то, в чем Китай на сегодняшний момент развит лучше всех других – искусственный интеллект и сети «5G».

Сейчас Европа – это поле борьбы. Собственной субъектности, несмотря на все разговоры и призывы Макрона и Меркель, я там не вижу. Пока этого нет и не будет. На длительный период времени Европа перестала быть чем-то субъектным.

– Каковы реальные перспективы у проекта газопровода «Северный поток-2» на данный момент?

– Сложно представить, что «Северный поток-2» остановится и ляжет бесполезным грузом на дне Балтики. Скорее всего, проект будет достроен тем или иным способом. Сейчас, когда осталось совсем чуть-чуть, вряд ли его бросят. Скорее всего, газ по нему пойдет, и северный маршрут подачи российского газа в Европу, который, естественно, учитывает роль Германии в Европе, возможен. Это вполне реализуемый проект, и я не думаю, что кто-то действительно в состоянии всерьез его остановить.

Другое дело, что страны, которые от этого больше всего выигрывают – это страны, которые граничат с Германией и хотят получать выгоду от газа. Они должны будут каким-то образом выстраиваться по отношению к американскому давлению. Там могут быть разные случаи: договоренности на какие-то квоты на покупку американского сжиженного газа, а может быть, они, наоборот, будут жаться к Германии, как к газораспределительному узлу и попытаются построить вокруг нее некий квазиблок уже внутри Евросоюза. При этом ясно, что какая-нибудь Польша, к примеру, скажет о том, что они будут покупать американский газ и «назло бабушке отморозит себе уши».

То есть, у «Северного потока-2» нормальные перспективы. Другое дело, что спокойного течения газа в Европу и спокойной жизни не будет. Любые деловые проекты – всё, что угодно, неважно, хотим мы построить большой телескоп или дорогу Москва-Владивосток – даже построенные на территории России, не говоря уже о странах СНГ, будут восприниматься конкурентами как угроза. Такие серьезные проекты любого рода, которые в себя включают и рабочие места, и развитие технологий, и развитие производственных мощностей, и вовлечение каких-то стран и регионов в экономическую орбиту, всегда будут восприниматься как действия по усилению конкурента.

Здесь неважно, затрагиваются их интересы напрямую или нет. Конкурент усиливается – нужно найти способ на него надавить и не дать ему это сделать. То, как США действуют против Китая уже давно – это действительно попытка любыми способами не оказать влияние, а ослабить его как конкурента, не дать ему возможность дальше развиваться и действительно представлять из себя альтернативу.

Думать, что мы возьмем денег у немцев, трубоукладчики – у швейцарцев, а технологии – у японцев, турбину – у американцев и таким образом что-то построим – нельзя. Время международного разделения труда и широкой международной кооперации прошло.

Сейчас нужно иметь собственные суверенные технологии и достаточно прочные возможности всех проектов, включая внутренние, с точки зрения возможных действий извне. Это время жесткой международной конкуренции.

В будущем мире останутся три-четыре международных центра, которые соберут вокруг себя некие полублоки или макрорегионы, которые будут действительно в состоянии продемонстрировать остальному миру, что у них растет и уровень жизни, и уровень технологий, что они развиваются. Участь всех остальных стран, которые останутся вне этих блоков, незавидна. Это будут новые Сомали. Эта судьба ждет и некоторые очень благополучные сейчас страны.

– В США на ноябрь запланированы президентские выборы. Кто является наиболее сильным соперником Трампа?

– Как ни странно, наиболее сильным соперником Трампа является коалиция уличных боевиков и демократических губернаторов в ключевых штатах. На сегодняшний день есть ощущение, что 3 ноября мы можем не увидеть выборы в Соединенных Штатах такими, какими мы их привыкли видеть.

Многие штаты настаивают просто на том, что это должно быть голосование строго по почте ввиду COVID, и это будет в лучшем случае не день, а неделя выборов. Но учитывая те проблемы, которые Федеральная почтовая служба США сейчас испытывает, это будут вообще не выборы, а просто подтасовка. Что нарисует губернатор, то и будет, не говоря уже о том, что никто не запрещает боевикам блокировать участки в Соединенных Штатах, устраивать погромы и просто не пускать людей с белым цветом кожи на избирательные участки. Это тоже вполне реализуемый сценарий в ситуации, когда полиция стоит на коленях, а губернаторы говорят о том, чтобы ни при каких раскладах не трогали «mostly peaceful protesters».

«По большей части мирные протестующие» будут просто-напросто бить всех, кто придет на участки лично и будет иметь подозрительный цвет кожи, а именно белый. Такое возможно. Губернаторы при этом будут говорить о том, чтобы несчастных униженных и оскорбленных протестующих не трогали. Это тоже вероятный процесс. А может быть, наоборот, там сейчас начнется завинчивание гаек. 150 человек по делу о погромах уже арестованы, 500 уголовных дел лежит в Минюсте, и это может перерасти в силовое противостояние в целом ряде штатов. Те штаты, которые на сегодняшний день колеблются, называют не «swing states», а «total battle states», то есть штатами, в которых ведется тотальная битва. И она может выразиться в применении бит, если не огнестрельного оружия. Это сценарий перерастания холодной гражданской войны, которая идет уже давно, в горячую фазу.

Смешно, что Джо Байден – конкурент Трампа. Байдена явно окружают два штаба, которые сейчас просто подыскивают ему вице-президента, который и будет олицетворять либеральную альтернативу Трампу. Главная битва будет вестись по линии противостояния демократических губернаторов ключевых штатов и Белого дома, а также просто на улице. Насилие на улице очень четко работает: это демонстративное унижение и запугивание избирателя Трампа, что уже никто даже не скрывает.

– Как повлияет активное распространение коронавируса в США и ежедневно увеличивающееся количество смертей на президентскую кампанию?

– Давайте говорить о том, что ситуация еще не самая плохая. Система противодействия вирусу в США «посыпалась» только в последние недели, а до сегодняшнего дня она все-таки существовала, что позволило США достичь достаточно низких цифр смертности на 100 000 населения. Цифры выглядят значительно лучше, чем в Европе. К примеру, в Великобритании или Франции ситуация в два раза хуже. То есть, в первое время Соединенные Штаты выдерживали удар лучше многих европейских стран, и об этом не стоит забывать.

Вся северная Италия просто легла, там переболели люди, и кто выжил, тот и выжил. В Соединенных Штатах медицина была, и там удалось мобилизовать врачей: в Нью-Йорке даже из частных клиник людей заставляли работать. Это было на первом этапе, а на втором этапе началась обычная политизация процесса. Если вы сейчас скажете о том, что в США протесты, погромы и поездки активистов из штата в штат с целью поднять очередной штат на борьбу с Трампом переносят коронавирус, то вы будете просто обвинены в расизме. На митингах «Black lives matter» он не распространяется, а утверждать обратное – расизм.

Сказалась и сильная политизация коронавируса самого по себе. Видно, что, с одной стороны, демократы стараются как можно дольше продержать страну в закрытом состоянии, потому что это приводит к хаосу и объективно играет против президента. С другой стороны, объективного ответа на это со стороны республиканцев тоже не поступило. Они просто сказали о том, что надо открываться, и цифры не важны. Они призывают к тому, что нужно открывать школы, бизнес, пусть экономика растет и неважно, сколько при этом людей заразится, в общем, что коронавирус – это либеральная провокация. Такое там тоже есть, и в таких условиях бороться с заразным заболеванием просто невозможно.

Сейчас по количеству смертей и заполняемости коек ситуация лучше, чем весной, но скорость прироста значительно выше. Это значит, что потенциально к сентябрю США могут войти в состояние горячей фазы, еще более худшей, чем это было в апреле. Как в этой ситуации будут проходить выборы? Если они будут проходить по почте, то уже сейчас надо просто решить: «Президент, до свидания». Раньше 40 млн бюллетеней распространялись по почте и примерно 10 млн из них терялись. Если распространить не 40 млн, а 100, то что тогда? Их используют. Если раньше их могли и не использовать, и они просто кипами валялись на свалках, то сейчас они будут заполнены правильно. Это абсолютно точно.

Губернаторский расклад таков, что Трамп голосование по почте в любом случае проиграет и этому, соответственно, будут как-то противодействовать.

Я не хочу говорить однозначно, но будет чудом, если эти выборы пройдут как обычно. Первая мировая война, Вторая мировая война, пандемия «испанки» и даже Гражданская война в США никогда не изменяли характер проведения выборов, а сейчас это может стать серьезной проблемой. Гражданская война имела ярко выраженный фронтальный характер, и перевыборы Авраама Линкольна были произведены в штатах Союза. Эти выборы были признаны состоявшимися и легитимными. Сейчас гражданская война не носит фронтального характера. Выясняется, что в этой ситуации провести выборы сложнее, чем в годы Гражданской войны. По большому счету, сейчас идет борьба именно за то, как будут происходить выборы.


Беседовала Мария Мамзелькина

Комментарии
26 февраля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Определять тактику Москвы будет множество факторов.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

87,5%

экспортных поставок Минского моторного завода (ММЗ) в 2023 г. направлено в Россию. На предприятии трудятся более 4 тыс. работников, в 2023 г. объем производства завода вырос на 13,5% – пресс-служба ММЗ