17 Июня 2019 г. 19:16

Сербия и Евразийский союз на пути к свободной торговле: удастся ли обойти «подводные камни»?

Сербия и Евразийский союз на пути к свободной торговле: удастся ли обойти «подводные камни»?
Фото: http://x-true.info

В начале июня стало известно, что соглашение о свободной торговлей между Сербией и ЕАЭС может быть подписано до конца года. При этом Сербия имеет определенные противоречия в торговле с Россией, Беларусью и Арменией, касающиеся ее экспорта в эти страны. Неудивительно, что в Белграде развернулась широкая дискуссия по поводу соглашения с ЕАЭС. О том, выгодно ли Сербии такое соглашение и как его заключение отразится на взаимоотношениях страны с Евросоюзом, читайте в статье младшего научного сотрудника Отдела современной истории стран Центральной и Юго-Восточной Европы Института славяноведения РАН Якова Смирнова.

11 апреля 2019 г. член Коллегии по торговле Евразийской экономической комиссии Вероника Никишина анонсировала запуск процедуры подготовки к подписанию соглашения о зоне свободной торговли между ЕАЭС и Сербией. Переговоры о соглашении с переменным успехом шли еще с 2016 г., однако в ходе обсуждений стороны непременно сталкивались с рядом препятствий экономического характера. Многие противоречия в итоге не были разрешены, при этом сербские аналитики выражали довольно неоднозначные мнения. Все это время ключевым оставался вопрос: что такое соглашение может дать сербской экономике и как оно отразится на торгово-экономических связях стран ЕАЭС и Сербии?

Предпосылки и «подводные камни»


Между тем, создание зоны свободной торговли между ЕАЭС и Сербией было во многом обусловлено текущими договоренностями. Двусторонний договор о ЗСТ Сербии и России действует еще с 2000 г. За эти 20 лет сложились прочные торговые связи, а также назрели проблемы, вызванные некоторыми торговыми ограничениями.

По состоянию на 2017 г. Россия для Сербии была третьим по значимости торговым партнером после стран ЕС, а совместный товарооборот двух стран превышал €3 млрд ($3,4 млрд). При этом статьи импорта из России в два раза превышали экспорт. Обусловлено это ключевым для Сербии продуктом потребления – энергетическим сырьем.

Так, по данным 2014 года, 80% ввезенной в страну сырой нефти, а также 78% природного газа пришли из России. В целом же за последние годы доля российских энергоносителей в сербском импорте составляла от 60 до 80%. При этом, как отмечает сербский исследовательско-издательский центр «Demostat», цена природного газа для Сербии – одна из самых высоких среди покупателей российского газа на рынке. Стоит, однако, оговорить, что поставки как и газа, так и нефти в Сербию осуществляются в рамках отдельных соглашений, не регулируемых ЗСТ.

Противоречия экономического характера между Сербией и Россией сложились как раз в сфере сербского экспорта. В основе своей его составляют поставки яблок, чулочных изделий, автомобильных шин и лекарств. Несмотря на то, что общий прирост в двусторонней торговле в период с 2005 по 2016 гг. составил более 350% (падение наблюдалось лишь в кризисные 2014‑2015 гг.), наметились и серьезные проблемы.

Значительная часть сербской национальной продукции изначально была вовсе исключена из соглашения о ЗСТ с Россией. Речь идет о винных и коньячных изделиях, сигаретах, сахаре и мясе птицы. Более того, в последние два года экспорт в Россию товаров сельско-хозяйственного сектора стал показывать тенденции к снижению.

Значительные партии яблок неоднократно задерживались на границе и под разными предлогами возвращались обратно в Сербию. Аналитики сербского «BBC na srpskom» объясняют это несоответствием продукции российским стандартам и отсутствием необходимой документации. В то же время издание «Blic Biznis» связывает такие решения с защитными мерами российской экономики.

Аналогичные проблемы Сербия испытывает и с другими странами – членами ЕАЭС, с которыми у нее заключены соглашения о ЗСТ, в частности с Беларусью. Минск выражал явное неудовольствие из-за экспорта отдельных видов сербских сыров, составлявших серьезную конкуренцию национальным производителям. Как и в случае с сербскими яблоками, партии молочной продукции неоднократно возвращались из Беларуси на родину – под предлогом несоответствия государственным нормам.

Сложившийся клубок противоречий, очевидно, обусловливал необходимость заключения нового, широкоформатного соглашения, которое позволило бы нивелировать препятствия для развития экономических связей стран ЕАЭС с Сербией.

Однако с официальным началом в 2016 г. переговоров к старым противоречиям добавился ряд новых. Так, довольно долгое время не удавалось достигнуть взаимопонимания с Минском по поставкам в страны ЕАЭС молочной продукции, в частности сыра. Как и ранее, Беларусь не хотела допускать на рынок, на этот раз уже более широкий – рынок ЕАЭС – тех продуктовых линеек, которые могли бы составить серьезную конкуренцию одной из ключевых статей собственного национального экспорта. Аналогичная ситуация сложилась и с Арменией. Значительную долю сербского экспорта составляют алкогольные напитки, в частности бренди, что могло бы составить серьезную конкуренцию армянским коньячным изделиям.

Как заявил министр торговли, туризма и телекоммуникаций Сербии Расим Ляич в феврале 2019 г. на пресс-конференции в Национальной Туристической Организации Сербии, основные торговые позиции, по которым Белград пытается договориться с ЕАЭС, – это сахар, сигареты, вино, а также отдельные виды сыра.

При этом особую надежду Ляич выразил на включение в соглашение о ЗСТ статьи об экспорте автомобилей сербского производства. Здесь стоит пояснить, что находящийся в Крагуеваце завод, сейчас принадлежащий итало-американскому концерну Fiat Chrysler Automobiles N.V., наладил выпуск одной из популярных моделей марки Фиат. По мнению исследователей из «Demostat», поставки этих автомобилей в рамках ЗСТ могли бы позволить компании не только преодолеть застой в продажах в России, создав для нее более конкурентную среду путем снижения цены, но и наладить новые рынки сбыта в странах ЕАЭС. Очевидно, самой Сербии это могло бы позволить переориентировать работу завода на рынок ЕАЭС, создав дополнительные рабочие места и привлекая инвестиции. О возможности беспошлинных квотированных поставок Фиата на встрече с лидерами стран ЕАЭС в Астане просил и президент Сербии, Александр Вучич.

Уже в ходе финальных раундов переговоров удалось достигнуть взаимопонимания по ряду вопросов путем установления квот на экспорт в страны ЕАЭС сербских сыров, бренди, а также сигарет. Согласованный в марте 2019 г. членом Коллегии по торговле ЕЭК Никишиной и министром Ляичем финальный текст соглашения о ЗСТ установил, что сербские производители могут ввезти в ЕАЭС 400 т. коровьего твердого и полутвердого сыра, 87500 л. бренди и 2000 т. сигарет. При этом был согласован неограниченный экспорт овечьего и козьего сыров, а также всех видов фруктовой ракии.

В целом же соглашение предусматривает беспошлинный ввоз в ЕАЭС 99,5% всех видов товаров, произведенных в Сербии.

Тем не менее ряд торговых позиций, как видно, остался за пределами соглашения о ЗСТ. Речь идет о вине, сахаре и автомобилях. Здесь стоит отметить, что надежд на достижение консенсуса по первым двум позициям сам министр Ляич, по его словам, не имел, в связи с тем, что эти торговые линейки активно производятся и экспортируются Москвой.

В свою очередь, причиной для отказа включить в соглашение пункт об экспорте Фиатов стало изначально оговоренное ЕАЭС условие – отсутствие реэкспорта. Фиат же, несмотря на формально «сербское» происхождение, более чем на 50% состоит из запчастей, ввозимых из третьих стран. Как отмечает «Demostat», возможное согласование квот могло бы обойтись Белграду очень дорого: за каждый ввезенный Фиат приходилось бы принимать одну Ладу. По мнению аналитиков этого исследовательско-издательского центра, речь в данном случае идет именно о протекционистских мерах российской экономики.

Ему вторит и авторитетное сербское проправительственное издание «Политика», отмечая, что Россия, исключив Фиат из соглашения, таким образом пытается защитить отечественного авто-производителя. Однако, пожалуй, наиболее реалистичную оценку этой ситуации дало сербское бизнес-издание «Kapija». Оно отмечает, что сами итальянцы за последние несколько лет неоднократно пытались открыть свое производство в России, однако успеха не имели. По мнению обозревателя «Kapija», причиной тому служит низкая популярность Фиата среди российских потребителей.

Мнения аналитиков


Правительственные круги в Белграде довольно позитивно оценили итоги переговоров о ЗСТ между Сербией и ЕАЭС. Советник Ляича Ягода Лазаревич в своем комментарии для «Политики» заявила, что нынешние договоренности позволят ожидать увеличения торгового оборота между Сербией и странами ЕАЭС, а также дополнительные инвестиции в тех сферах торговли, которые будут освобождены от пошлин будущим соглашением. По ее мнению, ключевым успехом сербской стороны стало согласование отмены действующего «правила прямой покупки». Это условие подразумевало использование фирм-посредников для осуществления торговли с Россией, что оборачивалось дополнительными расходами для сербских экспортеров в миллионы евро. Сербская сторона, в свою очередь, согласилась усилить контроль юридических лиц (путем проверки счетов), участвующих в цепочке закупок, с целью предотвращения возможного злоупотребления преференциальным статусом.

Более сдержанную оценку достигнутым договоренностям дали сербские экономисты. Любодраг Савич, профессор факультета экономики Белградского университета, в комментарии для издания «Blic Biznis» отметил, что соглашение довольно выгодно для Сербии в ключе привлечения инвестиций из соседних Италии и Словении, которые могут разместить свои производства на территории страны, выведя тем самым свои товары на широкий рынок ЕАЭС. При этом быстрых результатов и масштабного увеличения товарооборота между сторонами от такого соглашения, по его мнению, ждать не стоит.

С Савичем согласился и его коллега, профессор Милойко Арсич, который отметил, что для Сербии соглашение о ЗСТ с ЕАЭС – хороший шанс расширить свой рынок. Как и Савич, он подчеркнул, что не следует ожидать резкого повышения товарооборота в связи с тем, что нынешний объем торговли со странами ЕАЭС все же невелик относительно аналогичных показателей торговли со странами соседнего Евросоюза. При этом Арсич добавил, что в условиях экономического и политического противостояния ЕС и ЕАЭС поведение Белграда с учетом его евроинтеграционных устремлений может не понравиться Брюсселю. Тем не менее, как отметил эксперт, если вступление в Евросоюз будет иметь место в обозримом будущем, оно автоматически отменит действующее соглашение о ЗСТ с ЕАЭС.

Схожую с сербскими аналитиками точку зрения высказал и их российский коллега, директор Лаборатории исследований международной торговли Института прикладных экономических исследований при РАНХиГС, Александр Кнобель. Он подчеркнул, что хотя соглашение не принесет «огромной прибыли» из-за изначально небольших объемов торговли, оно довольно выгодно как для ЕАЭС, так и для Сербии.

Довольно интересное мнение, комментируя достигнутое соглашение для «BBC na srpskom», высказал и авторитетный в Сербии аналитик-экономист Махмуд Бушатлия, близкий к правительственным кругам. По его словам, Сербии необходимо беречь отношения с ЕАЭС, при этом для использования всех возможностей, которые может дать соглашение о ЗСТ, Белграду необходимо провести серьезную работу.

Он подчеркнул, что на серьезный прорыв Сербии на рынке ЕАЭС рассчитывать не стоит, с учетом ограниченных производственных возможностей ее экономики. В качестве примера он привел соглашение о свободной торговле с Турцией, заключенное Сербией в 2017 г. При установленной квоте в 8000 тонн мяса ежегодно за неполные три года Сербия реализовала лишь 400 тонн. Бушатлия также добавил, что для успешной торговли с ЕАЭС Белграду будет необходимо подстроить свои производственные и продуктовые стандарты под требования объединения, чтобы избежать имевших ранее место возвратов сербской продукции.

В этом же ключе выступило и сербское бизнес-издание «Kapija». Отмечая взаимовыгодность такого соглашения, оно подчеркивает, что ЕАЭС требуются серьезные инвестиции, в то время как Сербия не имеет производственной возможности использовать ЗСТ в полном объеме.

На фоне таких сдержанно-позитивных оценок резко выделяется статья на сайте прозападного «Радио Свободная Европа», попечителем которого является Агентство США по глобальным медиа. Авторы статьи рассмотрели достигнутые с ЕАЭС договоренности с позиций евроинтеграционного процесса между Сербией и ЕС. Издание привело мнение российского экономиста, профессора социологии и восточно-европейских исследований университета имени Людвига-Максимилиана в Мюнхене, Александра Либмана. Он считает, что соглашение о ЗСТ между Сербией и ЕАЭС может серьезно осложнить переговоры между Белградом и Брюсселем, говоря о наличии «фундаментального противоречия» между присоединением к ЕС и ведением независимой политики в области внешней торговли. При этом ЕАЭС не может стать для Сербии альтернативой ЕС. Будучи «лишь торговым блоком (таможенным союзом)», ЕАЭС, по словам А. Либмана, не имеет ни желания, ни возможности и ресурсов стать наднациональным институтом, как это сделал ЕС. Он также добавил, что Евразийский экономический союз вряд ли будет предлагать государствам Западных Балкан стать членами блока.

Более прагматичную и реалистичную точку зрения в комментарии к упомянутой статье «Радио Свободная Европа» высказал экономист Саша Джогович, сотрудник Института рыночных исследований в Белграде. По его словам, Сербия не собирается отходить от курса на евроинтеграцию, но пока есть возможность, она попытается эффективно использовать возможности, которые ей дает Россия в рамках договора о ЗСТ. При этом он считает, что такое соглашение не станет преградой для Сербии в переговорах с ЕС, так как его условия полностью соотносятся с нормами ВТО.

В целом сербское экспертное сообщество, указывая на некоторую неоднозначность соглашения в деталях, довольно положительно оценивает достигнутые ЕАЭС и Сербией договоренности по организации зоны свободной торговли. 

Говоря же о международных аспектах соглашения, с учетом отсутствия официальной реакции Брюсселя на ведущиеся Белградом переговоры можно предположить, что Сербия либо получила «зеленый свет» от ЕС на заключение такого соглашения, либо просто решила проигнорировать европейский фактор.

Возможно, и сам Евросоюз видит в соглашении выгоду для себя в плане перемещения некоторых производств в Сербию, и организации тем самым беспошлинного вывоза своей продукции в страны ЕАЭС. Так или иначе, в условиях, когда вступление в ЕС кажется довольно отдаленной перспективой, Сербия, очевидно, стремится использовать все возможные пути для расширения своих торговых связей, налаживания новых рынков сбыта, попытавшись тем самым улучшить экономическую ситуацию в самой стране. Преградой к заключению соглашения для Сербии в этом плане не стали даже так и несогласованные позиции по ряду важных для Белграда продуктовых линеек. Однако в какой степени достигнутые по ЗСТ договоренности увеличат двусторонний торговый оборот и повлияют на сербскую экономику, покажет лишь время.


Яков Смирнов, младший научный сотрудник Отдела современной истории стран Центральной и Юго-Восточной Европы Института славяноведения РАН

Загрузка...
Комментарии
02 Сентября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Что стоит за визитом советника Трампа в Минск.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

12 тыс.

военнослужащих Беларуси и России принимают участие в учениях «Щит Союза-2019». В маневрах также задействованы 950 единиц боевой техники и 70 самолетов и вертолетов

Mediametrics