28 Июня 2021 г. 09:04

«Серьезный ущерб». Что изменят секторальные санкции ЕС против Беларуси

/ «Серьезный ущерб». Что изменят секторальные санкции ЕС против Беларуси
«Серьезный ущерб». Что изменят секторальные санкции ЕС против Беларуси
Фото: molva33.ru

Новые санкции ЕС против Беларуси в Брюсселе назвали «сильным сигналом поддержки белорусскому народу». Однако секторальные ограничения затрагивают такие ключевые отрасли экономики республики как производство нефтепродуктов и калийных удобрений, а также машиностроение и инвестиции. Как отметили в МИД Беларуси, это делает речи о поддержке «откровенным издевательством» и не оставляет возможностей для восстановления отношений. Как изменится теперь взаимодействие Брюсселя и Минска, спрогнозировала доктор политических наук, профессор СПбГУ Наталья Еремина.

О чем говорит санкционный сигнал ЕС


Введение санкций ЕС против Беларуси, и конкретно против ее президента, играет важную роль в формировании новых установок и взаимодействий между Минском и Брюсселем. Похоже, европейские чиновники более не рассчитывают переманить президента Беларуси на свою сторону и повлиять на принятие конкретных управленческих решений. Это также означает, что они признали ограниченность своего влияния в конкретной стране и частично – на постсоветском пространстве.

Санкции – от невозможности использовать другие инструменты, инструменты диалога, а значит, это стремление показать силу при полном бессилии. Это также сигнал того, что инструменты и возможности ЕС во взаимодействии со странами бывшего СССР серьезно ограничены.

В реальности, говоря об этом взаимодействии, необходимо учитывать множество внешних факторов, а также особый интерес отдельных членов Евросоюза и их позиции по отношению к Беларуси и России, которые нередко превалируют над иными взглядами. Одновременно это подтверждение превалирования политической, идеологической, ценностной компоненты в диалоге сторон, в котором экономический смысл не так существенен или вообще не играет роли.

Не забудем, например, что Литва активнее всех требует введения санкций против Беларуси, хотя при этом получает доход от белорусского транзита калийных удобрений. Но она готова его потерять, чтобы заслужить статус страны, верной ценностям ЕС.

В то же время важно отметить возвращение Евросоюза к традиционной тактике работы с гражданским населением через грантовые программы. Здесь мы говорим о конкретных проектах, сформированных для укрепления взаимодействия, прежде всего, белорусской молодежи с молодежью стран ЕС. Отсюда большое число образовательных проектов, которые будут только расти с течением времени.

Кнутами сыт не будешь, а пряники уже не раздают


Европейские санкции против Беларуси имеют свою историю. Взаимодействия сторон всегда носили неровный и неравный характер. В основном Брюссель использовал против Беларуси политику кнута, лишь изредка смягчая всевозможные ограничения. Поэтому Беларуси нельзя полагаться на партнерские отношения с Евросоюзом даже в экономической сфере: в этом смысле он – ненадежный партнер.

Так, в 2007 г. ЕС отменил торговые преференции для Беларуси, объяснив это нарушением ею принципов Международной организации труда в отношении профсоюзной деятельности. Он также ввел защитные меры в виде антидемпинговых пошлин на продукцию химической отрасли. В 2010 г. Брюссель ввел односторонние квоты на импорт белорусских текстильных товаров.

После 2014 г. наступило некоторое послабление. Так, по некоторым пунктам Евросоюз снял ограничения, которые были связаны с экономической сферой, сохранив санкции, связанные с политической сферой. В 2017 г. Брюссель снял квоты на экспорт текстиля.

Беларусь, в свою очередь, всячески демонстрировала свою готовность к сотрудничеству, пропагандировала свою договороспособность и делала упор на прагматическое экономическое взаимодействие. Хотя, как показывает ситуация, эти маневры ЕС не убедили.

В 2009 г. Беларусь стала частью Восточного партнерства, предназначенные для страны программы ЕС преимущественно ориентированы на права человека и взаимодействие с гражданским обществом, логистику, энергетику, экологию. При этом Брюссель приписывает себе огромную роль в демократизации Беларуси.

Так, Евросоюз постепенно увеличивает объем помощи Беларуси, чтобы поддержать гражданское общество. Однако, он полагает, что углубление политического партнерства с Беларусью невозможно из-за личности ее президента. Брюссель указывает, что «ЕС привержен политике критического взаимодействия с Беларусью».

Новые санкции и отказ от иллюзий


После августа 2020 г., то есть президентской избирательной кампании, результаты которой Брюссель не признал, сделав ставку на Светлану Тихановскую, белорусская сторона окончательно лишилось иллюзий о возможности равноправного и прагматичного диалога. Но и до 2020 г. ЕС выдвигал претензии к политическим выборам и политике власти по отношению к оппозиции. Например, после избирательной кампании в 1996 г., а затем после референдума о полномочиях президента в 2004 г. Вообще, с 2000 по 2014 гг. Евросоюз и США вводили различные отдельные санкции против Беларуси на постоянной основе. Но самые масштабные санкции вступили в силу в 2020-2021 гг.

Введение санкций лично против президента Беларуси подтверждает отказ от равноправного диалога и жесткую позицию Брюсселя. При этом для ЕС это и попытка позиционировать себя в качестве защитника интересов «простых белорусов», раз санкции носят именно персональный характер. Более того, Жозеп Боррель даже заявил, что ЕС попытается изолировать правительство Лукашенко, оказывая финансовую помощь непосредственно гражданам и дружественным неправительственным структурам, чтобы она не попала в руки чиновников.

Начиная с осени 2020 г. ЕС принял четыре пакета антибелорусских санкций. В настоящее время ограничения продлены в отношении 88 физических и семи юридических лиц. Новый санкционный пакет был принят после задержания Романа Протасевича, бывшего главного редактора телеграмм канала Nexta. Ограничения коснулись определенных секторов экономики, например, калийной и нефтеперерабатывающей отраслей, конкретных предприятий.

Санкции нанесут серьезный ущерб экономике страны. При этом основной торговый партнер Беларуси – Россия, что позволит отчасти компенсировать ситуацию, хотя и не до конца.

Очевидно, что санкции ЕС наносят вред, прежде всего, обычному гражданскому населению страны, для которого, по словам главы Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен, готов пакет помощи в размере €3 млрд. Он будет предоставлен в случае демократизации Беларуси. Можно ли считать это заявление конкретным предложением чиновника ЕС к белорусским активистам устроить переворот и после этого получить обозначенную сумму денег? При этом позиция Беларуси связывается с политикой России, якобы ответственной за дестабилизацию на всем постсоветском пространстве, которой противостоит Евросоюз.

Подобная интерпретация событий брюссельскими чиновниками делает невозможным полноценный диалог сторон, сближает Беларусь и Россию, заставляет выстраивать новые экономические модели внутри Союзного государства и ЕАЭС.


Наталья Еремина, доктор политических наук, профессор СПбГУ

Загрузка...
Комментарии
01 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Российскому обществу необходим проект-«локомотив».

Инфографика: Сколько Беларусь экономит на российском газе
инфографика
Цифра недели

56%

россиян считают необходимым усиливать экономическую интеграцию между Россией и Беларусью – ФОМ

Mediametrics