28 Июня 2016 г. 00:08

Шелковый путь не пройдет мимо Евразийского союза. Итоги встречи Путина и Си Цзиньпина

Шелковый путь не пройдет мимо Евразийского союза. <i>Итоги встречи Путина и Си Цзиньпина </i>
Фото: http://www.tvc.ru/

Минувшая неделя продемонстрировала две разнонаправленные тенденции. В то время как в Ташкенте на саммите Шанхайской организации сотрудничества принимали новых членов – Индию и Пакистан (на очереди – Иран), Великобритания решила выйти из  Евросоюза. Несмотря на то, что текущие мировые экономические неурядицы ударили, в первую очередь, по развивающимся странам, среди них усиливаются интеграционные процессы. Так, решение о выделении китайскими банками кредита на строительство высокоскоростной железной дороги Москва-Казань замыкает китайский Экономический пояс Шелкового пути на пространство Евразийского союза. Все это создает новые реалии, со своими возможностями и рисками.

Высокоскоростная трансконтинентальная магистраль

Сопряжение Евразийского союза и Экономического пояса Шелкового пути, спустя год после подписания соответствующего меморандума, перешло в практическую плоскость. В ходе визита президента России в Пекин 25 июня было объявлено о начале строительства высокоскоростной магистрали (ВСМ) Москва-Казань в 2016 г. Было достигнуто соглашение о выделении КНР кредита в объеме более $6 млрд (400 млрд руб) сроком на 20 лет. В начале июня вице-президент ОАО «РЖД» Александр Мишарин заявил также о готовности Банка БРИКС и Азиатского банка инфраструктурных инвестиций профинансировать проект.

Общая стоимость проекта, реализуемого российско-китайским консорциумом – около $18 млрд. Москва-Казань – это ключевой отрезок высокоскоростной магистрали Москва-Пекин, стоимость которой, по предварительным оценкам, составит около $100 млрд. Скорость движения поездов по железной дороге Москва-Казань протяженностью 770 км будет достигать 400 км/ч. Это сократит время в пути с нынешних 14 до 3,5 часов. Плановый грузопоток – около 10 млн пассажиров в год.

Это значит, что сухопутный Шелковый путь пройдет через территорию Казахстана, России и Беларуси. Данный коридор становится приоритетным для переориентации части пассажиро- и грузопотока между Китаем и Европой с морского на сухопутный транспорт.

Строительство высокоскоростной магистрали Москва-Казань начнется до конца 2016 г. С этой целью будет создано совместное российско-китайское предприятие. В настоящее время ведутся проектные работы. Альтернативный маршрут сухопутного Шелкового пути через Каспий и Кавказ пока не приспособлен для больших объемов перевозок (в т.ч. по причине гористой местности) и в обозримой перспективе не сможет конкурировать с евразийской равниной, особенно если последняя будет опоясана высокоскоростными линиями. Хотя следует учитывать, что на этом направлении также ведется работа заинтересованных игроков и возможен рост перевозок. 

Принятые решения имеют долгосрочные косвенные последствия для евразийской интеграции. Прежде всего, это рост инвестиций в смежные отрасли. Например, создание логистических комплексов на границе Беларуси и Польши, логистическая привязка к трансконтинентальным коридорам индустриального парка «Великий камень» под Минском. Инвестиции в транспортную инфраструктуру Казахстана (проект «Нурлы жол») и развитие финансового центра «Астана». На саммите ШОС в Ташкенте 24 июня Нурсултан Назарбаев предложил масштабную идею – формирование Евразийского транзитно-транспортного хаба с участием государств-членов и наблюдателей ШОС.

Все эти проекты теперь нанизываются на высокоскоростную магистраль. Фактически, речь идет об обновлении инфраструктурного ядра Евразийского союза.

Стратегический эффект – увеличение транспортной связанности Евразийского союза, что повысит его политическую стабильность в условиях колебаний на мировых рынках и нарастающих угроз безопасности с Юга.

Риски стыковки

На Евразийском континенте стремительно формируются новые реалии. Европейский проект по достижении 70-летнего возраста впервые начал сжиматься с пока сложно прогнозируемыми последствиями. На Юге террористическая угроза постепенно приобретает все более организованный характер с участием не только милитаристских группировок, но и представителей отдельных политических режимов. В ближайшие десятилетия острая нехватка пресной воды и продовольствия на Ближнем Востоке еще больше обострит дилемму «миграционного оружия».

На этом фоне страны континента все сильнее заинтересованы в рынках и финансовых ресурсах Китая. В отношениях стран ЕАЭС и Китая это несет не только крупные возможности, но и риски. Китайские кредиты – как правило связанные, предполагающие привлечение китайских компаний и рабочей силы, например, при строительстве упомянутого выше индустриального парка «Великий камень» в Беларуси. Кроме того, стоит вопрос о повсеместном распространении китайских технических стандартов – здесь также есть риски для национальных экономик. При этом далеко не все декларации о крупных кредитах воплощаются в жизнь (тем ценнее конкретные решения по ВСМ Москва-Казань).

Не стоит ожидать, что Шелковый путь озолотит страны Евразийского союза. Пока по суше перевозится едва ли 1% грузов между Азией и Европой. Кроме того, Китай заинтересован в веере возможностей, поэтому будет стремиться развивать и другие сухопутные транспортные коридоры для страховки и усиления переговорных позиций. И здесь надо учитывать, что по территории Казахстана проходят маршруты через Каспий и Кавказ, в то время как Москва и Минск - в стороне от них.

Наконец, очень многое во взаимодействии стран ЕАЭС и Китая определяется на двустороннем уровне и непосредственно отношениями глав государств. На этапе закладки фундамента для долгосрочных проектов – это хорошо, так как позволяет оперативно принимать решения, обеспечивая их политической волей. Однако в долгосрочном плане такие отношения больше подвержены колебаниям.

Текущая экономическая конъюнктура также не совсем благоприятна. По-прежнему не преодолено снижение торгового оборота 2014-2015 гг. между странами ЕАЭС и Китаем. Виной тому не только падение курсов национальных валют и сырьевых цен, но и замедление экономики Поднебесной. Еще в 2010 г. годовой рост ВВП Китая превышал 10%, а в 2015 опустился ниже 7%. В этих условиях инвесторы начинают внимательнее считать деньги. Часто пробуксовывает и сотрудничество приграничных регионов.

Сопряжение началось

Учитывая гибкий характер Евразийского союза и ОДКБ, сотрудничество стран Евразийского союза и Китая будет развиваться в ближайшие годы преимущественно на двусторонней основе. Так достигается необходимая оперативность в подготовке решений и их реализации. Вместе с тем, в некоторых вопросах это ослабляет переговорные позиции стран ЕАЭС в отношениях с Китаем. Например, те же условия кредитования, техстандарты или экологические нормы. 

Поэтому целесообразно очертить круг вопросов, которые можно было бы передать на наднациональный уровень Евразийского союза, чтобы выступать на переговорах с Китаем с общей позицией. Многие вопросы технического регулирования, правил торговли и таможенного контроля могут быть постепенно переданы Евразийской комиссии для согласования стратегических приоритетов ЕАЭС в отношениях с Китаем. Но это тактика - не следует забывать и о стратегических целях.

Ставка на стратегию «моста», связывающего Азию и Европу, приведет к проигрышу Евразийского союза в мировой конкуренции.

Китай все более активно вступает в борьбу на мировых рынках продукции с высокой добавленной стоимостью. Ведущие позиции там занимают и многие компании-резиденты Евросоюза. Никто из них не горит желанием уступать прибыль коллегам из стран ЕАЭС. Ставка на роль «моста» фактически означает готовность играть пассивную роль, добровольно согласившись на роль ведомых, прежде всего, в экономике.

В этих условиях практически неизбежен проигрыш в деле сохранения и продвижения собственных техстандартов в самых разных отраслях. Это приведет к зависимости от более сильных экономик, способных навязать собственные  стандарты. Речь идет в том числе и о соблюдении экологических стандартов, и о согласованном решении водно-энергетических вопросов в приграничных регионах стран ЕАЭС, Китая и государств региона (например, Монголия).

Официальный старт переговорам по подготовке соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между Евразийским союзом и Шелковым путем КНР был дан на основе согласованного решения лидеров всех государств-членов ЕАЭС. Во время встречи в Пекине 25 июня Владимир Путин и Си Цзиньпин подтвердили свою преверженность данной задаче. Конечной целью стороны провозгласили построение общего экономического пространства на всём Евразийском континенте.

Безусловно, важнейшее значение для сопряжения ЕАЭС и ЭПШП будет иметь динамика российско-китайских отношений. Западная внешнеполитическая пропаганда традиционно играет на недоверии в отношениях России и Китая, которое, конечно, всегда остается. Однако на высшем уровне стороны демонстрирую волю к укреплению доверия, основываясь на успешном опыте развития отношений в последние 25 лет. 

Следует отметить, что Китай продолжил сотрудничество с Россией по крупным проектам вопреки санкциям Запада. Например, Фонд ЭПШП в 2016 г. купил акции проекта Ямал-СПГ на $1,2 млрд, а китайский банк выдал выгодный кредит в объеме более $12 млрд на реализацию проекта. И это вопреки санкциям США, наложенным на проект и на одного из его «капитанов» – Геннадия Тимченко.

В более долгосрочном ключе российско-китайские отношения будут укрепляться за счет расширения двусторонней торговли. В ходе нынешнего визита Владимира Путина в Пекин стороны подтвердили проекты по созданию «сухопутного зернового коридора» по экспорту сибирского зерна в Китай и страны АТР. Также на министерском уровне обсуждается проект поставок пресной воды из России через территорию Казахстана в засушливые районы Китая.

Российско-китайские отношения, несмотря на многочисленные препятствия и риски, по сути, уже играют роль «магнита» для собирания широкого евразийского интеграционного объединения, включающего ЕЭАС, ОДКБ, ШОС с выходом на страны АСЕАН. Сопряжение ЕАЭС и Шелкового пути решает стратегическую задачу создания благоприятного пограничья с выходом на западные (Беларусь) и восточные (Казахстан) ворота евразийской интеграции.

Загрузка...
Комментарии
09 Декабря
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Минск и Москва продолжают согласование спорных вопросов.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

$12,3 млрд

ввозных таможенных пошлин поступило в бюджеты стран-участниц ЕАЭС в 2018 г. По сравнению с 2017 г. сумма выросла на 5,7% – Счетная Палата России

Mediametrics