09 июля 2024 г. 15:57

ШОС и БРИКС бросают вызов основам американской гегемонии – норвежский политолог

/ ШОС и БРИКС бросают вызов основам американской гегемонии – норвежский политолог
ШОС и БРИКС бросают вызов основам американской гегемонии – норвежский политолог
Фото: © РИА Новости / Григорий Сысоев

В начале июля в Астане состоялся саммит лидеров ШОС, где был затронут и украинский кризис. Страны объединения выступают с конструктивными предложениями по мирному урегулированию, которые учитывают позицию Москвы. В то же время на Западе зациклены на военной поддержке Киева и нанесении России «стратегического поражения». Как показало время, попытки США и их сателлитов использовать украинский кризис для международной изоляции России провалились. А продвигаемый Россией отказ терпеть западную гегемонию находит новых сторонников: растет число стран, заинтересованных в присоединении к ШОС и БРИКС. Как конфликт на Украине поменял международную расстановку сил, в интервью «Евразия.Эксперт» оценил профессор Университета Юго-Восточной Норвегии Гленн Дисэн.

– Господин Дисэн, по Вашему мнению, какие альянсы можно считать основными столпами формирующегося нового мирового порядка? Как их существование влияет на развитие региональных конфликтов, в том числе украинского?

– БРИКС и Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) являются основными блоками. Однако, помимо них, существуют и другие объединения, такие как Евразийский экономический союз, АСЕАН и другие. Тем не менее, слово «альянсы» не совсем корректно, так как оно подразумевает, что страны сотрудничают против кого-то. Альянсы могут быть очень разрушительными, так как усиливают конкуренцию в области безопасности и стимулируют создание контральянсов. Именно по этим причинам Китай неохотно вступает в формальные альянсы.

Альянс стремится к безопасности против не-членов, тогда как сообщество безопасности преследует цель безопасности с другими членами. ШОС состоит из конкурентов, таких как Китай, Индия и Пакистан, и процветает за счет управления сотрудничеством и конкуренцией. Таким образом, никто в Вашингтоне не должен бояться, что китайские, индийские и пакистанские военные корабли будут плыть вместе к американским берегам. Аналогично, БРИКС включает конкурентов, таких как Китай и Индия, Саудовская Аравия и Иран, Египет и Эфиопия.

В то время как альянсовые системы используют конфликты для разделения мира на зависимых союзников и ослабленных противников, сообщества безопасности стремятся разрешить споры для получения выгоды. ШОС и БРИКС бросают вызов основам американской гегемонии, но не являются антиамериканскими.

– Какую роль региональные интеграционные ассоциации играют в формировании нового многополярного мира?

– Региональная интеграция может укрепить многополярность. Например, десять лет назад на Западе ожидалось, что Россия и Китай столкнутся в борьбе за доминирование в Центральной Азии. Вместо этого мы видим гармонизацию интересов, так как возглавляемый Россией Евразийский экономический союз и китайская инициатива «Один пояс, один путь» могут сосуществовать в рамках ШОС.

Региональные объединения также могут смягчить опасения по поводу гегемонистских устремлений. Так как ШОС включает крупные страны, такие как Индия, это исключает возможность доминирования Китая. Китай по-прежнему является ведущей державой, но не может доминировать. Эти институты, таким образом, позволяют возникнуть другим центрам силы.

– Как изменился баланс глобального производства между странами G7 и странами БРИКС с 1994 г. до настоящего времени?

– G7 перешла от доминирования в 1994 г. к тому, что сейчас он меньше, чем БРИКС. Институты функционируют и обеспечивают стабильность, когда они отражают международное распределение сил. G7 была создана в эпоху однополярности для поддержки коллективной гегемонии Запада. Эта организация стала несостоятельной, так как представляет мир, который больше не существует. Поэтому мы видим, что G7 в основном обеспокоена ростом других держав. Напротив, БРИКС отражает многополярные реалии, которые становятся очевидным. И другие государства, естественно, тяготеют к нему, приспосабливаясь к новым центрам силы.

– Каковы экономические перспективы в формирующемся многополярном мире?

– Мы наблюдаем реструктуризацию глобальных цепочек добавленной стоимости. Существует множество центров силы, которые все больше взаимодействуют в области технологий, промышленности и природных ресурсов. Физическая взаимосвязь устанавливается с помощью новых морских путей, сухопутных коридоров и цифровых магистралей. Новые центры силы разрабатывают новые товарные биржи, страховые системы, банки развития, кредитные агентства, платежные системы для снижения зависимости от SWIFT и используют местные валюты для уменьшения зависимости от доллара.

Помимо предоставления множества экономических возможностей, многополярный мир предлагает большую стабильность, так как он способен лучше выдерживать удары. Также менее вероятно, что в таком мире экономическая зависимость будет использована как оружие, так как государства имеют больше возможностей для диверсификации своих экономических связей и, таким образом, снижения зависимости от враждебных стран.

Комментарии
20 мая
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Москва сделала геостратегический выбор поддерживать Минск.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

$775 млн

составляет долг Молдовы перед Международным валютным фондом (МВФ). Это означает, что на каждого молдаванина приходится долг примерно в $315 – лидер оппозиционного блока «Победа» Илан Шор