22 Января 2021 г. 04:14

Симонов: России невыгодно идти на уступки Белоруссии в переводе транзита из Прибалтики

Симонов: России невыгодно идти на уступки Белоруссии в переводе транзита из Прибалтики
Генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.
Фото: novostimira.net

Как отметил 19 января премьер-министр Беларуси Роман Головченко, в 2020 г. российско-белорусские отношения развивались «плодотворно и конструктивно». В частности, до конца года были решены вопросы поставок нефти и газа на 2021 г. Однако в России продолжается налоговый маневр, который заметно сократит экономию Минска на беспошлинных закупках российской нефти к 2024 г. В последнее время вновь озвучен ряд инициатив – от покупки белорусской стороной месторождения нефти в России до порта. Что из этого реально, в интервью «Евразия.Эксперт» рассказал генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

– В 2020 г. белорусское руководство вело поиски альтернатив российской нефти. Но после начала протестов и введения западными странами санкций и без того не очень активная энергетическая диверсификация оказалась под вопросом. Каковы дальнейшие перспективы поисков Беларуси?

– Белоруссия не платит экспортную пошлину на [поставляемую из России] нефть, и пока пошлина существует, Белоруссия экономит. Фактически из мировой цены вычитается экспортная пошлина, отсюда и белорусская экономия.

Попытка поиска альтернативны российской нефти была связана с ценовой конъюнктурой весны прошлого года. Некоторое время Белоруссия действительно закупала альтернативную нефть. Цены на URALS упали ниже $10, и, соответственно, экспортная пошлина тоже стала почти равна нулю. И в этой ситуации действительно получилось так, что альтернативные поставки имели смысл, поскольку экономия на российской нефти была минимальной. Вот тогда и стали делаться громкие заявления относительно импорта, даже приплыл танкер с американской нефтью.

Это была PR-история, ограниченная разовыми поставками. Потом ценовая конъюнктура относительно нормализовалась, цена пришла к $45-50. Поэтому экспортная пошлина снова появилась, также как появилась и белорусская экономия. И сейчас все эти телодвижения бессмысленны.

На ближайший год вряд ли будут какие-то попытки поиска альтернативных поставок. Лукашенко вообще обещал, что откажется от прибалтийских портов, но пока этого так и не произошло. В 2021 г. все эти хайповые истории «да мы купим нефть в Америке» и «да у нас будет нефть из Казахстана и Азербайджана» закончатся.

Проблема заключается в том, что Россия продолжает налоговый маневр, который должен обнулить пошлину. Однако обнуление произойдет только к 2024 г., и что произойдет ближе к этой дате – вопрос сложный. Экспортной пошлины уже не будет, и тогда вполне возможно появление альтернативных поставок. Решение данного вопроса будет сильно зависеть от того, кто в 2024 г. будет руководить в Республике Беларусь, и как этот политик будет относиться к России и к Европе. Сейчас найти ответ сложно.

– В конце года вновь возникла тема перенаправления белорусского транзита из портов стран Прибалтики в порты Ленинградской области. Возможно ли это?

– Логистически поставки через Усть-Лугу обойдутся белорусам чуть дороже. Позиция Лукашенко такая: «компенсируйте эти расходы». Дальше все будет зависеть от того, насколько Россия умеет убеждать своих партнеров.

Лукашенко сейчас фактически спас Путин, поэтому все будет зависеть от действий с российской стороны. Если мы это терпим, то вопрос решится, только если мы компенсируем Белоруссии разницу. Если все-таки мы вспомним, что нам должны, а не мы должны, то этот вопрос решится политическим путем.

– В 2020 г. белорусское руководство также выступило с инициативами приобрести порт и нефтяное месторождение в России. Что стоит за данными заявлениями, насколько они реалистичны?

– Давайте сначала вспомним, когда было сделано это заявление и что произошло после. Оно было сделано во время телефонного разговора Путина с Лукашенко, когда первый спросил второго о сроках выполнения обещания о перенаправлении экспорта белорусских нефтепродуктов через порты Ленинградской области. Лукашенко, не зная, что ответить на этот вопрос (а у него нет прямого ответа), начал выступать со встречными инициативами.

Естественно, что через несколько месяцев об этом вообще все забыли. Об этом даже речь не идет. Все действующие месторождения в РФ имеют собственников. Никто хорошее месторождение отдавать не будет. Если мы говорим про месторождения по типу greenfield, например, не до конца разведанные – такие можно, конечно, найти. Но зачем они белорусской стороне? У нее нет инвестиционных возможностей, они не являются носителями уникальных технических решений. То есть, зачем нужна «Беларусьнефть» в качестве партнера российским компаниям?

Кстати, у «Беларусьнефти» есть активы в РФ, и она добывает в России нефть. Но там минимальные объемы, потому что сама компания небольшая.

И потом, зачем звонить Путину? Пожалуйста, никто ведь не запрещает приобрести интересующий коммерческий актив. У нас же есть активы на продажу, у активов есть собственники, и эти собственники не всегда государственные. У нас есть готовый к продаже бизнес в нефтяном сегменте.

– Лидеры стран ЕАЭС утвердили «дорожную карту» по гармонизации законодательства в нефтяной сфере, а также проект международного договора о формировании общего рынка газа Союза. Каковы перспективы достижения устойчивых энергетических соглашений в формате ЕАЭС? Позволят ли они снять противоречия в нефтегазовых отношениях Беларуси и России?

– Идея про единый рынок газа изначально была спорной. Я не представляю, как будет выглядеть газовый рынок в едином экономическом пространстве. Есть Белоруссия, есть Армения, есть Казахстан – везде разные ситуации. И я не совсем понимаю, почему у нас должны быть одинаковые цены на газ в Смоленске и в Белоруссии. Мы что, одна страна? Давайте разберемся у себя с газовым рынком, а потом будем интеграционную модель строить. У себя не разобрались еще с ценообразованием, с другими вопросами, а уже хотим единый рынок с Белоруссией.

В заявлениях белорусского руководства единый рынок означает фактически «газ по цене Смоленска», но ситуация сложнее. Поэтому, думаю, что надо декларации подписывать, но руководствоваться старой мудрой поговоркой: «семь раз отмерь, один раз отрежь».

Беседовал Данил Дмитриев

Загрузка...
Комментарии
15 Февраля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Отказ Минска от виртуального нейтралитета не дает ответа на вопрос, куда власть ведет республику.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2020 году
инфографика
Цифра недели

$5,6 млрд

составили активы Евразийского банка развития по итогам 2020 г. Прирост активов за год составил $439 млн

Mediametrics