04 Октября 2021 г. 08:27

Скрытые механизмы работы ООН по Беларуси: кто и за что платит

/ Скрытые механизмы работы ООН по Беларуси: кто и за что платит
Скрытые механизмы работы ООН по Беларуси: кто и за что платит
Фото: © AFP / HAZEM BADER

Сложные отношения Беларуси со правочеловеческими структурами ООН уже давно не новость. Однако в конце сентября Минск обвинил представителей организации в тайном финансировании протестов в республике. Как это происходит, и почему ООН оказалась замешанной в попытках «сменить режим» в республике, разобрал эксперт Центра международных исследований факультета международных отношений Белорусского государственного университета Анатолий Бояшов.

В ходе 48‑й регулярной сессии Совета ООН по правам человека в Женеве состоялось очередное обсуждение ситуации в области прав человека в Беларуси. На этот раз предлогом выступил устный доклад Управления Верховного комиссара ООН по правам человека (УВКПЧ). В нем Верховный комиссар указала на то, что ситуация в области прав человека в Беларуси продолжает ухудшаться. Странно, но в качестве аргументации был приведен в том числе факт смерти четырех мигрантов на польской границе. В дискуссии принял участие целый ряд стран, включая Египет, Венесуэлу, Кубу, КНДР, Россию, Китай, Сирию, Никарагуа, Иран, Шри-Ланку, Таджикистан, Азербайджан, Камбоджу, Казахстан, Лаос, Эритрею, которые осудили вмешательство во внутренние дела Беларуси. Почему же, несмотря на широкую международную поддержку Беларуси, доклады ООН из года в год дают негативные оценки?

От политизации к приватизации


Постпред Беларуси при ООН Юрий Амбразевич указал на то, что доклад УВКПЧ проигнорировал информацию о проведении проверок милиции следственными органами Беларуси. Несмотря на «громкие» цифры о репрессиях, обоснование включения этой информации в доклады Управление Верховного комиссара не может привести уже второй год. Информация о ситуации в Беларуси идет как от западных государств и НКО, так и от официальных организаций и людей на местах. По каким же причинам доклады Верховного комиссара включают в доклады западные источники, а все остальные – игнорируют?

Во-первых, западные организации берут количеством: США, каждое государство-член Евросоюза и другие члены группы JUSCANZ (название блока США и их союзников) повторяют одни и те же слова об ухудшении ситуации и необходимости расследования. Эту же мантру повторяют и многочисленные западные НКО и СМИ. Заявления так называемой «белорусской оппозиции» ничем от мантры Запада не отличаются.

Во-вторых, однобокое представление ситуации в Беларуси обусловлено «приватизацией» ООН со стороны крупных фондов и корпораций через непрозрачные каналы финансирования. Бюрократия системы ООН подвержена информационным вбросам со стороны частных организаций. На первый взгляд, такая вероятность исключена, ведь бюджет ООН складывается из регулярных взносов всех государств-членов. На деле все сложнее: помимо регулярного бюджета есть и дополнительные источники.

Именно через сложные механизмы дополнительного бюджетирования западные государства и фонды умело контролируют информацию, которая поступает в ООН. Среди форм такого контроля – допфинансирование позиций в УВКПЧ, финансирование экспертов Спецпроцедур, отдельных проектов НКО, а также аутсорсинг задач западным исследовательским центрам.

Решение первой проблемы уже обсуждается специалистами евразийского региона: так, в своей недавней статье директор Центра международных исследований Олег Лешенюк предлагает повысить степень координации как между государствами ЕАЭС, так и между секретариатами интеграционных объединений на постсоветском пространстве. Предложений, как предупредить приватизацию каналов коммуникации ООН, пока не видно.

Редко какая общественная организация умеет работать с системой ООН. Пока ни одно из отечественных СМИ не провело журналистского расследования в отношении непрозрачности финансирования экспертов. Научные исследования обходят эту актуальную проблему стороной. Евразийские фонды и корпорации ограничиваются имиджевыми мероприятиями в рамках «Повестки 2030» и вопросов бизнеса и прав человека.

Создание «отдела» по Беларуси в УВКПЧ


Об организации «цветных революций» через связь сетей НКО и западных спецслужб написано немало. Западные НКО, претендующие на то, чтобы говорить от имени рядовых граждан, не ведут мониторинг прав человека на территории государств своего происхождения. Вместо этого они занимаются диффамацией действующего правительства в Беларуси, а также проводят оперативные информационные мероприятия, нацеленные на обработку общественного мнения.

Научные и журналистские исследования квалифицируют данный феномен как политизацию прав человека и использование двойных стандартов. Эти термины показывают пристрастный характер оценок многочисленных НКО и международных организаций, но не объясняют, зачем западные государства и фонды так активно связывают систему НКО с организациями ООН в одну коммуникационную сеть. Между тем, развитие обсуждений вокруг Беларуси в ООН позволяет говорить об относительно новом феномене. Это своего рода «приватизация» ООН западными государствами и транснациональными корпорациями через процедуру дополнительного финансирования УВКПЧ и экспертов.

Так, в случае Беларуси уже в январе 2021 г. в ходе 46‑й сессии Совета по правам человека резолюция западных государств предусматривала $2,5 млн допфинансирования на так называемое «расследование» ситуации в Беларуси. Юридически была запрошена возможность дополнительно профинансировать шестнадцать позиций в УВКПЧ. Фактически, без согласия суверенного государства, без широких предварительных консультаций, с нарушением Устава ООН и вопреки мандату Верховного комиссара ООН по правам человека в УВКПЧ было принято решение о создании целого отдела по одной стране. Более того, в соответствии с учреждающей резолюцией в функции этого «отдела» входит не классический мониторинг, а «оценка» ситуации (англ. examination).

Эта формулировка говорит о том, что инициаторы нацелены использовать Беларусь как разменную монету с целью создания очередного международного квазисудебного учреждения.

Создание этого «отдела» находится на завершающей стадии. В дополнение Верховный комиссар ООН по правам человека объявила о создании параллельной «экспертной» структуры по Беларуси – Экспертного комитета – из трех человек. В качестве обоснования такого решения Верховный комиссар сослалась на ту же резолюцию 46/20 Совета ООН по правам человека. Это решение не носит универсальный характер – за него голосовали западные государства и их союзники. Хотя по задумке авторов действительно предполагалось создание такой структуры, текст резолюции, на которую ссылаются авторы и Верховный комиссар, подобного даже не упоминает. Параграф 13 лишь указывает на необходимость содействия «соответствующих экспертов и мандатариев специальных процедур» Верховному комиссару. Именно через таких экспертов и осуществляется приватизация ООН.

Приватизация или подкуп?


О приватизации системы ООН свидетельствует не только создание отдела по Беларуси в структуре УВКПЧ. Соединенные Штаты и западные государства активно навязывают международному сообществу свой новый проект – так называемую «Международную платформу для Беларуси по привлечению виновных к ответственности», за исполнение которого отвечает НКО «Датский комитет против пыток». Об этом проекте подробно написано здесь. По задумке организаторов, «экспертам» УВКПЧ будет оказана «помощь» со стороны этой организации. Уже само название проекта вызывает вопросы: претензии на определение виновных и привлечение их к ответственности со стороны частной НКО входят в противоречие с международным правом и Уставом ООН, а именно ст. 1, п. 3 о принципе сотрудничества в поощрении прав человека. Еще больше вопросов возникает к источникам финансирования этой организации.

Если предполагается, что ее информационные материалы станут в итоге докладами ООН, то деятельность такой организации должна быть максимально прозрачной. Несмотря на громкое название и запрос на расследование предполагаемых преступлений на территории суверенного государства, ни УВКПЧ, ни иные заинтересованные стороны не запросили информацию относительно того, каким образом будет обеспечена прозрачность деятельности новых структур. Единственное, что имеется на данный момент, – заявление 19 стран под предводительством США о том, что данные структуры будут работать «независимо» и «беспристрастно».

Отсутствие финансовой отчетности позволяет усомниться в том, что датская «Международная платформа» нацелена на беспристрастный анализ. Еще больше сомнений вызывает финансовая отчетность исполнителя данного проекта – «Датского комитета против пыток». Львиную долю бюджета этой организации составляют прямые гранты датского МИД и британского фонда имени Сигрид Раусинг – председателя фонда, которая занималась в 90‑е гг. исследованием эстонских колхозов. Британский фонд, в свою очередь, выкладывает в открытый доступ аудиторские проверки своей грантовой деятельности, но не источники финансирования.

Такое положение дел может отрицательно сказаться на беспристрастности докладов экспертов ООН. Строго говоря, непонятно, каким образом частная организация будет им помогать. Кодекс поведения экспертов ООН вообще запрещает получение экспертами финансовой помощи: эксперты обязаны «воздерживаться от использования своего служебного положения или знаний… для получения личной, финансовой или иной выгоды, или для получения выгоды членом семьи, близким сотрудником или третьей стороной». Но ведь это ответственность экспертов за самих себя, а несут ли они ответственность за действия третьих сторон?

На деле все обстоит иначе, нежели в Кодексе поведения. Исходя из выводов недавнего исследования французских ученых из Страсбурга, подобный «аутсорсинг» – явление вовсе не новое в практике деятельности УВКПЧ. Как само Управление, так и многочисленные эксперты получают дополнительное финансирование, но не отчитываются о получении таких средств. На первый взгляд, это оправдано, так как эксперт действует в личном качестве, не получает за это вознаграждение, а его/ее доклады требуют значительных финансовых, временных, информационных и человеческих ресурсов. Французские ученые провели серию анонимных интервью с целью разобраться в бюджетировании УВКПЧ и экспертов.

Несмотря на то, что многие из экспертов отказались участвовать в опросе, ответы тех, кто согласился (37 человек), свидетельствуют о том, что финансирование экспертов осуществляется небольшой группой крупных фондов: фонды им. Гейтса, Форда, Открытого общества, ОАК, Макартура и Майкрософт. Как правило, финансирование идет через цепочку организаций, университетов, исследовательских центров. Механизмов финансирования три: взносы УВКПЧ, заключение гранта с экспертом в обход ООН, предоставление гранта исследовательской структуре для «помощи» эксперту.

В период с 2015 по 2019 гг. 37 экспертов из 121 сообщили о получении 134 прямых финансовых выплат на общую сумму $10 725 328, в основном от частных доноров. Один эксперт сообщил о получении более $2 млн, другой – более $1 млн, еще шесть – более $500 000, и еще одиннадцать – более $100 000. Сами эксперты называют это не иначе, как подкуп, но сетуют: «Так устроен рынок».

Вывод французских ученых однозначный: прямое и опосредованное финансирование ставит деятельность экспертов ООН под контроль западных фондов. Надеяться на УВКПЧ в этом вопросе не стоит: 63% бюджета УВКПЧ за 2019 г. ($179 млн) также состоит из добровольных взносов от западных государств и частного сектора. Финансирование и экспертов, и УВКПЧ носит целевой характер, что в итоге определяет повестку и даже страны, по которым предполагается мониторинг. Обсуждение в Совете ООН ситуации по правам человека в Беларуси – не исключение.

Ценности или выгода?


Зачем же приватизировать ООН и контролировать итоговые доклады экспертов? Нас часто стараются убедить, что всему причиной некие ценности всеобщей справедливости, что каждый доклад ООН – это мнение международного сообщества. Что крупные фонды не американские, а транснациональные или глобальные. Что корпорации, источники финансирования этих фондов, заботятся о гражданах, а не о собственных бюджетах, превосходящих годовые ВВП многих государств мира. Возможно, так оно и есть. В результате исполнения рекомендаций крупных фондов жизнь станет лучше. Но где?

Один из наиболее ярких примеров – так называемый «Техасский закон»: норма в американском законодательстве, запрещающая аборты. В зависимости от итогов выборов в США его традиционно принимают «республиканцы», а отменяют «демократы». Именно для задач партии – для работы с электоратом и их финансовыми взносами – и была создана сеть НКО и фондов, пропагандирующая аборты. Через приватизацию ООН в язык экспертов был надолго внедрен термин «репродуктивные права», скрывающий частные партийные интересы, а пропаганда ценностей со временем превратилась в глобальный рынок со своими офшорами.

В настоящее время превращению этого рынка в монополию препятствует то, что в каждом регионе мира есть страны, нацеленные на сотрудничество. Время покажет, смогут ли эти страны объединиться, чтобы остановить радикальную приватизацию системы ООН.


Анатолий Бояшов, эксперт Центра международных исследований ФМО БГУ

Загрузка...
Комментарии
01 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Российскому обществу необходим проект-«локомотив».

Инфографика: Сколько Беларусь экономит на российском газе
инфографика
Цифра недели

56%

россиян считают необходимым усиливать экономическую интеграцию между Россией и Беларусью – ФОМ

Mediametrics