10 Марта 2021 г. 07:15

Создание партии усилит политическую роль «Белой Руси» – эксперт

/ Создание партии усилит политическую роль «Белой Руси» – эксперт
Создание партии усилит политическую роль «Белой Руси» – эксперт
Фото: oblgas.by

В марте 2021 г. крупнейшее белорусское общественное объединение «Белая Русь» объявило о намерении создать «Партию народного единства». Другие политические силы также активизировали процессы партийного строительства – в частности, создана партия «Союз», предлагающая продвигать развитие союза с Россией. В интервью «Евразия.Эксперт» руководитель Центра белорусских исследований Института Европы РАН Николай Межевич оценил опыт развития партийных систем на постсоветском пространстве и перспективы новых белорусских партий.

– Николай Маратович, по итогам Всебелорусского народного собрания было объявлено о разработке нового закона о политических партиях, а также анонсирован процесс перерегистрации партий. В каком состоянии политико-партийная система Республики подошла к данным изменениям?

– Политико-партийные системы всех государств постсоветского пространства достаточно молодые, скажем так. Британская партийно-политическая система, находясь в постоянных изменениях, имеет корни не только в XX, но даже в XIX и XVIII веке. Не то чтобы это спасает от всех проблем, но эта устойчивость позволяет бывшей Британской империи, а ныне просто Соединенному Королевству гарантировать стабильность общественного развития. Мы же все от Эстонии до Таджикистана находимся примерно в равном положении: 30 лет назад, в 1991 г., у нас началось реальное партийно-политическое строительство. Все партии постсоветского пространства очень молодые. Россия, Армения, Казахстан, Латвия за 30 лет уже попробовали разные варианты. У нас партий становилось то очень много, то их количество уменьшалось, проводились перерегистрации, менялись условия регистрации, но в принципе почти все государства постсоветского пространства очень много поэкспериментировали над партийным строительством.

Что можно отметить в этих экспериментах? Во-первых, конечно, почти все страны (не будем брать пока Прибалтику) экспериментировали с созданием проправительственных и пропрезидентских партий. Я не считаю, что это плохо. В России конкурировали проправительственные и пропрезидентские партии в самом конце 1990-х гг., в Казахстане в этот период была конкуренция двух, а в отдельные моменты и трех прогосударственных партий. То есть, использование партийной системы в поддержке власти – абсолютно нормальная вещь.

Вообще говоря, легальные партии борются за власть в пределах существующей системы власти. Вот, скажем, немецкие социал-демократы против немецких христиан-демократов. Лет 50 назад у них были разные программы, а сегодня их программы очень похожи, но и та, и другая партия – это серьезные деньги, влиятельные люди,  прекрасные кадры и выстраивание своей политики, но с полным и безусловным уважением к действующей Конституции Германии.

Я это подчеркиваю, потому что, если некий политик из Германии убежит, предположим, в Исландию или в Канаду и будет оттуда вести партийное строительство, то в Германии его не поймут. Соответственно, люди, которые находятся сегодня в Вильнюсе, в Варшаве, Риге и говорят о партийном строительстве, заведомо, используя спортивную терминологию, находятся «вне игры».

– В Беларуси сейчас зарегистрировано всего 15 партий, все из которых были зарегистрированы в период с 1992 по 2000 гг.…

Давайте подумаем, много это или мало. Если партийное строительство вести с позиции идеологии, то мы просто не набираем с вами даже 15 идеологий. Но что обычно выручает в партийном строительстве? Например, у нас в России была «Партия пенсионеров», а у наших польских соседей долгие годы была партия «мелких хозяев», которая объединяла не очень богатых владельцев сельскохозяйственных земель. Это партии, представляющие интересы отдельных социальных групп. Это возможно? Да, конечно, но давайте подумаем, а есть ли в Беларуси 15 групп, интересы которых должны артикулировать те или иные партии и движения? Я в этом не уверен, я не вижу этих 15 групп. То есть, иными словами, может быть, 15 партий достаточно, а может быть и нет, мы с вами не можем из России это полностью определить. Главное в том, что важно не количество партий, а характер их работы в политической системе.

– Александр Лукашенко в ходе Всебелорусского народного собрания заявил, что только три из пятнадцати партий являются настоящими. Что стало причиной подобной ситуации в республике?

Александр Лукашенко прекрасно знает ситуацию в республике, но мне, как политологу, не до конца понятно, что такое «настоящая партия». Где грань между настоящей и ненастоящей партией? Когда-то в России была попытка найти место для «Партии любителей пива». Пиво – напиток известный и многие люди его любят, но есть ли место для соответствующей партии? Честно говоря, я не уверен. Может, Лукашенко имел ввиду те партии, которые не имеют достаточной поддержки? Но тогда нам нужно видеть, какие партии имеют явную поддержку, а какие – нет. Вопрос достаточно непростой. И последний очень важный момент. Вопросы партийно-политического строительства в Беларуси – это дело граждан Беларуси, поэтому я бы воздержался от конкретных оценок деятельности тех или иных политических партий.

– Накануне было анонсировано создание «Партии народного единства» на основе крупнейшего общественного объединения «Белая Русь». О чем говорит данный шаг и станет ли, на ваш взгляд, эта новая политсила партией власти?

Я неоднократно говорил: немножко странно то, что «Белая Русь» – авторитетное движение, объединяющее большие группы населения – является именно движением, а не партией. В современном мире движение не обладает достаточными возможностями для артикуляции своих интересов.

Я не думаю, что именно меня услышал президент Республики, но могу предположить, что кто-то еще говорил об этом, и что данная точка зрения в конечном счете если не победила, то стала пользоваться большей поддержкой.

– Стало также известно о создании в Беларуси новой партии «Союз», которая планирует продвигать развитие союза с Россией. Почему, на ваш взгляд, в Беларуси не были представлены ранее ярко выраженные пророссийские партии? Насколько перспективным может стать новый партийный проект, учитывая ситуацию с опальным экс-кандидатом в президенты Беларуси Виктором Бабарико, на связь которого с Россией неоднократно намекали белорусские власти?

Наличие партии, в программе которой заявлен приоритет развития отношений с Россией, возможно, но должны быть очень четкие формулировки. Понятно, что Беларусь, как независимое государство, может поддержать партию, которая выступает за союзные отношения, но не может поддержать партию, которая выступает за утрату суверенитета. Это очень важное обстоятельство и очень важный момент. Вряд ли в государстве может быть легальная партия, которая выступает за ликвидацию государства. Наши лидеры постоянно говорят о другом – об интеграции двух государств. Здесь очень важно учитывать то обстоятельство, чтобы развитие любой партии, выступающей за наше сближение, было правильно оценено компетентными органами Беларуси.

– Позволит ли партийная реформа стабилизировать политическую ситуацию в республике в долгосрочной перспективе?

Вопрос немного преждевременный, поскольку мы на сегодняшний день не знаем, конечно, как пойдет этот процесс и чем он закончится. Сейчас на новом этапе партийно-политического строительства Беларусь делает только первые шаги, поэтому мы можем только пожелать нашим белорусским друзьям, чтобы партийно-политическое строительство привело к укреплению белорусского государства и, конечно же, к развитию двухсторонних связей. Это полностью в интересах и Минска, и Москвы.

Беседовала Мария Мамзелькина

Загрузка...
Комментарии
03 Ноября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Варшава может просчитаться в попытке использовать слабости Брюсселя.

Инфографика: Сколько Беларусь экономит на российском газе
инфографика
Цифра недели

4%

составит рост ВВП участников Евразийского банка развития по итогам 2021 г. по прогнозу его аналитиков

Mediametrics