Военная спецоперация на Украине: Особенности российской стратегии Военная спецоперация на Украине: Особенности российской стратегии

24 февраля 2022 г. президент РФ Владимир Путин заявил о начале специальной военной операции в Украине. По словам главы государства, ее целями являются денацификация и демилитаризация страны, а также защита людей, которые подвергаются издевательствам, геноциду со стороны киевского режима. 28 февраля российская и украинская стороны провели переговоры на территории Беларуси, однако конкретных шагов по деэскалации конфликта пока намечено не было. О том, как развиваются события и в чем заключаются предварительные результаты операции, читайте в статье кандидата исторических наук, эксперта Института актуальных международных проблем Дипломатической академии МИД России Евгения Коренева.

Ход операции и достигнутые результаты


Российская спецоперация фактически стартовала с нанесения ударов высокоточным оружием по украинским системам противовоздушной обороны (ПВО) и другим объектам военной инфраструктуры, включая узлы связи и командные пункты. Сразу после этого силами Народной милиции ЛНР и ДНР начался прорыв эшелонированной обороны Вооруженных сил Украины (ВСУ) на Донбассе. Одновременно с этим подразделения Вооруженных сил (ВС) РФ приступили к установлению контроля над отдельными военными объектами на территории различных регионов Украины.

Что касается плана операции, то пока общий замысел российского Генерального штаба, по понятным причинам, не озвучен, но ход боевых действий уже наглядно доказывает, что операция предполагает нанесение мощного удара по позициям ВСУ на Донбассе, где находится подавляющая часть личного состава и вооружений украинской армии, уничтожение военной инфраструктуры Левобережной Украины и создание плацдарма вблизи крупнейших городов, расположенных недалеко от российской или белорусской границы (Киев, Чернигов, Сумы, Харьков, Херсон, Мелитополь, Геническ). Значительную часть этих задач ВС РФ уже удалось решить.

Помимо этого, создание плацдарма в Херсонской области позволило начать работы по запуску Северо-Крымского канала для бесперебойного снабжения водой полуострова Крым, а также обеспечить надежное прикрытие этого стратегически значимого региона от возможного проникновения крупных войсковых группировок ВСУ. Кроме того, установление контроля над островом Змеиный (Одесская область) позволило не допустить провокаций со стороны Румынии, которая могла бы попытаться захватить эту территорию в случае ухудшения обстановки.

По данным Министерства обороны РФ на 28 февраля, российские военные поразили 1146 объектов военной инфраструктуры Украины, включая 31 пункт управления и узлов связи, 81 зенитный ракетный комплекс С-300, «Бук М-1» и «Оса», а также 75 радиолокационных станций. Уничтожены 311 украинских танков и других боевых бронированных машин, 42 самолета и вертолета, 51 реактивная система залпового огня, 147 орудий полевой артиллерии и минометов, 263 единицы специальной военной автотехники. Счет сдавшихся в плен военнослужащих ВСУ и уничтоженных бойцов батальонов украинских националистов, оказывавших вооруженное сопротивление, по всей видимости, уже идет на сотни, хотя полных данных на этот счет нет.

Озвученных потерь военной техники ВС РФ на сегодняшний день нет, за исключением штурмовика Су-25, потерпевшего крушение в результате ошибки пилотирования (летчик благополучно катапультировался и добрался до своей воинской части).

Безусловно, будучи реалистами, нельзя было предположить, что операция такого масштаба, в ходе которой происходят масштабные боестолкновения с батальонами украинских националистов, применяется тяжелое вооружение ВСУ, обойдется без потерь. В Интернете появилось большое количество фейковых материалов, сообщающих о сотнях и даже тысячах погибших военнослужащих ВС РФ.

Вероятно, реагируя на подобную дезинформацию, российское руководство решило впервые прокомментировать эту ситуацию 27 февраля. В заявлении официального представителя Минобороны РФ Игоря Конашенкова по этому поводу говорится следующее: «К сожалению, есть погибшие и раненые наши товарищи. Но наши потери многократно меньше уничтоженных националистов. И потерь среди военнослужащих украинских вооруженных сил». Очевидно, что приблизительное количество потерь как с одной, так и с другой стороны, можно будет понять только после окончания боевых действий, хотя публикация сведений о них будет сопровождаться волной фейков, которая будет запущена, в том числе западными спецслужбами.

Особенности операции


Специальная военная операция России принципиально отличается от всех боевых действий, в которых приходилось принимать участие российским военнослужащим за последние 30 лет. Это в первую очередь связано с тем, что в качестве двух основных целей ее проведения президентом России Владимиром Путиным были заявлены демилитаризация и денацификация Украины. Однако, как известно, все новое – это хорошо забытое старое, так что, по сути, подобные задачи наша страна уже решала в годы Великой Отечественной войны, освобождая территорию УССР от нацистов и ликвидируя в первые послевоенные годы силами органов государственной безопасности националистическое подполье в Западной Украине.

В ходе проведения операции российские вооруженные силы столкнулись с одной крайне важной задачей, которую не приходилось никогда решать в реальных боевых условиях ни одной армии. Речь идет о взятии под контроль одного из наиболее опасных инфраструктурных объектов в мире – Чернобыльской АЭС.

Учитывая применяемые украинскими националистическими батальонами методы ведения боевых действий можно было реально предполагать, что они в случае неминуемых неудач могут попытаться прорваться на станцию и организовать там провокации. В частности, неонацисты могли бы осуществить подрыв объекта в качестве наиболее радикальной меры. Или, во всяком случае, шантажируя российское руководство таким подрывом, могли попытаться добиться от него серьезных уступок или даже прекращения операции. Однако уже 24 февраля подразделения ВДВ России взяли под полный контроль территорию в районе Чернобыльской АЭС. Совместно с военнослужащими отдельного батальона охраны АЭС Украины они приступили к обеспечению безопасности энергоблоков и саркофага на станции.

Если говорить про тактику ведения боевых действий, то стоит отметить несколько важных моментов. Наверное, исходя из тенденций развития современной войны, можно было бы ожидать более активного использования беспилотников каждой стороной. Хотя подобные средства все же применяются для нанесения высокоточных ударов и ведения разведывательной деятельности в зоне боевых действий, но, пожалуй, не так активно, учитывая масштабы боестолкновений. Тем не менее, очевидно, что БПЛА еще проявят себя в ходе конфликта, в том числе в ходе боев в городских условиях, если они состоятся.

Украинская сторона, размещая тяжелое вооружение во дворах жилых домов, фактически активно применяет приемы террористов, использовавших в Сирии мирное население в качестве живого щита. Совершенно очевидно, что, нанося удары по позициям подразделений ЛНР и ДНР из жилых кварталов городов, они будут вызывать ответный огонь российских Вооруженных сил, чтобы скомпрометировать их бомбардировкой мирного населения. При этом ВС РФ не реагируют на подобные провокации, а продолжают действовать по намеченному плану, бережно относясь к мирному населению Украины.

Однако это не единственные «сирийские» наработки, которые, по всей видимости, западные кураторы предлагают использовать украинским военным. Официальный представитель Минобороны РФ Игорь Конашенков в ходе брифинга 26 февраля отметил следующее: «Националистические батальоны применяют так называемые «бандер-автомобили», которые имеют повышенную проходимость и оснащены крупнокалиберным стрелковым вооружением или минометами». Такую технику удобно использовать как в сельской местности, так и в городских условиях. Так что Украина, как и Россия, выучила сирийские уроки, но только по-своему.

Да и вообще если еще больше углубиться в историю, то можно провести исторические параллели не только с Сирией, но и с использованием нацистами мирного населения в качестве живого щита в годы Великой Отечественной войны (для украинских националистов, являющихся идеологическими наследниками нацизма, вероятно, такая тактика выглядит вполне приемлемой). К сожалению, можно прогнозировать совершение других военных преступлений украинской стороной, о чем свидетельствует использование запрещенных фосфорных боеприпасов и жестокое обращение со стороны националистов с немногочисленными российскими военнослужащими, попавшими в плен, о чем сообщил официальный представитель Минобороны РФ Игорь Конашенков.

Выводы


Подводя итог, можно сделать 5 ключевых предварительных выводов:

Во-первых, российские Вооруженные силы доказывают свою эффективность. В связи с этим можно говорить о том, что опыт ведения боевых действий в Сирии явно пригодился российской армии. Тот факт, что в ходе многочисленных учений ВС РФ в последние годы отрабатывалась тактика противодействия диверсионным группам, подавление очагов сопротивления террористов в городских условиях также помогает российским военнослужащим и подразделениям Народной милиции ЛНР и ДНР, получающим не только огневую поддержку, но и консультационную помощь от своих боевых товарищей, действовать при установлении контроля над важнейшими объектами инфраструктуры и при освобождении населенных пунктов.

Кроме того, Сирийская кампания дала ВС РФ бесценный опыт по применению крылатых ракет воздушного и морского базирования, что пригодилось при нанесении высокоточных ударов по объектам военной инфраструктуры Украины.

Во-вторых, вполне предсказуемо наиболее серьезное сопротивление Народной милиции ЛНР и ДНР, а также российским военнослужащим оказывают батальоны националистов, а не другие подразделения ВСУ, в которых уже наблюдаются факты массовой сдачи в плен. При этом нельзя недооценивать бойцов нацбатов, представляя их исключительно фанатиками, склонными к иррациональным действиям. Большинство из них имеют реальный боевой опыт в Донбассе, а также проходили подготовку у западных инструкторов, поэтому при получении дополнительного вооружения из-за рубежа могут представлять определенную угрозу подразделениям ВС РФ.

Обращает на себя внимание и тот факт, что руководство ВСУ так и не может установить контроль над батальонами националистов, что может затруднить в дальнейшем переговорный процесс. В случае же установления мира и разоружения украинской армии бойцы нацбатов могут не подчиниться приказам вышестоящего начальства, уйти в подполье и перейти к тактике диверсионной войны. При этом они могут использовать в своих целях тех лиц, которым киевские власти раздали автоматическое оружие: по разным оценкам в количестве более 20 тыс. стволов, а также боеприпасы к ним.

В-третьих, НАТО сохраняет определенную рациональность и не спешит непосредственно ввязываться в конфликт, ограничиваясь в основном задействованием механизма статьи 4 Североатлантического договора, предусматривающей консультации по вопросам безопасности, в случае если одна из сторон договора окажется под угрозой. Те меры, которые на данный момент принял Альянс, не могут реально оказать серьезное воздействие на ход проведения специальной военной операции России.

В частности, НАТО усиливает свой восточный фланг за счет активизации патрулирования воздушного пространства и размещения контингента военнослужащих в размере нескольких тысяч человек в странах Балтии, Польше и Румынии, который выделят Великобритания, Германия, Франция и Италия, а также, возможно, и другие натовские страны.

Однако вполне вероятно, что представители государств-членов НАТО могут составить основу иностранного легиона, о формировании которого заявил президент Украины Владимир Зеленский. Североатлантический альянс и его партнеры, включая даже такие государства как Австралия, наращивают военную помощь Украине за счет поставок летального оружия. В первую очередь речь идет о поставках противотанкового оружия и противовоздушных средств, в том числе переносного зенитно-ракетного комплекса Stinger. Безусловно, запланированные поставки военной техники, которые в ближайшее время будут осуществляться странами Запада, осложнят работу бронетанковых подразделений и авиации ВС РФ, но критически не изменят оперативную обстановку в районе проведения специальной военной операции.

В-четвертых, современные конфликты с участием великих держав приобретают отчетливый гибридный характер. Слабая в военном отношении сторона, которая неминуемо потерпит поражение в прямом боестолкновении с сильным противником при помощи влиятельных иностранных партнеров пытается любыми средствами создать хотя бы какой-то баланс и изменить ситуацию в свою пользу. В связи с этим выглядит неудивительно не только применение националистическим руководством Украины иррегулярных формирований, попытки организации диверсий на российской территории и масштабные кибератаки, но и небывалая в истории информационная война, организованная Западом, которая сопровождается беспрецедентными по своим масштабам санкциями, затрагивающими различные сектора экономики России.

В-пятых, политический реализм побеждает. Нравится это кому-либо, или нет, но защитить свои национальные интересы и обеспечить национальную безопасность в полном объеме в реалиях современного мира наиболее эффективно Россия может с опорой на силу, поскольку другие инструменты, к сожалению, уже не работают. При этом Россия всегда остается открытой к переговорному процессу в любом формате с любыми партнерами.


Евгений Коренев, кандидат исторических наук, эксперт Института актуальных международных проблем Дипломатической академии МИД России

01 марта 2022 г. 20:00

Военная спецоперация на Украине: Особенности российской стратегии

/ Военная спецоперация на Украине: Особенности российской стратегии

24 февраля 2022 г. президент РФ Владимир Путин заявил о начале специальной военной операции в Украине. По словам главы государства, ее целями являются денацификация и демилитаризация страны, а также защита людей, которые подвергаются издевательствам, геноциду со стороны киевского режима. 28 февраля российская и украинская стороны провели переговоры на территории Беларуси, однако конкретных шагов по деэскалации конфликта пока намечено не было. О том, как развиваются события и в чем заключаются предварительные результаты операции, читайте в статье кандидата исторических наук, эксперта Института актуальных международных проблем Дипломатической академии МИД России Евгения Коренева.

Ход операции и достигнутые результаты


Российская спецоперация фактически стартовала с нанесения ударов высокоточным оружием по украинским системам противовоздушной обороны (ПВО) и другим объектам военной инфраструктуры, включая узлы связи и командные пункты. Сразу после этого силами Народной милиции ЛНР и ДНР начался прорыв эшелонированной обороны Вооруженных сил Украины (ВСУ) на Донбассе. Одновременно с этим подразделения Вооруженных сил (ВС) РФ приступили к установлению контроля над отдельными военными объектами на территории различных регионов Украины.

Что касается плана операции, то пока общий замысел российского Генерального штаба, по понятным причинам, не озвучен, но ход боевых действий уже наглядно доказывает, что операция предполагает нанесение мощного удара по позициям ВСУ на Донбассе, где находится подавляющая часть личного состава и вооружений украинской армии, уничтожение военной инфраструктуры Левобережной Украины и создание плацдарма вблизи крупнейших городов, расположенных недалеко от российской или белорусской границы (Киев, Чернигов, Сумы, Харьков, Херсон, Мелитополь, Геническ). Значительную часть этих задач ВС РФ уже удалось решить.

Помимо этого, создание плацдарма в Херсонской области позволило начать работы по запуску Северо-Крымского канала для бесперебойного снабжения водой полуострова Крым, а также обеспечить надежное прикрытие этого стратегически значимого региона от возможного проникновения крупных войсковых группировок ВСУ. Кроме того, установление контроля над островом Змеиный (Одесская область) позволило не допустить провокаций со стороны Румынии, которая могла бы попытаться захватить эту территорию в случае ухудшения обстановки.

По данным Министерства обороны РФ на 28 февраля, российские военные поразили 1146 объектов военной инфраструктуры Украины, включая 31 пункт управления и узлов связи, 81 зенитный ракетный комплекс С-300, «Бук М-1» и «Оса», а также 75 радиолокационных станций. Уничтожены 311 украинских танков и других боевых бронированных машин, 42 самолета и вертолета, 51 реактивная система залпового огня, 147 орудий полевой артиллерии и минометов, 263 единицы специальной военной автотехники. Счет сдавшихся в плен военнослужащих ВСУ и уничтоженных бойцов батальонов украинских националистов, оказывавших вооруженное сопротивление, по всей видимости, уже идет на сотни, хотя полных данных на этот счет нет.

Озвученных потерь военной техники ВС РФ на сегодняшний день нет, за исключением штурмовика Су-25, потерпевшего крушение в результате ошибки пилотирования (летчик благополучно катапультировался и добрался до своей воинской части).

Безусловно, будучи реалистами, нельзя было предположить, что операция такого масштаба, в ходе которой происходят масштабные боестолкновения с батальонами украинских националистов, применяется тяжелое вооружение ВСУ, обойдется без потерь. В Интернете появилось большое количество фейковых материалов, сообщающих о сотнях и даже тысячах погибших военнослужащих ВС РФ.

Вероятно, реагируя на подобную дезинформацию, российское руководство решило впервые прокомментировать эту ситуацию 27 февраля. В заявлении официального представителя Минобороны РФ Игоря Конашенкова по этому поводу говорится следующее: «К сожалению, есть погибшие и раненые наши товарищи. Но наши потери многократно меньше уничтоженных националистов. И потерь среди военнослужащих украинских вооруженных сил». Очевидно, что приблизительное количество потерь как с одной, так и с другой стороны, можно будет понять только после окончания боевых действий, хотя публикация сведений о них будет сопровождаться волной фейков, которая будет запущена, в том числе западными спецслужбами.

Особенности операции


Специальная военная операция России принципиально отличается от всех боевых действий, в которых приходилось принимать участие российским военнослужащим за последние 30 лет. Это в первую очередь связано с тем, что в качестве двух основных целей ее проведения президентом России Владимиром Путиным были заявлены демилитаризация и денацификация Украины. Однако, как известно, все новое – это хорошо забытое старое, так что, по сути, подобные задачи наша страна уже решала в годы Великой Отечественной войны, освобождая территорию УССР от нацистов и ликвидируя в первые послевоенные годы силами органов государственной безопасности националистическое подполье в Западной Украине.

В ходе проведения операции российские вооруженные силы столкнулись с одной крайне важной задачей, которую не приходилось никогда решать в реальных боевых условиях ни одной армии. Речь идет о взятии под контроль одного из наиболее опасных инфраструктурных объектов в мире – Чернобыльской АЭС.

Учитывая применяемые украинскими националистическими батальонами методы ведения боевых действий можно было реально предполагать, что они в случае неминуемых неудач могут попытаться прорваться на станцию и организовать там провокации. В частности, неонацисты могли бы осуществить подрыв объекта в качестве наиболее радикальной меры. Или, во всяком случае, шантажируя российское руководство таким подрывом, могли попытаться добиться от него серьезных уступок или даже прекращения операции. Однако уже 24 февраля подразделения ВДВ России взяли под полный контроль территорию в районе Чернобыльской АЭС. Совместно с военнослужащими отдельного батальона охраны АЭС Украины они приступили к обеспечению безопасности энергоблоков и саркофага на станции.

Если говорить про тактику ведения боевых действий, то стоит отметить несколько важных моментов. Наверное, исходя из тенденций развития современной войны, можно было бы ожидать более активного использования беспилотников каждой стороной. Хотя подобные средства все же применяются для нанесения высокоточных ударов и ведения разведывательной деятельности в зоне боевых действий, но, пожалуй, не так активно, учитывая масштабы боестолкновений. Тем не менее, очевидно, что БПЛА еще проявят себя в ходе конфликта, в том числе в ходе боев в городских условиях, если они состоятся.

Украинская сторона, размещая тяжелое вооружение во дворах жилых домов, фактически активно применяет приемы террористов, использовавших в Сирии мирное население в качестве живого щита. Совершенно очевидно, что, нанося удары по позициям подразделений ЛНР и ДНР из жилых кварталов городов, они будут вызывать ответный огонь российских Вооруженных сил, чтобы скомпрометировать их бомбардировкой мирного населения. При этом ВС РФ не реагируют на подобные провокации, а продолжают действовать по намеченному плану, бережно относясь к мирному населению Украины.

Однако это не единственные «сирийские» наработки, которые, по всей видимости, западные кураторы предлагают использовать украинским военным. Официальный представитель Минобороны РФ Игорь Конашенков в ходе брифинга 26 февраля отметил следующее: «Националистические батальоны применяют так называемые «бандер-автомобили», которые имеют повышенную проходимость и оснащены крупнокалиберным стрелковым вооружением или минометами». Такую технику удобно использовать как в сельской местности, так и в городских условиях. Так что Украина, как и Россия, выучила сирийские уроки, но только по-своему.

Да и вообще если еще больше углубиться в историю, то можно провести исторические параллели не только с Сирией, но и с использованием нацистами мирного населения в качестве живого щита в годы Великой Отечественной войны (для украинских националистов, являющихся идеологическими наследниками нацизма, вероятно, такая тактика выглядит вполне приемлемой). К сожалению, можно прогнозировать совершение других военных преступлений украинской стороной, о чем свидетельствует использование запрещенных фосфорных боеприпасов и жестокое обращение со стороны националистов с немногочисленными российскими военнослужащими, попавшими в плен, о чем сообщил официальный представитель Минобороны РФ Игорь Конашенков.

Выводы


Подводя итог, можно сделать 5 ключевых предварительных выводов:

Во-первых, российские Вооруженные силы доказывают свою эффективность. В связи с этим можно говорить о том, что опыт ведения боевых действий в Сирии явно пригодился российской армии. Тот факт, что в ходе многочисленных учений ВС РФ в последние годы отрабатывалась тактика противодействия диверсионным группам, подавление очагов сопротивления террористов в городских условиях также помогает российским военнослужащим и подразделениям Народной милиции ЛНР и ДНР, получающим не только огневую поддержку, но и консультационную помощь от своих боевых товарищей, действовать при установлении контроля над важнейшими объектами инфраструктуры и при освобождении населенных пунктов.

Кроме того, Сирийская кампания дала ВС РФ бесценный опыт по применению крылатых ракет воздушного и морского базирования, что пригодилось при нанесении высокоточных ударов по объектам военной инфраструктуры Украины.

Во-вторых, вполне предсказуемо наиболее серьезное сопротивление Народной милиции ЛНР и ДНР, а также российским военнослужащим оказывают батальоны националистов, а не другие подразделения ВСУ, в которых уже наблюдаются факты массовой сдачи в плен. При этом нельзя недооценивать бойцов нацбатов, представляя их исключительно фанатиками, склонными к иррациональным действиям. Большинство из них имеют реальный боевой опыт в Донбассе, а также проходили подготовку у западных инструкторов, поэтому при получении дополнительного вооружения из-за рубежа могут представлять определенную угрозу подразделениям ВС РФ.

Обращает на себя внимание и тот факт, что руководство ВСУ так и не может установить контроль над батальонами националистов, что может затруднить в дальнейшем переговорный процесс. В случае же установления мира и разоружения украинской армии бойцы нацбатов могут не подчиниться приказам вышестоящего начальства, уйти в подполье и перейти к тактике диверсионной войны. При этом они могут использовать в своих целях тех лиц, которым киевские власти раздали автоматическое оружие: по разным оценкам в количестве более 20 тыс. стволов, а также боеприпасы к ним.

В-третьих, НАТО сохраняет определенную рациональность и не спешит непосредственно ввязываться в конфликт, ограничиваясь в основном задействованием механизма статьи 4 Североатлантического договора, предусматривающей консультации по вопросам безопасности, в случае если одна из сторон договора окажется под угрозой. Те меры, которые на данный момент принял Альянс, не могут реально оказать серьезное воздействие на ход проведения специальной военной операции России.

В частности, НАТО усиливает свой восточный фланг за счет активизации патрулирования воздушного пространства и размещения контингента военнослужащих в размере нескольких тысяч человек в странах Балтии, Польше и Румынии, который выделят Великобритания, Германия, Франция и Италия, а также, возможно, и другие натовские страны.

Однако вполне вероятно, что представители государств-членов НАТО могут составить основу иностранного легиона, о формировании которого заявил президент Украины Владимир Зеленский. Североатлантический альянс и его партнеры, включая даже такие государства как Австралия, наращивают военную помощь Украине за счет поставок летального оружия. В первую очередь речь идет о поставках противотанкового оружия и противовоздушных средств, в том числе переносного зенитно-ракетного комплекса Stinger. Безусловно, запланированные поставки военной техники, которые в ближайшее время будут осуществляться странами Запада, осложнят работу бронетанковых подразделений и авиации ВС РФ, но критически не изменят оперативную обстановку в районе проведения специальной военной операции.

В-четвертых, современные конфликты с участием великих держав приобретают отчетливый гибридный характер. Слабая в военном отношении сторона, которая неминуемо потерпит поражение в прямом боестолкновении с сильным противником при помощи влиятельных иностранных партнеров пытается любыми средствами создать хотя бы какой-то баланс и изменить ситуацию в свою пользу. В связи с этим выглядит неудивительно не только применение националистическим руководством Украины иррегулярных формирований, попытки организации диверсий на российской территории и масштабные кибератаки, но и небывалая в истории информационная война, организованная Западом, которая сопровождается беспрецедентными по своим масштабам санкциями, затрагивающими различные сектора экономики России.

В-пятых, политический реализм побеждает. Нравится это кому-либо, или нет, но защитить свои национальные интересы и обеспечить национальную безопасность в полном объеме в реалиях современного мира наиболее эффективно Россия может с опорой на силу, поскольку другие инструменты, к сожалению, уже не работают. При этом Россия всегда остается открытой к переговорному процессу в любом формате с любыми партнерами.


Евгений Коренев, кандидат исторических наук, эксперт Института актуальных международных проблем Дипломатической академии МИД России

Загрузка...
17 августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Союзное государство становится инструментом развития на фоне санкций.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

27%

составит повышение цен на газ в Молдове с 1 октября 2022 г., утвержденное Национальным агентством по регулированию в энергетике. С октября 2021 г. тариф вырос почти в 7 раз

Mediametrics