27 Мая 2020 г. 18:30

США хотят создать антикитайскую коалицию в Африке – эксперт

США хотят создать антикитайскую коалицию в Африке – эксперт
Фото: china-files.com

В ходе конференции 26 мая глава МИД Китая Ван И отметил, что между Пекином и африканскими странами «давно сложились доверительные и братские отношения». Китай намерен помогать Африке бороться с пандемией коронавируса и ее экономическими последствиями, в том числе – финансово. Между тем, американские аналитики на днях заявили о вероятной слежке китайцев за африканскими деятелями и ведущими предпринимателями. О столкновении интересов двух держав в Африке и об инструментах их противостояния в интервью «Евразия.Эксперт» рассказал генеральный директор международного аналитического центра «Голос Африки» Энгин Озер.

– Китай намерен направить $2 млрд развивающимся странам, пострадавшим от пандемии в ближайшие 2 года. Он также обязался помочь 30 больницам в Африке, создать панафриканский орган здравоохранения и поддержать там доступную вакцину, как только она будет найдена. Почему Пекин оказывает бедным африканским странам такую существенную поддержку в борьбе с пандемией?

– Китай направляет Африке помощь не с медицинскими намерениями, не с целью позаботиться о здоровье африканцев, а для того, чтобы заполучить гарантию невмешательства африканских стран в предстоящие судебные тяжбы между США и Китаем из-за того, что последний не вовремя проинформировал мир о COVİD-19.

Фактически мы наблюдаем ситуацию, когда уже начался судебно-юридический процесс. В Китае обеспокоены тем, что американцы могут перетянуть африканские страны на свою сторону в судебном противостоянии с Пекином, поэтому одним из важных шагов, предпринимаемых сегодня китайскими властями, является оказание гуманитарной помощи в надежде, что те не займут проамериканскую позицию. В настоящее время США подговаривают многие страны инициировать судебные иски против Китая из-за пандемии коронавируса.

С другой стороны, некоторые страны Африки, например, Кения, являются участниками китайской инфраструктурной инициативы «Один пояс, один путь». В их экономику китайцы вложили миллиарды долларов, реализуют различные инфраструктурные проекты в регионе, от которых Пекин не собирается отказываться, а, напротив, решительно настроен расширить свое влияние. Китай слишком много отдал Африке, чтобы оттуда уходить.

– В СМИ периодически тиражируется информация о том, что бедные африканские страны попадают в зависимое положение от Пекина. Так ли все выглядит в действительности?

– На сегодняшний день Китай направляет [в Африку] огромные деньги, даже оказывает военную помощь – в порту Джибути размещен военный порт китайской армии. Китайская программа по инвестированию и кредитованию африканской экономики никак не связана с политической системой в тех или иных африканских странах. Китай направляет им помощь без всяких политических условий – к примеру, не требует повысить эффективность госуправления. Китайцы в этот вопрос, в отличие от Запада, не вмешиваются.

Это устраивает лидеров африканских стран, поэтому китайские кредиты получили широкое распространение в Африке. Но, поскольку в африканских странах бюрократический аппарат коррумпирован, иногда правительства финансируют ненужные и неэффективные проекты, чтобы извлечь выгоду из них в собственных интересах. И когда проект не оправдывает ожиданий, западные эксперты говорят, что китайцы специально финансируют неэффективные проекты, чтобы африканские страны не могли вернуть свои долги, что ставит их в зависимое положение от Пекина.

Такое мнение тоже есть, но если разумно пользоваться предоставленными кредитами, а не вкладывать их не в неперспективные проекты, то можно и избежать негативных последствий.

Китайские кредиты – это хорошая возможность для африканских стран, потому что не все страны или авторитетные международные организации дают кредиты на «китайских условиях». Например, предоставление кредитов МВФ обычно сопровождается набором определенных условий и рекомендаций. Они интересуются вопросами прав человека.

– Как пандемия коронавируса повлияла на китайские проекты в африканских странах?

– Поскольку Африка не очень сильно пострадала от коронавируса, все проекты продолжаются. Но Танзания объявила, что не будет платить долги, у Замбии с Китаем есть проблема в виде долга в $8 млрд. Бытует мнение, что руководство Замбии не в состоянии расплатиться с долгами, поэтому китайцы прибрали к рукам международный аэропорт в столице и несколько компаний. Многое прояснится, когда начнется судебный процесс. Тогда и будет видно, какая африканская страна будет работать с Китаем дальше, а кому будет выгодно не платить по долгам и обвинять Китай.

– Однако в Африке есть и мудрые правительства, построившие сотрудничество с Китаем на взаимовыгодных условиях. Их страны получают больше выгоды от партнерства с Пекином…

– Да, это так. Есть ряд стран, который торгует с Китаем, и есть ряд стран, который берет только в кредит. Например, Ангола – самый эффективный показатель экономического развития. Ангола продает Китаю нефть и вместо денег получает инвестиции. Китайские компании строят порты и реализуют инфраструктурные проекты в обмен на нефть. Получается такой вот бартер. У китайцев нет никаких рычагов, чтобы управлять или вмешиваться в экономику Анголы. Есть страны, которые от китайской экономики полностью зависимы. Плохой пример китайских инвестиций – это Замбия, потому что, сколько бы ни инвестировали, результата нет: заводы не работают, экономика не развивается. Но это не вина Китая, это местные руководители присваивают и прикарманивают кредиты.

Вообще, у Китая был большой интерес к Мадагаскару и Мозамбику. В свое время китайские компании вели разработки месторождений газа на шельфе Мозамбика. На это ушло 4‑5 лет. В данный момент они не работают. Кения, Танзания, Мозамбик, Мадагаскар представляют для Китая стратегическое значение. Кения, к примеру – важный морской порт, стратегический пункт. У Танзании с Китаем имеются большие проблемы, потому что ее правительство исключило китайскую компанию из одного из железнодорожных проектов и передало его турецкой компании.

В Танзании очень сильны антикитайские настроения, в том числе и в Гане, откуда 5 лет назад были депортированы все китайские компании, занимавшиеся добычей золота. С Мадагаскаром сложилось стратегическое партнерство. Год назад в Мадагаскаре были выборы, и китайцы поддержали нынешнего действующего президента. На Мадагаскаре на сегодняшний день два влиятельных игрока – Китай и Франция. В Мозамбике они занимаются реализацией очень больших проектов. Для них большую роль в первую очередь играет Восточная Африка, Индийский океан. Эти области стратегически важные. Именно поэтому китайцы построили в Джибути военно-морской порт.

– Не секрет, что Запад пытается сдержать рост китайского влияния в Африке. Удается ли американцам достигать поставленных целей и как они это делают – через давление на правительства африканских стран или у них есть иные методы сдерживания китайских интересов в регионе?

– Когда пост государственного секретаря США занимал Рекс Тиллерсон, он посетил ряд африканских стран, где прямо угрожал им. Он сказал: будете работать либо с нами, либо с русскими, либо с китайцами. Американцы никогда особое внимание не уделяли африканскому континенту, тут их интересы не так сильны.

Но некоторые африканские страны вынесли урок из риторики Тиллерсона, предельно осторожны в развитии отношений с Китаем, стараются не присоединяться к китайской инициативе «Один пояс, один путь» и не брать у китайцев какие-либо кредиты.

Что касается африканских стран, то Зимбабве и Ангола, безусловно, продолжат сотрудничество с Китаем. Замбия же отношения прекратит. У них имеются большие долги, и они считают, что, разорвав отношения с Пекином, смогут избавиться от выплаты долгов. К тому же, Новый Шелковый путь уже не популярен. Я думаю, что если 35‑40 африканских стран откажутся от сотрудничества с Китаем, то для Пекина смысл инвестировать в этот континент уже пропадет. Американцы могут им сказать: «если не будете сотрудничать с китайцами, то мы не потребуем у вас ваших долгов». Дело, кажется, к этому и идет.

– США предполагают, что Китай ведет в Африке слежку за американцами и африканцами с помощью построенных или отремонтированных китайскими компаниями правительственных зданий и других ресурсов. Действительно ли есть серьезный повод для беспокойства?

– Несколько лет назад китайцы построили в Эфиопии новый комплекс штаб-квартиры Комиссии Африканского союза. В 2018 г. французская газета Le Monde опубликовала статью о том, что китайское правительство прослушивает здание, что во время строительства китайцы установили подслушивающие устройства в стенах и мебели.

Откровенно говоря, все крупные государства это делают. А почему бы этого не сделать Китаю? Это вполне возможно и это легко проверить. После строительства китайцами здания можно провести проверку на предмет выявления подслушивающих устройств, но это несерьезный повод для прекращения отношений с Китаем.

– Какова реакция африканцев на китайский бизнес в Африке? Происходят ли акции протеста против правительства своих стран из-за присутствия китайцев?

– Это очень глубокая тема. Государственные компании Китая обычно инвестируют в инфраструктурные проекты – это автодороги, железные дороги, ГЭС. Они вовремя заканчивают свою работу, привлекают африканцев к работе. К ним нет претензий со стороны рядовых африканцев.

Но также в Африке работают и небольшие китайские компании-частники. Например, в Гане частники, занимавшиеся добычей золота, нанесли большой вред окружающей среде и не платили никаких налогов. Они даже не были осведомлены о законах Ганы.

В африканских странах не испытывают особого восторга от мелких китайских компаний, поскольку они устанавливают свои дешевые станки, оборудование, что приводит в итоге к гибели местного производства.

Например, французы строят электростанцию за 10 лет на условиях выдачи кредита в $20 млрд, китайцы же могут построить данный объект за 5 лет на условиях выдачи кредита в $15 млрд. Но здесь вопрос в качестве.

В Камеруне были протесты против небольших китайских предприятий. В ЮАР тоже – например, против участия китайцев в местном производстве. В Мозамбике китайцы построили железную дорогу до порта Накала, а в Мапуту – крупный мост. В этих странах и в Анголе нет нареканий по работе китайцев, потому что китайцы в местное производство не лезут. У всех, как видите, разное отношение.

Загрузка...
Комментарии
24 Апреля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Швеция стала первой в Евросоюзе страной, полностью закрывшей институты Конфуция.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2019 году
инфографика
Цифра недели

$194 млрд

составляет сумма 178 инвестиционных проектов, включенных в карту индустриализации ЕАЭС – Евразийская экономическая комиссия

Mediametrics