28 Марта 2018 г. 21:00

США против Китая: торговая война неминуема

США против Китая: торговая война неминуема
Фото: ria.ru

Президент США Дональд Трамп перешел от угроз к действиям и ввел торговые пошлины на китайские товары. Пекин увещевает Вашингтон вернуться на тропу экономического мира. Однако о торговой войне двух экономических гигантов говорят все чаще. Пока сражения двух теснейшим образом экономически связанных великих держав не дотягивают до определения торговой войны. Однако противоречия нарастают, а торговые ограничения декларируются по все большим спискам товаров. Каковы внутренние ограничители в конфликте, и что случится, если обе державы, наконец, столкнутся в большой торговой войне?

Американская альтернатива китайскому «шелковому пути»


Недавно США с целью запуска альтернативы китайским инициативам транспортных коридоров в Евразии  инициировали обсуждение плана конструирования нового международного инфраструктурного проекта с Индией, Японией и Австралией. Декларируется, что проект должен дать новую возможность для других стран, выходящих к Тихому и Индийскому океанам, и якобы не направлен против Пекина. На деле он должен заменить упраздненный ранее Дональдом Трампом проект Транстихоокеанского соглашения о свободной торговле. Для его роспуска у США имелось две причины: невозможность реально контролировать широкий протекционистский с точки зрения интересов американских компаний договор и сомнительная способность американской экономики тянуть за собой другие страны.

Старый проект Вашингтона был понятен и сравнительно прост, поскольку должен был объединить и замкнуть экономики вокруг США. Китай к сотрудничеству не приглашали. Барак Обама даже заявил, что писать правила международной торговли должны не китайцы, а американцы, как это и было прежде. Впрочем, ЕС отказался участвовать в создании американского «кольца силы», затянув переговоры о Трансатлантическом партнерстве и сделав их бесконечными и бессмысленными. В свою очередь, Трамп выступил против подобных соглашений от лица промышленников и рабочего класса США.

От слов в 2016 г. Трамп быстро перешел к делу, ликвидировав в начале 2017 г. Транстихоокеанское партнерство. А ведь казалось, что до появления нового американского торгового блока оставалось немного времени, что США сумели изолировать КНР и усилили влияние. Теперь они ищут новый план.

Новый американский проект выглядит туманным в плане его экономического содержания. И дело не в «зачаточном состоянии плана», а в проблеме прокладки некоего нового курса, что не был бы построен на «Вашингтонском консенсусе» (старых правилах «свободной торговли», воплощенных в ВТО, за которые ныне – став сильнее – более всего выступает Пекин) и не повторял бы слабостей Транстихоокеанского партнерства.

Среди них, например, было привилегированное положение американских компаний, едва ли интересное индийскому бизнесу. В чем новый план может удовлетворить всех, так это в распределении американской помощи и в содействии США своим инвесторам в Индии, так как в других местах (зонах традиционно американского делового присутствия) в нем явно не нуждаются.

План Пекина


КНР тем временем не теряет времени и имеет четкую стратегию. Последние пару лет политические аналитики пытаются разобраться с мотивами Китая в деле конструирования «пояса» экономического влияния и «шелкового пути».

Поднебесная шаг за шагом усиливает свой вес в Центральной Азии и зоне своих южных вод. Незримо идет борьба за восстановление древнего торгово-политического влияния Китая в окружающих его землях. Пекин декларирует не всегда то, что реально делает.

Во-первых, он провозглашает необходимость транзита своих товаров в Европу по евразийским сухим путям, а не по водным. А это далеко не всегда выгодно экономически. Во-вторых, Россия могла бы обеспечить такой транзит, но пока лишь 1% китайских контейнеров перебрасывается по Транссибирской магистрали (и это львиная доля сухопутного транзита из Китая в ЕС сегодня), так как доставка по водным путям обходится дешевле.

Китай проникает в Пакистан и Афганистан. А эти страны формально находятся среди постоянных партнеров США и их союзников. Китайские проекты явно продвигаются как в политическом, так и в экономическом плане, а это заставляет нервничать Вашингтон все больше.

Стратегический кризис США


Стоит учесть, что американские проекты вовсе не продвигаются, а напротив – рассыпаются. Так, Обама грезил войти в учебники истории как создатель нового «кольца силы» США. Но таких учебников не будет, хотя они могли бы быть, если бы американским элитам больше везло, и они могли бы действовать с той свободой, какую имели в 1950-1960 гг.

Трамп пообещал вернуть США в состояние бурно развивающейся индустриальной экономики, но пошел на компромисс со своими противниками в Конгрессе. Потому его администрация ведет «войну санкций» против России так решительно, что это отразилось на отношениях США и ЕС. В Брюсселе и Берлине недовольны США так сильно, что речь отныне идет о взаимных экономических санкциях. К тому же то немногое, что Трамп делал для возрождения протекционизма, также сердит ЕС.

Вашингтон извлекает ныне уроки из решений, казавшихся прежде правильными, а на деле являвшихся естественными для прежней эпохи.

Возможно, в США уже переоценили свою стратегию сближения с Китаем в 1970-1980-е гг. Она казалась политически безвредной, а экономически чрезвычайно выгодной, что американские компании и наблюдали в 1990-2000-е гг. Но уже в преддверии кризиса 2008 г. власти США не могли не видеть и некоторые «но».

Теперь Вашингтон не знает, как выйти из торговой связки с Поднебесной, чтобы это не обрушило фондовый рынок самих США и не ударило по доллару из-за обвала международной торговли. Китай давно обошел США по объемам производства и товарной торговли, а также по такому размытому показателю, как ВВП.

Фактически по итогам Второй волны кризиса (2014-2016 гг.) именно КНР стала центром мировой экономики, поскольку, запустив у себя новое оживление, она тем самым обеспечила начало новой глобальной торговой стабилизации.

С этого момента США могут играть против Китая, но не могут часто и серьезно выигрывать. Они вынуждены терять влияние в Азии, поскольку могут предложить деньги для различных политических проектов и политиков, могут угрожать санкциями и арестом счетов местной элиты в своих банках, но не могут убедительно обещать своим партнерам рост экономики.

Сделка с США ничего не дает на общем хозяйственном уровне. Потому правительства будут все больше оглядываться на Китай.

Связь с его рынком обещает слишком много, даже если в ближайшие годы рост экономики Поднебесной прервется. Положение США едва ли от этого станет выигрышным, а их проекты – более интересными для стран Азии, поскольку новый спад на рынках вызовет рост протекционизма и замещения импорта.

Маневр для Вашингтона


Индия единственная может рассчитывать на большие выгоды от участия в их проектах. Индия стремится заместить китайские товары широкого потребления, а Вашингтон осознает необходимость ограничения китайского ввоза. Для него также важно держать БРИКС расколотыми – сейчас лишь Китай и Россия могут играть в этой команде относительно смело, отстаивая свои интересы.

Австралия заинтересована в поддержке американских инициатив, поскольку опасается замещения своего вывоза в Китай сырьем из Евразии. Что касается Японии, то она обречена маневрировать и способна как идти вместе с США, так и искать выгоды на стороне. Команда же в целом едва ли может предложить нечто выгодное и перспективное другим странам.

Китай перерос американских партнеров и переигрывает их во множестве малых партий, что может привести его к крупному успеху в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Единственным способом для США ограничить роль Китая могло бы быть отдаление от него России при предоставлении ее капиталу самых широких прав, но произошло ровно обратное.

А это означает, что вашингтонские политики вынуждены будут наблюдать за ростом влияния Китая, которому они пока не могут противопоставить тотальное отлучение его товаров от своего рынка, а значит, не могут противопоставить и ничего серьезного в политике. Но игра все равно идет, и торговая война надвигается.

Последствия торговой войны США и Китая


США и их союзники могут повысить напряжение в отношениях с Китаем. Это будет происходить. Однако основанием для развития американоцентричных интеграционных проектов в Азиатско-Тихоокеанском регионе это быть не может. А если в Вашингтоне вдруг наберутся сил сторонники открытой, настоящей торговой войны с Китаем, мир, к которому мы привыкли, перевернется.

На блоке экономик США и КНР держался подъем в глобальной экономике до 2008 г., и на его сохранении держалось во многом оживление 2010-2013 гг. Этот блок удерживает рынки от падения и теперь. Но стоило только Трампу инициировать процесс ограничения импорта и инвестиций из Китая, фондовый рынок США 22 марта ушел вниз. И хотя ограничения ввоза, на которых настаивает глава США, касаются большей частью высокотехнологичных продуктов, разрушение торговой смычки пугает многие корпорации, банки и финансовые компании в США.

Пекин не молчит в ответ. Дело не только в его большой континентальной игре, но и в том, что Министерство коммерции Китая уже представило список из 128 получаемых из США товаров, на которые могут быть установлены пошлины.

Протекционизм США грозит встретить ответ не в виде едва ли имеющих ныне смысл жалоб в ВТО, а в форме таких же таможенных барьеров. Стороны будут стараться сбалансировать ущерб, а торговые связи будут рваться. Пекин, похоже, осознал неизбежность отсоединения от американского рынка, некогда сделавшего китайское экономическое чудо возможным.

Но Пекин говорит о необходимости поиска консенсуса. Оппозиция Трампу видит необходимость его сдерживания, а потому торговая война скорее стучит в двери китайско-американских дел, но не врывается в них. Ворвется ли? Неминуемо. Вопрос в том, что даст этому толчок.

В начале 2016 г. Вторая волна мирового кризиса достигла пика. Экономическая статистика Китая (особенно его торговые показатели) была плоха, как никогда. Китай сумел выйти из этой ситуации, вновь нарастил импорт, а с ним и экспорт. Он избежал девальвации юаня, ограничившись его медленным ослаблением.

Сейчас в Пекине не могут не понимать: США в случае полномасштабной торговой войны в состоянии вывести экономику Китая из равновесия, понеся при этом едва ли предсказуемые потери. Но точно так же и падение на американском фондовом рынке – результат разрыва пузырей – может ударить по Китаю.

Проблема США в том, что до этого события, которое, вероятно, станет началом новой волны мирового кризиса, они едва ли могут перейти к большой торговой войне. Трампа просто будут сдерживать.

Но Трампа не остановят. Шаг за шагом он будет усиливать давление на импорт из КНР. И если в Пекине хотят понять будущее, то должны представить ситуацию, когда на рынке США китайских товаров будет совсем мало. Их не обязательно на 100% заменят местные вещи. Тут мечте Трампа дорогу дадут едва ли. Но те страны, что будут в блоке с США, смогут замещать китайские продукты. Этого, похоже, не избежать.


Василий Колташов, Руководитель Центра политэкономических исследований

Загрузка...
Комментарии
16 Января
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

5 вопросов о значении «исторического послания» В.В.Путина для внешней политики Кремля.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2019 году
инфографика
Цифра недели

$400 млн


выделил «Беларуськалию» Евразийский банк развития в рамках финансирования оборотного капитала и инвестиционной программы

Mediametrics