США перешли от тактики «вовлечения» Беларуси к созданию обузы для России США перешли от тактики «вовлечения» Беларуси к созданию обузы для России

Завершается формирование внешнеполитической конфигурации, в которой Республика Беларусь будет жить в ближайшие годы. С принятием нового пакета санкций США закрепляют переход от тактики «вовлечения» (выманивания) Беларуси к тактике создания обузы для России. Это вполне согласуется с картинкой «бегства» США из аэропорта Кабула: минимизация внешних обязательств, отказ от сложных игр. Любые уступки Минска будут рассматриваться Западом как проявление слабости президентом Александром Лукашенко и будут использованы для перезапуска протестной волны. При этом курс Минска в новых условиях по-прежнему не обозначен. 

Выступая перед СМИ 9 августа, ровно через год после президентских выборов 2020 г., Александр Лукашенко ужесточил риторику в отношении Запада и подтвердил отказ от закрепленного в конституции «стремления к нейтралитету». Президент Беларуси допустил подписание союзных программ интеграции с Россией до конца 2021 г. При этом вновь отложены вопросы размещения российской военной базы в Беларуси и признание Крыма. Лукашенко снова призвал страны Запада отказаться от конфронтации и перейти к диалогу.

Новые санкции США


В этот же «символический» день 9 августа президент США Джо Байден ввел новые санкции против Беларуси. ЕС и США в 2021 г. уже перешли от персональных санкций к санкциям против целых секторов белорусской экономики. Ограничения против лиц и компаний было сравнительно легко обойти, в отличие от секторальных. Понятно, что санкции не легитимны, введены в обход ООН в одностороннем порядке, но от этого их ущерб для белорусской экономики и уровня жизни людей не становится менее реальным.

В санкции заложен принцип экстерриториальности. То есть, США смогут, если захотят, применять их в отношении третьих стран, сотрудничающих с белорусскими предприятиями и лицами, находящимися под санкциями.

В ближайшие полгода станет ясно, насколько жестко Вашингтон готов применять эту дубинку. Но уже понятно, что США фактически запрещают с 2022 г. закупку белорусских нефтепродуктов не только своим компаниям, но и третьим странам. Прежде всего, речь идет об Украине, которая является крупнейшим импортером белорусского топлива. Это последний рынок Минска, и заменить его нечем (ЕС уже начал отказ от нефтепродуктов). В год Беларусь экспортировала нефтепродуктов на сумму более $5 млрд. Это до 8% ВВП страны. Едва ли вызывает сомнения, что США смогут добиться от Киева отказа от закупок белорусского топлива.

Если раньше США играли на вовлечение Минска, занимаясь политическим сводничеством Киева и Минска, имея в виду их отрыв от России, то теперь тактика меняется. В США оформляется новый курс: комплексное давление на белорусское руководство и экономику страны с тем, чтобы сделать из нее как можно большую обузу для России, высасывая ресурсы Москвы. Фобии, что Лукашенко объединится с Россией, отброшены.

Попытки Минска форсировать развитие отношений с Китаем пока ни к чему не привели. С 2020 г. кредитования со стороны КНР практически не ведется, экспорт остается на скромной планке $800 млн. Неудивительно, что в ходе «большого разговора» Александра Лукашенко тема Китая оказалась на периферии.

Единственный оставшийся для Минска вариант – либо продавать нефтепродукты в Россию, либо через Россию их экспортировать.

Тихановская в Вашингтоне


В июле 2021 г. состоялась поездка экс-кандидата в президенты Светланы Тихановской в США. Как видно по единственному фото, опубликованному в твиттере Джо Байдена, встреча Тихановской с президентом США состоялась «на ногах» и рукопожатия предъявлено публике не было. Байден поздоровался, вежливо выслушал, социальная дистанция тщательно соблюдалась: чтобы не раздражать Кремль, но и не сдавать позиций перед Москвой.

Разыгрывают карту Тихановской как экс-кандидата в президенты пока на среднем уровне и полуофициально, но с выходом на первых лиц и плотной опекой через окружение. Неофициальные встречи Тихановской в высоких кабинетах Вашингтона полезны в первую очередь американским чиновникам, курирующим восточноевропейский трек. Они используют визит Тихановской, чтобы создать политическую поддержку в Вашингтоне своим проектам влияния на Беларусь.

Встреча Тихановской в США высвечивает ряд позиций и мер, которые США будут реализовывать в дополнение к санкциям.

Инфраструктура влияния на Беларусь


Экспертное сопровождение поездки Тихановской обеспечил Атлантический совет – известная американская фабрика мысли при НАТО. В период 2014‑2020 гг. данный совет предоставлял площадку белорусскому МИД для публичных консультаций по тематике «нейтралитета» и «многовекторности». Ряд его членов, включая получившего известность в Беларуси М. Карпентера, в Минске принимал Александр Лукашенко. Теперь место официальной минской дипломатии в Атлантическом совете отдали белорусской оппозиции.

Тихановская сейчас – удобное «первое лицо» для решения вопросов. Список ее встреч в США – это карта пересборки инфраструктуры влияния на Беларусь: Госдеп, Конгресс (Friends of Belarus Caucus), USAID (деньги), USAGM (СМИ) и другие.

Добавим сюда субсидии ЕС на переезд, которые призваны поддерживать и формировать белорусскую политическую иммиграцию. Бутафорский по форме, но реально происходящий перехват литовским посольством и командой, стоящей за Тихановской, взаимодействия с белорусской диаспорой в Америке у белорусского МИДа. А также – фонды для чрезвычайных обстоятельств (emergency funds), которые предусмотрены теперь и в рамках Евросоюза. В том числе, для быстрой заливки денег в страны, где возможны быстрые политические изменения.

Вырисовывается вчерне чертеж механизма влияния на Беларусь в ближайшие годы. Конечно, это лишь видимая верхушка айсберга, и многое будет меняться в зависимости от ситуации, но принцип уже виден. В методологии нет ничего нового. Обновилась тактика: заигрывания с белорусской властью уступили место длинной палке, которой будут бить Минск, чтобы создать новые проблемы России.

Ответ Минска


Как в этой ситуации собирается действовать белорусская власть? Во внутренней политике курс ясно обозначен: подавление протестных настроений, зачистка прозападной сети НПО и медиа, конституционная реформа с созданием инструмента контроля политического транзита в лице Всебелорусского народного собрания. При этом контуры самого транзита не обозначены, как и перспективы расширения политического участия.

Но ключевым становится вопрос экономической стабильности. Какую позицию выберет Минск с учетом изменения тактики США? Что предложит Москве как единственному союзнику? Ответа на эти вопросы пока нет. Последние месяцы проходили под знаком надежд белорусского руководства на возвращение к некой нормализации отношений с Западом. Для этого использовалась жесткая риторика и рычаги воздействия, включая миграционный. Но желаемого эффекта это не дало. Снизилась динамика и в отношениях с Китаем.

Александр Лукашенко как опытный политик ведет игру сразу на нескольких досках, ища возможности, но многие доски уже опрокинуты, на других цугцванг. Реальные перспективы есть только в отношениях с Россией. Белорусская сторона пока не предлагает Москве ничего нового, рассчитывая на продолжение экономической поддержки. Публичное обсуждение интеграции по-прежнему сводится Минском к недопустимости создания наднациональных органов. Хотя понятно, что свет клином на них не сошелся.

Позиция Москвы давно обозначена. Для системного развития сотрудничества нужно задать долгосрочную определенность в союзнических отношениях. Например, закрепив их общей внешней политикой, основанной на признании Крыма, общей оборонной политикой, не исключающей укрепление обороноспособности Беларуси за счет российских баз, общим регулированием в экономике. При этом данные решения не навязывают, уважая выбор Минска.

Чем дальше этот выбор откладывается, тем больше уходит время, ослабляя переговорные позиции белорусской стороны.


Вячеслав Сутырин

17 августа 2021 г. 07:55

США перешли от тактики «вовлечения» Беларуси к созданию обузы для России

/ США перешли от тактики «вовлечения» Беларуси к созданию обузы для России

Завершается формирование внешнеполитической конфигурации, в которой Республика Беларусь будет жить в ближайшие годы. С принятием нового пакета санкций США закрепляют переход от тактики «вовлечения» (выманивания) Беларуси к тактике создания обузы для России. Это вполне согласуется с картинкой «бегства» США из аэропорта Кабула: минимизация внешних обязательств, отказ от сложных игр. Любые уступки Минска будут рассматриваться Западом как проявление слабости президентом Александром Лукашенко и будут использованы для перезапуска протестной волны. При этом курс Минска в новых условиях по-прежнему не обозначен. 

Выступая перед СМИ 9 августа, ровно через год после президентских выборов 2020 г., Александр Лукашенко ужесточил риторику в отношении Запада и подтвердил отказ от закрепленного в конституции «стремления к нейтралитету». Президент Беларуси допустил подписание союзных программ интеграции с Россией до конца 2021 г. При этом вновь отложены вопросы размещения российской военной базы в Беларуси и признание Крыма. Лукашенко снова призвал страны Запада отказаться от конфронтации и перейти к диалогу.

Новые санкции США


В этот же «символический» день 9 августа президент США Джо Байден ввел новые санкции против Беларуси. ЕС и США в 2021 г. уже перешли от персональных санкций к санкциям против целых секторов белорусской экономики. Ограничения против лиц и компаний было сравнительно легко обойти, в отличие от секторальных. Понятно, что санкции не легитимны, введены в обход ООН в одностороннем порядке, но от этого их ущерб для белорусской экономики и уровня жизни людей не становится менее реальным.

В санкции заложен принцип экстерриториальности. То есть, США смогут, если захотят, применять их в отношении третьих стран, сотрудничающих с белорусскими предприятиями и лицами, находящимися под санкциями.

В ближайшие полгода станет ясно, насколько жестко Вашингтон готов применять эту дубинку. Но уже понятно, что США фактически запрещают с 2022 г. закупку белорусских нефтепродуктов не только своим компаниям, но и третьим странам. Прежде всего, речь идет об Украине, которая является крупнейшим импортером белорусского топлива. Это последний рынок Минска, и заменить его нечем (ЕС уже начал отказ от нефтепродуктов). В год Беларусь экспортировала нефтепродуктов на сумму более $5 млрд. Это до 8% ВВП страны. Едва ли вызывает сомнения, что США смогут добиться от Киева отказа от закупок белорусского топлива.

Если раньше США играли на вовлечение Минска, занимаясь политическим сводничеством Киева и Минска, имея в виду их отрыв от России, то теперь тактика меняется. В США оформляется новый курс: комплексное давление на белорусское руководство и экономику страны с тем, чтобы сделать из нее как можно большую обузу для России, высасывая ресурсы Москвы. Фобии, что Лукашенко объединится с Россией, отброшены.

Попытки Минска форсировать развитие отношений с Китаем пока ни к чему не привели. С 2020 г. кредитования со стороны КНР практически не ведется, экспорт остается на скромной планке $800 млн. Неудивительно, что в ходе «большого разговора» Александра Лукашенко тема Китая оказалась на периферии.

Единственный оставшийся для Минска вариант – либо продавать нефтепродукты в Россию, либо через Россию их экспортировать.

Тихановская в Вашингтоне


В июле 2021 г. состоялась поездка экс-кандидата в президенты Светланы Тихановской в США. Как видно по единственному фото, опубликованному в твиттере Джо Байдена, встреча Тихановской с президентом США состоялась «на ногах» и рукопожатия предъявлено публике не было. Байден поздоровался, вежливо выслушал, социальная дистанция тщательно соблюдалась: чтобы не раздражать Кремль, но и не сдавать позиций перед Москвой.

Разыгрывают карту Тихановской как экс-кандидата в президенты пока на среднем уровне и полуофициально, но с выходом на первых лиц и плотной опекой через окружение. Неофициальные встречи Тихановской в высоких кабинетах Вашингтона полезны в первую очередь американским чиновникам, курирующим восточноевропейский трек. Они используют визит Тихановской, чтобы создать политическую поддержку в Вашингтоне своим проектам влияния на Беларусь.

Встреча Тихановской в США высвечивает ряд позиций и мер, которые США будут реализовывать в дополнение к санкциям.

Инфраструктура влияния на Беларусь


Экспертное сопровождение поездки Тихановской обеспечил Атлантический совет – известная американская фабрика мысли при НАТО. В период 2014‑2020 гг. данный совет предоставлял площадку белорусскому МИД для публичных консультаций по тематике «нейтралитета» и «многовекторности». Ряд его членов, включая получившего известность в Беларуси М. Карпентера, в Минске принимал Александр Лукашенко. Теперь место официальной минской дипломатии в Атлантическом совете отдали белорусской оппозиции.

Тихановская сейчас – удобное «первое лицо» для решения вопросов. Список ее встреч в США – это карта пересборки инфраструктуры влияния на Беларусь: Госдеп, Конгресс (Friends of Belarus Caucus), USAID (деньги), USAGM (СМИ) и другие.

Добавим сюда субсидии ЕС на переезд, которые призваны поддерживать и формировать белорусскую политическую иммиграцию. Бутафорский по форме, но реально происходящий перехват литовским посольством и командой, стоящей за Тихановской, взаимодействия с белорусской диаспорой в Америке у белорусского МИДа. А также – фонды для чрезвычайных обстоятельств (emergency funds), которые предусмотрены теперь и в рамках Евросоюза. В том числе, для быстрой заливки денег в страны, где возможны быстрые политические изменения.

Вырисовывается вчерне чертеж механизма влияния на Беларусь в ближайшие годы. Конечно, это лишь видимая верхушка айсберга, и многое будет меняться в зависимости от ситуации, но принцип уже виден. В методологии нет ничего нового. Обновилась тактика: заигрывания с белорусской властью уступили место длинной палке, которой будут бить Минск, чтобы создать новые проблемы России.

Ответ Минска


Как в этой ситуации собирается действовать белорусская власть? Во внутренней политике курс ясно обозначен: подавление протестных настроений, зачистка прозападной сети НПО и медиа, конституционная реформа с созданием инструмента контроля политического транзита в лице Всебелорусского народного собрания. При этом контуры самого транзита не обозначены, как и перспективы расширения политического участия.

Но ключевым становится вопрос экономической стабильности. Какую позицию выберет Минск с учетом изменения тактики США? Что предложит Москве как единственному союзнику? Ответа на эти вопросы пока нет. Последние месяцы проходили под знаком надежд белорусского руководства на возвращение к некой нормализации отношений с Западом. Для этого использовалась жесткая риторика и рычаги воздействия, включая миграционный. Но желаемого эффекта это не дало. Снизилась динамика и в отношениях с Китаем.

Александр Лукашенко как опытный политик ведет игру сразу на нескольких досках, ища возможности, но многие доски уже опрокинуты, на других цугцванг. Реальные перспективы есть только в отношениях с Россией. Белорусская сторона пока не предлагает Москве ничего нового, рассчитывая на продолжение экономической поддержки. Публичное обсуждение интеграции по-прежнему сводится Минском к недопустимости создания наднациональных органов. Хотя понятно, что свет клином на них не сошелся.

Позиция Москвы давно обозначена. Для системного развития сотрудничества нужно задать долгосрочную определенность в союзнических отношениях. Например, закрепив их общей внешней политикой, основанной на признании Крыма, общей оборонной политикой, не исключающей укрепление обороноспособности Беларуси за счет российских баз, общим регулированием в экономике. При этом данные решения не навязывают, уважая выбор Минска.

Чем дальше этот выбор откладывается, тем больше уходит время, ослабляя переговорные позиции белорусской стороны.


Вячеслав Сутырин

Загрузка...
17 августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Союзное государство становится инструментом развития на фоне санкций.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

27%

составит повышение цен на газ в Молдове с 1 октября 2022 г., утвержденное Национальным агентством по регулированию в энергетике. С октября 2021 г. тариф вырос почти в 7 раз

Mediametrics