17 Сентября 2021 г. 08:14

Ставка белорусского IT на аутсорсинг для Запада оказалась стратегической ошибкой – эксперт

/ Ставка белорусского IT на аутсорсинг для Запада оказалась стратегической ошибкой – эксперт
Ставка белорусского IT на аутсорсинг для Запада оказалась стратегической ошибкой – эксперт
Фото: hsto.org

Беларусь потратила много сил на развитие своей IT-сферы, однако политический кризис усложнил положение этого сектора экономики. Из-за поддержки проектов оппозиции несколько резидентов ПВТ стали фигурантами уголовных дел, а соседние Литва и Украина активно продвигали релокацию настроенных против власти «айтишников». Положение отрасли усугубили западные санкции. Ждет ли ПВТ стагнация в таких условиях, и что поможет Беларуси сохранить отрасль, в интервью «Евразия.Эксперт» оценил научный сотрудник Института философии НАН Беларуси Александр Косенков.

– В последние годы Беларусь очень активно развивала IT-отрасль. Крупнейший IT-проект республики, «Парк высоких технологий», позволил довести долю IT-сектора до 6% ВВП. Но в новых условиях, в том числе из-за санкций, развитие IT оказалось под угрозой. Какие риски сложившаяся ситуация создает для белорусской IT-отрасли?

– В результате политических событий 2020 г., в которых участвовали, в том числе, занятые в IT-секторе, в белорусском обществе произошел раскол. Как следствие, возросло недоверие между властью и бизнесом. В условиях взаимного недоверия многие специалисты стали покидать Беларусь, руководители компаний – осуществлять релокацию. Все это, безусловно, наносит урон отрасли, экономике и девальвирует образ IT-страны.

В Беларуси в сложившейся ситуации ведутся поиски создания альтернативы вместо, как можно предположить исходя из риторики властей, не оправдавшего ожидания в условиях политического кризиса Парка высоких технологий. В частности, создается альтернатива в лице IT-града «Академический» на базе Академии наук Беларуси. Анонсированная цель – разработка технологий для предприятий промышленности, транспорта и логистики, сельского хозяйства, строительства, добычи и переработки природных ресурсов и так далее.

Стоит отметить, что ее реализация будет в большей степени соответствовать курсу на построение IT-страны, потому что ПВТ преимущественно ориентирован на внешний рынок, а не на реализацию внутренних проектов.

Возможно, создание IT-града даст импульс для того, чтобы, с одной стороны, начать делать более уверенные шаги по пути внедрения технологий в промышленность, сельское хозяйство и другие сферы, повышая, таким образом, конкурентоспособность белорусской продукции, с другой – для запуска особенно актуальных в нынешних экономических условиях процессов импортозамещения. Могут быть также воплощены в жизнь проекты, направленные на повышение устойчивости институтов к киберугрозам, что актуально в связи с последними случаями утечек данных.

– Поможет ли IT-град «Академический» переломить кризисные тенденции?

– Станет ли научный институт точкой притяжения для инвестиций и кадров, как ПВТ, вопрос открытый. На мой взгляд, данный проект даст немного плодов: как минимум, по той причине, что IT-компании будут для потенциального специалиста более привлекательными с точки зрения заработной платы, нежели государственные учреждения. К этому стоит прибавить рост недоверия в обществе к государственным институтам и характерные для них проблемы, в частности, невысокую скорость адаптации к изменениям.

Вопрос также в том, будет ли хватать ресурсов для реализации технологических проектов, и каким образом власти расставят экономические приоритеты в ближайшее время: санкции наносят удар в первую очередь по секторам экономики, ухудшение ситуации в которых может стать источником роста социальной напряженности.

Отмена льгот для ПВТ говорит о том, каким образом в поствыборной действительности данные приоритеты расставлены. Кроме того, как показывает опыт импортозамещения в высокотехнологической сфере (например, опыт России) – это в принципе весьма нетривиальная задача, даже при наличии соответствующих ресурсных возможностей.

– 94% экспорта белорусского «Парка высоких технологий» приходилось на Западную Европу и США. В условиях санкций какие еще направления могут быть активизированы для экспорта?

– В условиях санкций возможна активизация сотрудничества России и Беларуси в IT-сфере, что будет обусловлено углублением интеграционных процессов. Показательно, что об интеграции в Беларуси говорят часто в контексте извечной для страны «проблемы [недостаточности своих] нефти и газа», а реализация проектов цифровой экономики оказывается в тени. Возможно, ситуация начнет меняться: очевидно, что формирование общей экономической системы Союзного государства рано или поздно должно начать способствовать более активному сближению высокотехнологических секторов двух стран.

К тому же, анализируя белорусское и российское законодательство и стратегические программы по строительству цифровой экономики, можно увидеть немало общего: на политическом уровне понимается важность цифровизации, обе страны сталкиваются с дефицитом высококвалифицированных кадров, в условиях введения санкций еще чаще приходится говорить об импортозамещении.

– Откуда вообще взялась цифра, что 94% экспорта IT-сектора Беларуси приходится на Запад? В экспертной среде высказывается мнение, что это преимущественно аутсорсинг IТ-услуг невысокой сложности. Так ли это?

Цифра в 94% приходит, насколько известно, из самого ПВТ и соответствующих информационных ресурсов. Вряд ли у парка есть основания данный показатель завышать или занижать. При этом даже в случае его неточности, западная ориентация парка очевидна.

Аутсорсинг действительно является одним из ключевых направлений деятельности ПВТ. Однако, на мой взгляд, не совсем справедливо обвинять в этом его резидентов, как это делают некоторые эксперты. Следует понимать, что резиденты ведут себя как экономические акторы, то есть занимаются своей деятельностью исходя из реалий рынка. И нет их вины в том, что оказывать услуги американским компаниям сегодня выгоднее, нежели чем создавать продукт для белорусского предприятия.

На мой взгляд, на сложившуюся ситуацию нужно смотреть несколько под другим углом. В том, что аутсорсинг – ключевая деятельность ПВТ, можно видеть также стратегический просчет, совершенный в ходе предоставления сектору множества льгот годами ранее. Или это результат отсутствия образа будущего у тех, кто способствовал созданию соответствующих условий для сектора.

– Получается, что отрасль, которая позиционируется как стратегически важная, полностью зависит от западных заказчиков и рынков западных стран, правительства которых, по сути, объявили «санкционную войну» Беларуси? Но ведь это создает и политические, и экономические риски для страны?

– В данной ситуации можно задать вопрос, особенно актуальный в условиях санкций: неужели ПВТ предоставляли льготы для того, чтобы он занимался аутсорсингом и был ориентирован на один рынок?

Конечно, такая деятельность парка пополняла бюджет, формировала позитивный имидж страны и способствовала появлению новых рабочих мест. Однако необходимо было учитывать экономические риски (в том числе, санкции и тот факт, что работать на один рынок чревато экономическими последствиями), а также принимавшиеся и реализовывавшиеся в стране программы по развитию цифровой экономики.

Необходимо было изначально активнее включать ПВТ в создание продуктов для промышленности, сельского хозяйства, транспорта и других сфер, что в совокупности могло бы способствовать не только реализации проекта построения цифровой экономики, но и качественному изменению общества в целом, делая, в конечном счете, тезис о Беларуси как IT-стране уместным (если в это понятие хотят действительно вкладывать какой-либо смысл). Да, это сложная задача, требующая больших ресурсов и усилий даже для таких экономических гигантов, как Китай и США, но можно изучать и перенимать успешный опыт цифровизации стран Второго мира, реализовывать «точечные» проекты. В конечном счете, начиная с принятия Декрета №8 в 2017 г. иногда создавалось впечатление, что белорусская экономика существует в двух мирах: мире ПВТ и мире других секторов.

Сложность предоставляемых услуг и создаваемых продуктов, на мой взгляд, не является ключевым критерием деятельности в высокотехнологических секторах (не говоря уже об относительности самого понятия сложность). Так, продукты могут быть простыми и в силу этого быстрее распространяться и приносить прибыль. Или не будучи сложными, представлять социальную ценность. В ПВТ, если изучать его деятельность, создано немало продуктов, которые можно параметризировать различным образом: простые и сложные, успешные и неуспешные, социально значимые (как Flo – приложение для здоровья) и менее социально значимые, массовые и специализированные и так далее. Конечно, сопоставляя плоды ПВТ с разработками Big Tech, белорусская «кремниевая долина» явно уступает. Однако в пределах постсоветского пространства и Восточной Европы парк стал весьма успешным проектом, предложив миру немалое число услуг и продуктов и принеся пользу белорусскому обществу.

– Чем была вызвана политизация IТ-сектора, его вовлечение в протестные акции? Насколько это вообще серьезная проблема для белорусской политической системы и власти? 

– Причина участия многих айтишников в протестном движении – непризнание результатов президентских выборов. При этом их более активному включению в протест, по сравнению с другими социально-профессиональными группами, способствовало, с одной стороны, то, что они заняты в частном секторе и на них практически не было оказано административного давления. С другой стороны – то обстоятельство, что даже в случаях преследований и арестов у них были возможности релокации или отъезда в частном порядке в страны, где их специальности востребованы.

Если же смотреть на внутриполитическую ситуацию со стороны властей, то айтишники представляют для них потенциальную угрозу в силу наличия у них финансовых средств для оказания помощи протестному движению. Помимо этого, они обладают компетенциями для атак на ИКТ-инфраструктуру и ведения противостояния в виртуальном пространстве.

Полагаю, что движение в сторону учреждения альтернатив ПВТ на базе государственных институтов обусловлено, в том числе, попыткой создать более контролируемое инновационное пространство. В данной модели отношений, которую по праву можно назвать конфронтационной, так как стороны воспринимают друг друга как врагов, о развитии сектора и экономики говорить трудно.

– Один из существенных рисков – постепенная утрата компетенций. Насколько остро стоит вопрос оттока кадров в IT-отрасли в настоящее время?

– Говоря о ситуации с кадрами, следует с сожалением констатировать, что они покидают Беларусь не только из-за перспектив ухудшения экономической ситуации вследствие введения санкций и отмены некоторых льгот для ПВТ, но и, как показывают неофициальные исследования, ввиду отсутствия чувства собственной безопасности. Однако, несмотря на проблемы в IT-секторе, престиж профессий нового технологического уклада в стране продолжает расти.

С одной стороны, это происходит по объективным причинам углубления и ускорения цифровизации во всем мире. С другой, в Беларуси сложился стереотип (подкрепленный разницей доходов в IT-секторе и других секторах), что карьера в IT способна обеспечить достойное будущее.

Показательно, что лидеры протестного движения предлагали уволенным переучиться и получить новое образование, то есть, профессию программиста воспринимают как своеобразный «спасательный круг» для исключенного из трудовых процессов. Названные объективные и субъективные факторы в совокупности с перспективами ухудшения экономической ситуации способствуют притоку кадров в IT-сектор даже в столь непростые для него времена.

– Какое будущее ждет белорусский IT-сектор?

– В сложившейся модели отношений между бизнесом и властью развитие IT-сектора труднопредставимо. Выход из данной ситуации лежит, на мой взгляд, не столько в экономической, сколько в политической плоскости и будет зависеть от реализации анонсированных Александром Лукашенко политических реформ. С изменением политической парадигмы может произойти перезагрузка отношений. Однако их нормализация может стать делом далекого будущего – противоречия в белорусском обществе, которые являются корнем проблем сектора, все еще достаточно глубоки.


Беседовал Владимир Крапоткин

Загрузка...
Комментарии
01 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Российскому обществу необходим проект-«локомотив».

Инфографика: Сколько Беларусь экономит на российском газе
инфографика
Цифра недели

31%

составил рост взаимной торговли товарами стран ЕАЭС в январе-августе 2021 г. к прошлогоднему периоду. Ее объем в денежном выражении составил $45 млрд – ЕЭК

Mediametrics