13 Августа 2021 г. 08:27

«Бомбить по площадям». Тимофеев – о последствиях новых санкций США против Беларуси

/ «Бомбить по площадям». Тимофеев – о последствиях новых санкций США против Беларуси
«Бомбить по площадям». Тимофеев – о последствиях новых санкций США против Беларуси
Программный директор Российского совета по международным делам Иван Тимофеев.
Фото: russiancouncil.ru

9 августа президент США Джо Байден подписал указ, который расширил действие секторальных санкций против Беларуси. Документ не только поставил под удар десятки крупнейших белорусских предприятий и бизнесменов, но и ввел новый правовой механизм давления на республику. Отныне ограничительные меры могут вводиться против любых людей и предприятий только из-за их связи с определенными отраслями экономики. О том, что значат новые санкции США для Беларуси, насколько эффективны контрмеры белорусских властей и как все это повлияет на союзную республике Россию, в интервью «Евразия.Эксперт» рассказал программный директор Российского совета по международным делам, доцент кафедры политической теории МГИМО Иван Тимофеев.

– Иван Николаевич, 9 августа США приняли новые санкции против Беларуси. Комментируя данное событие, Вы отметили, что новые санкции «являются гибридом секторальных и блокирующих ограничений». Почему Вашингтон выбрал именно такую модель санкций, и в чем ее особенности?

– Этому есть несколько причин. Во-первых, такая модель уже опробована. Это инструмент, который применялся и применяется в отношении Ирана и в отношении России. С учетом того, что санкции против Беларуси выходят на новый уровень, его использовали и здесь. Второе: фактически, сходную логику имеют и санкции Европейского союза. Они отличаются, но там тоже в общем-то речь идет об определенных секторах белорусской экономики. Здесь секторальный подход позволил более тесно скоординировать санкционные усилия Вашингтона и Брюсселя.

И потом, это просто эффективно для запугивания страны-мишени, потому что, строго говоря, выбирают критические сферы экономики, и уже исполнительная власть на уровне министерства финансов может под санкции подвести любого просто потому, что он принадлежит данному сектору экономики.

То есть, это достаточно серьезное психологическое оружие. Оно говорит о том, что любой находится в подвешенном состоянии. Кого-то они уже заблокировали и говорят, что теперь любой может быть помещен в список заблокированных лиц.

– Чего хотят добиться США таким психологическим давлением?

– Там не только психологическое давление, на самом деле, это только часть [всего, что делается]. Они наносят конкретный ущерб, потому что там довольно крупные предприятия попали под блокирующие санкции. Цель – смена режима, постепенное экономическое удушение, создание условий для последующей смены власти.

Я думаю, что и в ЕС, и в США не сразу к этому пришли, потому что, если мы посмотрим на те меры, которые применялись в 2020 г., то они были гораздо менее жесткими, их можно было даже назвать символическими. А с мая-июня уже пошла довольно серьезная эскалация и, видимо, были приняты решения, что называется, «бомбить по площадям», то есть в том числе применять санкции в отношении системообразующих белорусских компаний и отраслей экономики. 

Если вы помните, 2 июля 2021 г. американцы не продлили исключения по 9 белорусским компаниям, а сейчас еще 20 с лишним юрлиц у них под санкциями. Под блокирующие санкции попал не только бизнес и производственные компании, но и, например, Олимпийский комитет Беларуси, есть определенные правительственные учреждения, но большая часть – бизнес, государственные компании и компании с государственным участием.

– Какие отрасли белорусской экономки могут получить наибольший удар?

– В новом указе, который Байден подписал на днях, все эти сектора перечислены. Это энергетика (причем, американцы энергетику понимают в очень широком смысле слова – там может быть и переработка, и даже генерация), производство удобрений, табачная промышленность, строительный сектор, транспортный сектор.

К тому же, в этом указе ведь есть еще одна важная вещь: под блокирующие санкции может попасть любое лицо, которое связано с правительством Беларуси или с организацией, которая является агентом правительств Беларуси.

То есть, фактически, любая государственная компания или компания с госучастием может быть заблокирована. Этот правовой механизм гораздо более широкий в сравнении с тем, что было прежде. Так что да, эскалация серьезная.

– Несмотря на спад протестной активности в Беларуси, США и Евросоюз усиливают скоординированное санкционное давление на Минск. Какой сигнал это посылает белорусским властям? Можно ли теперь говорить, что западные санкции – это не временно, а всерьез и надолго?

– Это всерьез и надолго, это правда. Сигнал следующий: Александр Григорьевич должен пойти на тотальные уступки. Не думаю, что Вашингтон и Брюссель устроят какие-то косметические меры.

Там приняли решение давить существующую белорусскую власть до конца, и какие-то половинчатые решения или уступки приведут лишь к наращиванию требований. То есть, они будут требовать проведения новых выборов, освобождения политзаключенных и так далее.

В этом указе достаточно широкий набор поводов для санкций: и выборы, и коррупция, и подавление протестов, и так далее. Ведь протестная активность, по мнению Вашингтона, сейчас ниже стала не по той причине, что есть какой-то прогресс в области прав человека или демократии, а просто потому, что протесты жестко подавлялись, и люди боятся выходить. Кого-то запугали, кого-то выгнали, кого-то посадили, а значит, никаких улучшений не произошло, произошли лишь ухудшения, следовательно, надо эскалировать санкции и давить существующую власть.

– Американские санкции создают определенные риски для торговли Беларуси и России. Какие шаги могут позволить снизить эти риски, и какую роль здесь может сыграть углубление интеграции в финансовой сфере?

– Снизить эти риски для России сможет прежде всего отказ от любых транзакций в долларах и евро с Беларусью. То есть, транзакции в рублях, развитие платежной системы Союзного государства – самые простые пути.

Конечно, это не является стопроцентной панацеей, но риски довольно существенно снижает. В новом указе нет ничего про вторичные санкции, но там есть про меры в отношении нарушителей санкционных режимов, что указано и в других законодательных актах США.

То есть, если у американских властей будут основания полагать, что некие российские компании так или иначе помогают белорусским подсанкицонным лицам, и это имеет хотя бы косвенное отношение к Америке и к американской финансовой системе, то могут быть как возбуждены уголовные дела, так и запущены административные расследования.

Наш бизнес волнуется не без оснований, но выход есть. Базовое решение – это транзакции и развитие платежной системы и платежных инструментов, которые позволяли бы проводить эти транзакции внутри Союзного государства. Это главное, и это снижает многие риски.

– В ответ на санкции МИД Беларуси отозвал согласие на назначение Джулии Фишер послом США и предложил Вашингтону до 1 сентября сократить численность своего посольства до 5 человек. Как данная мера повлияет на белорусско-американские отношения? Позволит ли это снизить степень влияния США на Беларусь?

– Повлияет плохо, естественно. Белорусскому лидеру ничего больше не остается, он, по большому счету, никак на США повлиять больше не может. Он пошел по пути российских коллег, которые тоже отвечали дипломатическими санкциями на соответствующие меры.

Что сделают американцы? Они могут тоже сократить посольство Беларуси в Вашингтоне, что нанесет ущерб прежде всего тем белорусам, которые хотят получить американскую визу, потому что российский опыт показывает, что американцы в первую очередь сокращают консульский персонал. Я думаю, что перспективы получения американский визы становятся столь же призрачными, как и перспективы для россиян.


Беседовала Мария Рондионе

Загрузка...
Комментарии
01 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Российскому обществу необходим проект-«локомотив».

Инфографика: Сколько Беларусь экономит на российском газе
инфографика
Цифра недели

56%

россиян считают необходимым усиливать экономическую интеграцию между Россией и Беларусью – ФОМ

Mediametrics