12 Ноября 2019 г. 04:36

«Турецкий поток» даст Венгрии альтернативу поставкам газа через Украину – венгерский эксперт

«Турецкий поток» даст Венгрии альтернативу поставкам газа через Украину – венгерский эксперт

Очередной раунд газовых переговоров России и Украины снова не принес какого-либо решения по вопросу транзита, и это не может не беспокоить Венгрию, для которой такой маршрут поставок является основным. Между тем, запуск первой нитки альтернативы – «Турецкого потока» – ожидается в начале 2020 года. Экономические интересы Будапешта выразил 7 ноября глава МИД Венгрии Петер Сийярто, заявив об «огромных потерях» стран Центральной Европы от санкций ЕС в отношении России. О том, как будут развиваться российско-венгерские отношения, и есть ли перспектива распространения сотрудничества на весь Евразийский союз, порталу «Евразия.Эксперт» рассказал аналитик Центра справедливого политического анализа (Венгрия) Гергели Райнай.

– 30 октября в ходе рабочего визита президента России Владимира Путина в Будапешт состоялись его переговоры с премьер-министром Венгрии Виктором Орбаном. Как вы оцениваете итоги встречи?

– Договоренности сигнализируют о том, что между двумя странами существуют хорошие отношения. С венгерской стороны Орбан на протяжении многих лет подчеркивал свое стремление к тому, чтобы Венгрия была страной, которая служит мостом между Западом и Востоком, между ЕС и Россией. Соглашения в основном носят символический характер в том смысле, что они демонстрируют эту роль.

– А как вы оцениваете российско-венгерские отношения в целом?

– Российско-венгерские отношения очень хорошие в политическом плане, особенно с учетом того, что Венгрия является членом НАТО и ЕС. Хотя есть, конечно, важные экономические соображения (венгерская зависимость от российской энергетики, то, что Россия является возможным экспортным рынком для венгерского бизнеса), отношения в основном несут политический характер. Путин и Орбан разделяют общее понимание того, как устроен мир (хотя не во всем соглашаются).

Ситуация на Украине, где украинская политика, направленная на интеграцию российских меньшинств, также нанесла ущерб автономии венгерского меньшинства, сделала более тесную политическую связь логичнее.

Важно помнить, однако, что Венгрия имеет неприятные воспоминания о российской экспансии социалистической эпохи, и это все еще присутствует в сознании многих венгров, что заставляет их и в какой-то степени правительство опасаться значительного углубления отношений, и в иных политических обстоятельствах отношения могут оказаться хрупкими и быстро испортиться.

– Ожидается строительство пятого и шестого блоков АЭС «Пакш» с реакторами по российской технологии ВВЭР-1200. На какой стадии находится реализация этого проекта? Каковы перспективы этого проекта для Венгрии?

– Я не являюсь экспертом в области ядерной энергетики, и поэтому, со всем уважением, откажусь комментировать статус проекта. Однако, этот проект имеет для Венгрии определенное политическое значение, поскольку гарантирует, что связи с Россией будут длительными (из-за электростанции будущим правительствам все так же придется иметь дело с Россией – в течение десятилетий), а также показывает, как правительство Орбана рассматривает энергетическую политику: оно фокусируется на традиционных источниках энергии, а не инвестирует в более зеленые, и эта политика возмутила оппозицию.

– Премьер-министр Орбан заявил, что Венгрия хочет присоединиться к трубопроводу «Турецкий поток» как можно скорее. Насколько убедительным выглядит это заявление и почему Венгрии так важен газ с «Турецкого потока»?

– Венгрия зависит от российской энергии, которую сейчас получает через Украину. Проблемные российско-украинские отношения сделали эту зависимость потенциально опасной, поэтому любая альтернатива может быть важна для Венгрии. Более того, венгерско-турецкие отношения остаются дружественными – главным образом, из-за решающей роли Турции в контроле миграции в Европу, что является критическим вопросом для венгерского правительства. Президент Эрдоган посетил Будапешт 7 ноября, чтобы обсудить в основном энергетику и внешнюю политику – две области, где для венгерского правительства сотрудничество имеет смысл.

– Венгрия является членом НАТО и ЕС. На ваш взгляд, насколько перспективным выглядит создание зоны свободной торговли между Венгрией и Евразийским экономическим союзом? Есть ли вообще перспектива сотрудничества Венгрии и ЕАЭС?

– Сотрудничество может стать возможным в будущем, но членство в ЕС и НАТО имеет первостепенное стратегическое значение для Венгрии. Рынки и политические рычаги, которые Евразийский экономический союз мог бы предоставить такой стране, как Венгрия, ничтожны по сравнению с преимуществами членства в ЕС и НАТО.

Однако нынешнее венгерское правительство стремится стать мостом между Западом и Востоком, сигнализируя о потенциальной открытости для сотрудничества с Евразийским союзом.

С другой стороны, взгляд Орбана на мир фокусируется на двусторонних отношениях, а не на международных организациях, и поэтому более вероятно, что он сосредоточится на таком сотрудничестве со странами-членами Евразийского союза, а не на самом ЕАЭС. Восточные рынки могут быть важны для некоторых венгерских предприятий (особенно тех, которые опирались на советский рынок до 1990 г.), но рынки, предоставляемые ЕС, имеют гораздо большее значение.

– Как выстроены отношения Венгрии с другими странами-членами Евразийского экономического союза – Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан?

– Между Венгрией и этими странами очень мало связей. Недавно венгерское правительство сделало символические жесты в сторону Казахстана и Кыргызстана, встретившись с их лидерами и обсудив предполагаемое общее наследие. Однако, экономически и политически эти отношения едва ли существуют: отношения с ЕС и Россией гораздо важнее.

Загрузка...
Комментарии
09 Декабря
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Минск и Москва продолжают согласование спорных вопросов.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

$8,3 млрд

составили совокупные инвестиции ЕАБР в экономики стран–участниц на 1 октября 2019 г., в том числе текущий инвестиционный портфель (97 проектов) – $3,9 млрд

Mediametrics