16 Декабря 2019 г. 18:38

Турция и США на пороге разрыва отношений – турецкий эксперт

/ Турция и США на пороге разрыва отношений – турецкий эксперт
Турция и США на пороге разрыва отношений – турецкий эксперт
президент Турции Реджеп Эрдоган и президент США Дональд Трамп.
Фото: mizhnar.com

Напряженность в отношениях США и Турции вновь усилилась: признание американским Сенатом геноцида армян 1915 года вызвало резкую реакцию Анкары. Президент Турции Реджеп Эрдоган раскритиковал действия конгрессменов и заявил, что в качестве зеркального шага турецкому парламенту стоит признать геноцид индейцев в США. Не добавляют тепла отношениям и страсти по С-400: в ответ на американские санкции Эрдоган пригрозил закрыть для военных США базы Инджирлик и Кюреджик. Насколько серьезен этот разлад в двусторонних отношениях и к чему может привести его дальнейшая эскалация, в интервью порталу «Евразия.Эксперт» прокомментировал турецкий политолог, профессор Университета Кахраманмараша (Турция) Тогрул Исмаил.

– Сенат США принял резолюцию о необходимости признания геноцида армян на официальном уровне. Почему этот вопрос стали активно лоббировать именно сейчас?

– Решение Сената США было ожидаемым в силу того, что в последние годы отношения между США и Турцией развиваются неравномерно. Есть очень много кризисных моментов, и с этой точки зрения надо сказать, что на предыдущем этапе уже были попытки признания «геноцида».

На сегодняшний день целью является наказать непокорную Турцию, которая на Ближнем Востоке проводит свою собственную политику. Это противоречит интересам США, как и военно-экономическое сотрудничество Турции с Россией и, естественно, военная операция против различных террористических организаций, которых поддерживают американцы и Запад. Я уточню: военная операция проводится не против курдов, а против террористических организаций, которых поддерживают США.

Вопрос признания «геноцида» является не каким-то историческим фактом, юридическим моментом, а всего-навсего политическим решением.

На мой взгляд, если Армения считает, что это не успех, то это далеко не так. Это противоречит всем существующим международным нормам. Согласно определению геноцида, принятому в 1948 г., не существует процедуры наказания государства, ответственного за геноцид. Вспомним исторический факт – Нюрнбергский процесс. Закон принят в 1948 г., а события в Османской империи в 1915 г. не имеют никакого отношения к современному турецкому народу и турецкому государству. Это другой момент. И самое главное: насколько парламент или Сенат какой-либо страны имеет моральное или юридическое право принимать такие решения? Тем более, мы знаем, что парламент любой страны имеет власть только над своим внутренним населением и никакого международного статуса не имеет. Турцию это никак не обязывает. Это внешнеполитический рычаг давления на определенные страны.

– На ваш взгляд, президент США Дональд Трамп последует примеру Сената?

– Президенту Трампу будет очень сложно принять определенное решение. С одной стороны с Турцией следует продолжать поддерживать отношения. Это необходимо для США, тем более для Трампа. Предвыборная ситуация, очень серьезная внутриполитическая борьба. Такая дилемма ставит Трампа в очень сложное положение. Отношениям с Турцией нанесен очень серьезный урон. Уже невозможно говорить о том, что США являются стратегическим партнером Турции.

Как член НАТО, как союзник США Турция долгое время была уверена в стратегическом партнерстве, но сегодня такое решение конкретно говорит о том, что это были всего лишь иллюзии.

США чисто прагматически, исходя из собственных интересов, пошли на такой шаг. Какое бы Трамп ни принял решение, я думаю, что это ничего не изменит. Отношениям между США и Турцией самими же американцами нанесен урон.

– Турецкий МИД заявил, что в случае принятия санкций из-за С-400 Анкара рассматривает возможность закрытия американских баз на своей территории. На ваш взгляд, это действительно может произойти?

– Турция на высшем уровне, на уровне министра иностранных дел говорила об этом. Естественно, у Турции тоже есть рычаг давления на США – закрытие американской базы Инджирлик. Это серьезный шаг по отношению к США, но пойдет ли на него Анкара? Как государство, не желающее полностью разрывать отношения с США, Турция будет в определенный момент лавировать между некоторыми вопросами – в частности, и этим.

Американцам это тоже не на руку. Здесь переговорный процесс будет продолжаться. Но, еще раз повторю, говорить о том, что отношения будут улучшаться или пойдут в благоприятном русле, вряд ли можно. Я думаю, что Турция все-таки предпримет определенные шаги по отношению к американским интересам в регионе.

С другой стороны, хочу заметить, что Турция этим стремлением хочет показать свою самостоятельность. Санкций за покупку С-400 Турция не допустила, тем более, что антитеррористическая операция, которую Турция проводит на севере Ирака и Сирии, тоже была согласована с президентом Трампом. В этом вопросе американская сторона уже открыто давит на Турцию, и этот момент как раз и является самым главным. Вопрос не в санкциях, вопрос не в нарушениях каких-то договоренностей, а именно в том, что американская сторона хочет наказать своего непослушного партнера, который хочет проводить самостоятельную политику в регионе.

– При каких обстоятельствах Турция может закрыть американские базы и к каким последствиям это может привести?

– Закрыть американские базы в Турции – очень серьезный шаг. Я думаю, это будет означать открытый разрыв отношений с США. Это шаг, который общественность Турции давно поддерживает, но принятие этого решения – очень сложное дело. Турция – член НАТО и союзник США в регионе. Есть определенные договоренности в военной области, это не так просто.

Если Турция пойдет на такой шаг, то стороны придут к практически нулевому уровню отношений.

Это будет означать, что все уже отношения разорваны, и турецкая сторона окончательно отвернулась от США. Конкретно с этого момента можно сказать, что если Турция закроет базы и так далее, отношения между США и Турцией максимально ухудшатся.

– Греция выразила готовность принять американские базы в случае, если Турция откажется от них. Могут ли американцы разместить свои базы на территории Греции, если Турция лишит их такого права?

– То, что Греция высказала и показала какую-то готовность в этом вопросе, никакого значения не имеет. Американцы и до этого могли открыть там свои базы. Территория Турции очень выгодная: это дает возможность контролировать весь ближневосточный регион. А Греция находится дальше, это не очень удобное место для размещения американских баз. Тем более, что Греция – тоже член НАТО, и если бы американцы в свое время считали более надежным и удобным создание баз там, то они давно бы это сделали. Неслучайно база Инджирлик имеет свое преимущество. Американцы от него не отказываются даже в нынешних кризисных условиях отношений Турции и США.

– Каким вы видите будущее американо-турецких отношений в 2020 г.? Трещина в двусторонних отношениях будет углубляться или стороны найдут выход из этого тупика?

– Я думаю, что в 2020 г. страсти не утихнут. Напряженность в отношениях между Турцией и США в будущем будет оставаться, хотя, повторюсь, обе стороны друг другу необходимы. Этот кризис в отношениях нужно как-то разрешить. Стремления у американцев и турецкой стороны к этому пока нет, каждый настаивает на своем. Нет выхода из сложившейся ситуации.

Кроме того, следует учитывать также то, что ошибочной была политика в регионе, начатая еще при Обаме. Трамп пытался эту политику изменить. Естественно, американцы, чтобы обелить самих себя, вместо признания того, что политика не на таком уровне, и что они не смогли разрешить вопрос – в частности, в Сирии – сваливают всю вину на кого-то другого. Поэтому они говорят, что в этом вопросе проблемы были связаны с Турцией, что вся вина лежит якобы на ней.

Не думаю, что стороны в 2020 г. полностью разорвут отношения – в Турции к напряженности уже давно привыкли. Но такого уровня кризиса не было, это новый этап. Думаю, что до пикового уровня кризис не дошел, но в 2020 г. мы это увидим.

– Как вы оцениваете перспективы военного сотрудничества Турции и России на ближайшие годы?

– Очень сложно что-то сказать по этому поводу, потому что Турция – член НАТО. Кроме того, Турция пыталась договориться с Россией на определенный технологический обмен, но у России свои планы и перспективы. Думаю, что Россия тоже не очень готова к полному сотрудничеству с Турцией в этом вопросе.

Турции была необходима не только С-400, она ожидала от России технологической поддержки, которую так и не получила, поэтому интерес с этой точки зрения немного угас. Кроме того, современные технологии – у других стран, тем более, у западных. Сама Россия ведь тоже старается покупать у западных стран.

Турция пытается наладить собственную систему противовоздушной обороны. Готова ли Россия к такому сотрудничеству, пока говорить рано. Готова ли Турция, тоже очень сложно сказать, хотя турецкая сторона своими действиями не отказывается от покупки С-400 и размещения их на своей территории.

Несмотря на противодействие США, Турция готова к сотрудничеству больше, чем российская сторона. Думаю, что о той сенсационной возможности, о которой многие говорят, говорить рановато.

В конце хочу отметить, что Турция и Россия на самом деле просто обязаны сотрудничать. Это два крупных евразийских государства. От их сотрудничества и взаимодействия зависит региональная безопасность и стабильность, а также экономическое процветание. Чем больше будет взаимопонимание и чем глубже будет сотрудничество между двумя сторонами, тем легче будет странам региона. Не будет напряженности, наоборот, зона конкуренции превратится в зону кооперации.

Нашим странам необходимо найти взаимопонимание независимо от давления Европы и США. Россия и Турция сами должны начертать свой план действий на будущее, чтобы достигнуть регионального процветания и сотрудничества. Они должны преодолевать кризисные моменты в своих отношениях.

Загрузка...
Комментарии
01 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Российскому обществу необходим проект-«локомотив».

Инфографика: Сколько Беларусь экономит на российском газе
инфографика
Цифра недели

31%

составил рост взаимной торговли товарами стран ЕАЭС в январе-августе 2021 г. к прошлогоднему периоду. Ее объем в денежном выражении составил $45 млрд – ЕЭК

Mediametrics