У Саакашвили мало шансов вернуться во власть после выборов в Грузии – эксперт У Саакашвили мало шансов вернуться во власть после выборов в Грузии – эксперт

Уже через месяц в Грузии состоятся парламентские выборы: 31 октября решится, кто заполнит 150 кресел. В правящей партии «Грузинская мечта», по словам ее исполнительного секретаря Ираклия Кобахидзе, рассчитывают на 100 из них. Между тем, в 2020 году выборы впервые пройдут по новым правилам: по пропорциональной системе будут выбраны 120 депутатов, а 30 – по мажоритарной. О том, сможет ли оппозиция составить конкуренцию правящей партии, и каковы особенности текущей политической ситуации в стране, корреспондент «Евразия.Эксперт» побеседовал со старшим научным сотрудником Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Николаем Силаевым.

– Николай Юрьевич, 31 октября в Грузии пройдут парламентские выборы. Правящая партия «Грузинская мечта» будет противостоять основным оппозиционным париям «Национальное движение» и «Европейская Грузия». Кто является фаворитом выборов?

– Я считаю, что «Грузинская мечта». Они наберут больше всего голосов. Вопрос в том, смогут ли они создать правительство, не вступая в коалиции с другими партиями. Раньше они создавали большинство в парламенте за счет депутатов, которые выходили по мажоритарным округам, а сейчас мажоритарных округов меньше, и они будут создавать коалицию за счет небольших партий, которые пройдут в парламент благодаря сниженному проходному барьеру.

– Какие темы станут ключевыми в риторике «Грузинской мечты» и оппозиции в ходе предвыборной кампании?

– Еще почти полтора месяца впереди, они многое успеют обсудить за это время. Понятно, что «Грузинская мечта» будет, скорее всего, делать акцент на успехи в борьбе с коронавирусом. Поскольку «Единое национальное движение» заявило, что будет выдвигать Саакашвили на пост премьер-министра, «Грузинская мечта» опять станет пугать избирателей его возвращением к власти. Во всяком случае, раньше на всех выборах они делали именно так.

– Сможет ли грузинская оппозиция составить серьезную конкуренцию «Грузинской мечте»? Какую стратегию борьбы реализует оппозиция?

– Оппозиция разная, и у ее представителей разные стратегии. Например, «Европейская Грузия» пытается отмыться от дурной репутации националов [«Единого национального движения» – прим. «ЕЭ»], а националы решили выставить на флаг Саакашвили. «Альянс патриотов Грузии» говорит об опасностях децентрализации и о национальной самобытности. Какая-то своя позиция и у Нино Бурджанадзе.

– 1 июля во время выступления на Пятой ежегодной демократической конференции посол США в Грузии Келли Дегнан заявила, что вероятность вмешательства России в выборы в Грузии высока. Насколько соотносятся с реальностью заявления американской стороны?

– Как американская сторона вмешивается в выборы в Грузии, нам никогда так не вмешаться. Действующее избирательное законодательство принималось под давлением Соединенных Штатов, и на прошлых выборах посол США находился во время подсчета голосов в здании Центральной избирательной комиссии. Нам до этого далеко. То, что в России выходят какие-то публикации по выборам в Грузии – они много где выходят, это не вмешательство.

– Какую роль в предвыборной кампании играет вопрос отношений с Россией?

– К сожалению, для большинства грузинских политиков Россия выступает в качестве демонической силы, которая угрожает Грузии. Особенно это заметно в полемике «Грузинской мечты», «Единого национального движения» и «Европейской Грузии». Они постоянно друг друга обвиняют в том, что оппонент работает на Россию.

По-хорошему, отношения с Россией должны стать одной из тем предвыборной кампании, но мы живем в реальном мире и понимаем, что политики очень редко обсуждают реальные проблемы в такое время. Тем не менее, такая проблема есть.

Грузия нуждается в том, чтобы продолжить нормализацию отношений с Россией, в том, чтобы договориться о новых условиях торговли, в том, чтобы искать какие-то новые пути политического сотрудничества. Она объективно в этом нуждается, но обсуждать это совершенно невозможно, потому что атмосфера грузинской дискуссии вокруг России совершенно деструктивна. Они обсуждают только то, что Россия – враг, который им по-всякому мешает жить, что неправда.

– А какие интересы преследуют в Грузии США?

– Главный интерес США, как когда-то было сформулировано – «флаг империи не должен опускаться там, где был однажды поднят». Американское влияние в Грузии очень велико, зависимость Грузии и ее политиков от Соединенных Штатов велика, и те хотят просто сохранить этот актив под своим контролем.

– Депутат партии «Грузинская мечта» Анри Оханашвили заявляла, что в Грузии не допустят беспорядков в стране во время и после выборов. Как Вы оцениваете протестный потенциал в стране?

– Его сложно оценить. Дело в том, что все протесты, которые происходили в Грузии в этом и в прошлом году (главным образом, в прошлом), были протестами, сосредоточенными вокруг довольно узких тем политической повестки: как проводить выборы, приглашать ли в страну депутатов Государственной Думы и так далее.

В Грузии сложилась тяжелая экономическая ситуация, потому что туристический сезон в этом году не состоялся. Это конечно порождает недовольство, но пока не видно, чтобы какая-то из оппозиционных партий смогла бы воспользоваться этим недовольством.

Устраивать протесты ради того, чтобы в Грузии поменялась власть? Я не думаю, что будет очень много охотников менять Иванишвили на Саакашвили. Хотя, для грузинской оппозиции эти выборы очень важны, потому что, конечно, от «Грузинской мечты» и от Иванишвили уже устали.

Что бы ни произошло, по крайней мере часть оппозиционных партий будет призывать своих сторонников выходить на улицы и протестовать. Насколько эти сторонники откликнутся – судить трудно. Так что, протестный потенциал есть, но пока не видно, чтобы его смогла использовать какая-либо из оппозиционных партий. Указанное заявление – сигнал со стороны властей о том, что они готовы подавить беспорядки, если те возникнут.

– Тяжелая экономическая ситуация в Грузии связана только с отсутствием туристического потока?

– Грузия – вообще страна довольно бедная, сильно зависящая от внешних рынков. С точки зрения экспорта грузинский рынок невелик, и то, что там производится, нужно отправлять на экспорт для того, чтобы заработать. С точки зрения денежных переводов и трудовых мигрантов, есть экономический спад в ЕС, в Турции – он есть везде из-за коронавируса, просто в разных масштабах, и это сказывается на том, сколько денег мигранты отправляют домой. И, естественно, туризм. Туризм – это такая отрасль, от которой кормятся многие другие: сельское хозяйство, виноделие, транспорт и так далее. В общем, ситуация действительно тяжелая.

Беседовала Мария Мамзелькина

01 октября 2020 г. 18:58

У Саакашвили мало шансов вернуться во власть после выборов в Грузии – эксперт

/ У Саакашвили мало шансов вернуться во власть после выборов в Грузии – эксперт

Уже через месяц в Грузии состоятся парламентские выборы: 31 октября решится, кто заполнит 150 кресел. В правящей партии «Грузинская мечта», по словам ее исполнительного секретаря Ираклия Кобахидзе, рассчитывают на 100 из них. Между тем, в 2020 году выборы впервые пройдут по новым правилам: по пропорциональной системе будут выбраны 120 депутатов, а 30 – по мажоритарной. О том, сможет ли оппозиция составить конкуренцию правящей партии, и каковы особенности текущей политической ситуации в стране, корреспондент «Евразия.Эксперт» побеседовал со старшим научным сотрудником Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Николаем Силаевым.

– Николай Юрьевич, 31 октября в Грузии пройдут парламентские выборы. Правящая партия «Грузинская мечта» будет противостоять основным оппозиционным париям «Национальное движение» и «Европейская Грузия». Кто является фаворитом выборов?

– Я считаю, что «Грузинская мечта». Они наберут больше всего голосов. Вопрос в том, смогут ли они создать правительство, не вступая в коалиции с другими партиями. Раньше они создавали большинство в парламенте за счет депутатов, которые выходили по мажоритарным округам, а сейчас мажоритарных округов меньше, и они будут создавать коалицию за счет небольших партий, которые пройдут в парламент благодаря сниженному проходному барьеру.

– Какие темы станут ключевыми в риторике «Грузинской мечты» и оппозиции в ходе предвыборной кампании?

– Еще почти полтора месяца впереди, они многое успеют обсудить за это время. Понятно, что «Грузинская мечта» будет, скорее всего, делать акцент на успехи в борьбе с коронавирусом. Поскольку «Единое национальное движение» заявило, что будет выдвигать Саакашвили на пост премьер-министра, «Грузинская мечта» опять станет пугать избирателей его возвращением к власти. Во всяком случае, раньше на всех выборах они делали именно так.

– Сможет ли грузинская оппозиция составить серьезную конкуренцию «Грузинской мечте»? Какую стратегию борьбы реализует оппозиция?

– Оппозиция разная, и у ее представителей разные стратегии. Например, «Европейская Грузия» пытается отмыться от дурной репутации националов [«Единого национального движения» – прим. «ЕЭ»], а националы решили выставить на флаг Саакашвили. «Альянс патриотов Грузии» говорит об опасностях децентрализации и о национальной самобытности. Какая-то своя позиция и у Нино Бурджанадзе.

– 1 июля во время выступления на Пятой ежегодной демократической конференции посол США в Грузии Келли Дегнан заявила, что вероятность вмешательства России в выборы в Грузии высока. Насколько соотносятся с реальностью заявления американской стороны?

– Как американская сторона вмешивается в выборы в Грузии, нам никогда так не вмешаться. Действующее избирательное законодательство принималось под давлением Соединенных Штатов, и на прошлых выборах посол США находился во время подсчета голосов в здании Центральной избирательной комиссии. Нам до этого далеко. То, что в России выходят какие-то публикации по выборам в Грузии – они много где выходят, это не вмешательство.

– Какую роль в предвыборной кампании играет вопрос отношений с Россией?

– К сожалению, для большинства грузинских политиков Россия выступает в качестве демонической силы, которая угрожает Грузии. Особенно это заметно в полемике «Грузинской мечты», «Единого национального движения» и «Европейской Грузии». Они постоянно друг друга обвиняют в том, что оппонент работает на Россию.

По-хорошему, отношения с Россией должны стать одной из тем предвыборной кампании, но мы живем в реальном мире и понимаем, что политики очень редко обсуждают реальные проблемы в такое время. Тем не менее, такая проблема есть.

Грузия нуждается в том, чтобы продолжить нормализацию отношений с Россией, в том, чтобы договориться о новых условиях торговли, в том, чтобы искать какие-то новые пути политического сотрудничества. Она объективно в этом нуждается, но обсуждать это совершенно невозможно, потому что атмосфера грузинской дискуссии вокруг России совершенно деструктивна. Они обсуждают только то, что Россия – враг, который им по-всякому мешает жить, что неправда.

– А какие интересы преследуют в Грузии США?

– Главный интерес США, как когда-то было сформулировано – «флаг империи не должен опускаться там, где был однажды поднят». Американское влияние в Грузии очень велико, зависимость Грузии и ее политиков от Соединенных Штатов велика, и те хотят просто сохранить этот актив под своим контролем.

– Депутат партии «Грузинская мечта» Анри Оханашвили заявляла, что в Грузии не допустят беспорядков в стране во время и после выборов. Как Вы оцениваете протестный потенциал в стране?

– Его сложно оценить. Дело в том, что все протесты, которые происходили в Грузии в этом и в прошлом году (главным образом, в прошлом), были протестами, сосредоточенными вокруг довольно узких тем политической повестки: как проводить выборы, приглашать ли в страну депутатов Государственной Думы и так далее.

В Грузии сложилась тяжелая экономическая ситуация, потому что туристический сезон в этом году не состоялся. Это конечно порождает недовольство, но пока не видно, чтобы какая-то из оппозиционных партий смогла бы воспользоваться этим недовольством.

Устраивать протесты ради того, чтобы в Грузии поменялась власть? Я не думаю, что будет очень много охотников менять Иванишвили на Саакашвили. Хотя, для грузинской оппозиции эти выборы очень важны, потому что, конечно, от «Грузинской мечты» и от Иванишвили уже устали.

Что бы ни произошло, по крайней мере часть оппозиционных партий будет призывать своих сторонников выходить на улицы и протестовать. Насколько эти сторонники откликнутся – судить трудно. Так что, протестный потенциал есть, но пока не видно, чтобы его смогла использовать какая-либо из оппозиционных партий. Указанное заявление – сигнал со стороны властей о том, что они готовы подавить беспорядки, если те возникнут.

– Тяжелая экономическая ситуация в Грузии связана только с отсутствием туристического потока?

– Грузия – вообще страна довольно бедная, сильно зависящая от внешних рынков. С точки зрения экспорта грузинский рынок невелик, и то, что там производится, нужно отправлять на экспорт для того, чтобы заработать. С точки зрения денежных переводов и трудовых мигрантов, есть экономический спад в ЕС, в Турции – он есть везде из-за коронавируса, просто в разных масштабах, и это сказывается на том, сколько денег мигранты отправляют домой. И, естественно, туризм. Туризм – это такая отрасль, от которой кормятся многие другие: сельское хозяйство, виноделие, транспорт и так далее. В общем, ситуация действительно тяжелая.

Беседовала Мария Мамзелькина

Загрузка...
17 августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Союзное государство становится инструментом развития на фоне санкций.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

27%

составит повышение цен на газ в Молдове с 1 октября 2022 г., утвержденное Национальным агентством по регулированию в энергетике. С октября 2021 г. тариф вырос почти в 7 раз

Mediametrics