18 Марта 2019 г. 21:58

Украина на пороге масштабного религиозного конфликта: вмешается ли ООН?

Украина на пороге масштабного религиозного конфликта: вмешается ли ООН?
Фото: individ.ru

Со времен начала конфликта с Россией на Украине начало нарастать давление на Украинскую православную церковь, а после недавней «церковной реформы» оно достигло своего пика. Информация об этом была доведена до Специального докладчика Совета по правам человека ООН, однако в ходе его недавнего доклада гонения на православных на Украине не были даже упомянуты. О том, сможет ли ООН предотвратить этноконфессиональный конфликт в стране, или ее политизированность зашла для этого слишком далеко, читайте в статье научного сотрудника Билефельдского университета (Германия) Анатолия Бояшова.

Положение Украинской православной церкви


Глумления над святынями. Разграбленные, оскверненные, разрушенные церкви и храмы. Преследования верующих. Аресты по надуманным обвинениям, издевательства, пытки, убийства священнослужителей. С 2014 г. эти явления стали повседневностью Украины[1]. На фоне массовой русофобии многочисленные СМИ изображают служителей и прихожан Украинской православной церкви как «сепаратистов и агентов российских спецслужб».

Страны «Группы семи», Евросоюз, глобальные правозащитные группы и западные неправительственные организации избегают обсуждения указанных фактов. Надежда остается на ООН – единственную в мире универсальную международную межправительственную организацию. Однако и здесь все не так просто. Борьба за объективное отражение действительности на Украине идет не только «на полях» ООН, но и внутри самой организации.

8 марта 2019 г. в Женеве на полях 40-й сессии Совета ООН по правам человека состоялась встреча главы представительства Украинской Православной Церкви (УПЦ) при европейских международных организациях епископа Барышевского Виктора со Специальным докладчиком Совета по правам человека ООН Ахмедом Шахидом. Этот спецдокладчик отвечает за сбор и распространение информации по вопросам свободы религий и убеждений.

Епископ Барышевский сообщил Ахмеду Шахиду о систематических и грубых нарушениях прав прихожан УПЦ. В частности, речь идет о многочисленных случаях насильственного побуждения общин УПЦ к переходу в другую религиозную конфессию.

Среди примеров – решение украинского министерства юстиции о лишении канонической Украинской православной церкви права пользования зданиями Свято-Успенской Почаевской лавры. Другой пример – закон, подписанный Президентом Украины 20 декабря 2018 г., обязывающий Украинскую православную церковь переименовать себя. Еще пример – принятие Верховной Радой Украины законопроекта «О подчиненности религиозных общин». Законопроект нацелен на насильственный захват приходов УПЦ и их юридический перевод в новую раскольническую церковь.

До спецдокладчика также доведена информация о дискриминации со стороны украинских государственных служащих, о проявлениях риторики ненависти со стороны представителей государственных и местных органов власти по отношению к общинам и верующим УПЦ.

Информация была доведена прямо до спецдокладчика не случайно. Информационное сопровождение в ООН вопросов нетерпимости в отношении религиозных общин входит в сферу его компетенции. Несмотря на это, его очередной ежегодный доклад на 40-й сессии Совета ООН по правам человека вообще не упомянул ни гонения верующих, как проблему, ни преследования православных на Украине.

Этот механизм спецдокладчика существует в ООН с 2000 г. Спецдокладчик действует в личном качестве и не представляет ни ООН, ни государства. Его функция – представление ежегодных докладов по вопросам своей компетенции в Совет ООН по правам человека и Генеральную ассамблею ООН. Вопросы его компетенции в соответствии с учредительными документами: 1) способствование принятию на национальном, региональном и международном уровнях мер по обеспечению поощрения и защиты права на свободу религии или убеждений; 2) выявление препятствий на пути осуществления права на свободу религии или убеждений и представление рекомендации о путях и средствах преодоления таких препятствий; 3) рассмотрение случаев, не совместимых с положениями Декларации о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений; 4) применение «гендерного подхода», в частности путем выявления случаев злоупотреблений «гендерного характера», при подготовке докладов, в том числе при сборе информации и в своих рекомендациях.

Таким образом, вопросы нетерпимости в отношении служителей и прихожан Украинской православной церкви входят в компетенцию спецдокладчика. Почему же его доклад в 2019 г. на 40-й сессии Совета по правам человека ООН так и не включил эти вопросы?

Политизация против правды


На первый взгляд, можно предположить, что в программе работы спецдокладчика не было визита на Украину. Это предположение ложное: включение материалов в ежегодный доклад не основано на его страновых визитах. По страновым визитам спецдокладчик готовит отдельные доклады. Так, в очередной доклад 2019 г. в качестве знакового включено дело о хулиганстве в Храме Христа Спасителя в 2012 г. При этом спецдокладчик аргументирует свою позицию решением Европейского суда по правам человека и оценками глобальных правозащитных организаций.

С 2014 по 2019 гг. в программе работы спецдокладчика действительно не было визита на Украину. Были запланированы визиты в Казахстан (25 марта – 4 апреля 2014 г.), Вьетнам (21-31 июля 2014 г.), Ливан (23 марта – 2 апреля 2015 г.), Бангладеш (31 августа – 9 сентября 2015 г.), Данию (13-22 марта 2016 г.), Узбекистан (2-12 октября 2017 г.), Албанию (8-17 мая 2017 г.), Тунис (9-19 апреля 2018 г.). По итогам визитов спецдокладчик готовит доклады.

Комментарии Узбекистана к документу свидетельствуют о том, что доклад спецдокладчика содержит неполные данные, искажающие ситуацию в области свободы религии и убеждений, а также необоснованное использование ангажированных оценок глобальных правозащитных групп.

Помимо этого, Правительство Узбекистана отметило, что спецдокладчик выходит за пределы своего мандата. Казахстан в комментариях к докладу отметил, что спецдокладчик использует в своих докладах политические и правовые подходы стран Запада, например, под особую защиту спецдокладчика в 2014 г. попали Свидетели Иеговы в Казахстане.

В выступлении 5 марта на 40-й сессии СПЧ ООН спецдокладчик не упоминал отдельные страновые ситуации, не обмолвился он и о ситуации на Украине. На этой сессии был запланирован лишь его доклад по результатам визита в Тунис. Но информация о гонениях на служителей и прихожан УПЦ уже распространена в системе ООН. Об этом заявляют с 2014 г. Беларусь и Россия. На этой сессии организована встреча с Епископом Виктором. В ответ на выступление Спецдокладчика на 40-й сессии СПЧ ООН делегация Беларуси подчеркнула, что «… любое проявление неуважения к религии и чувствам верующих не должно маскироваться нормами международного права по защите права на свободу выражения мнения». Беларусь призвала спецдокладчика уделить особое внимание гонениям верующих и служителей, противодействовать политизации религии. Делегация Украины в ответ отметила: «На Украине церковь отделена от государства и государство не вмешивается в дела религиозных организаций, но продвигает свободу религии и убеждений. На основе этого мы не позволим вмешиваться в религиозную жизнь Украины соседнему государству, использующему Русскую Православную Церковь как инструмент гибридной войны против Украины».

Казалось бы, информация собрана, обработана, вовремя доведена до адресата. Ничто не мешает спецдокладчику распространить в ООН информацию о преследовании и нетерпимости в отношении служителей и прихожан УПЦ. Особенно если нарушения прав верующих носят систематический характер. Почему же хулиганство в Храме Христа Спасителя попадает в доклад спецдокладчика, а преследование УПЦ на Украине – нет?

Ответ кроется в трех деталях организации работы Спецдокладчика: 1) избирательный характер правовых источников; 2) отсутствие сбалансированной географической представительности в Секретариате ООН; 3) отсутствие механизма ответственности Спецдокладчиков, проверки их объективности и непредвзятости. Остановимся чуть подробнее на этих деталях.

Избирательный характер правовых источников


Свободу религий и убеждений спецдокладчик Совета по правам человека ООН связывает со свободой выражения мнения, на основе ст. 18 и ст. 20 Международного пакта о гражданских и политических правах. Об этом свидетельствует то, что под «защиту» Спецдокладика попадают, как правило, представители малочисленных философских объединений. Например, ограничения деятельности сект и культов в национальных законодательствах, как правило, рассматриваются Спецдокладчиком как нарушение ст. 18 Международного пакта о гражданских и политических правах.

И это несмотря на то, что в мандат спецдокладчика прямо входит рассмотрение противоречий не по Пакту, а другому договору – по Декларации о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений. Эта Декларация регулирует противодействие гонениям верующих. Обычно доклады спецдокладчика упоминают вскользь эту Декларацию, при этом сбор и анализ информации идет «с прицелом» на свободу выражения мнения.

Об этом свидетельствует выступление спецдокладчика на 40-й сессии Совета ООН по правам человека. Подводя итог своему докладу, спецдокладчик заявил: «Перечень случаев в докладе … свидетельствует о чрезмерных ограничениях свободы выражения мнения, связанного с религией или убеждениями, какими бы благими намерениями эти ограничения не обосновывались».

Решение о продлении мандата Спецдокладчика по вопросам свободы религий и убеждений было принято на 31 сессии Совета ООН по правам человека в 2016 г. консенсусом, по инициативе Евросоюза. Но это не единственная инициатива для борьбы с религиозной нетерпимостью. На той же сессии была принята консенсусом и инициатива Организации исламского сотрудничества. Эта инициатива уделяет большее внимание Декларации о ликвидации всех форм нетерпимости, борьбе с дискриминацией на основе религиозного признака, а также предлагает другой механизм: ежегодные доклады Верховного комиссара ООН по правам человека.

Проблемы представительства


Деятельность спецдокладчика сопровождает Секретариат ООН – сотрудники Управления Верховного комиссара ООН по правам человека, а именно Отделения Специальных процедур Дивизиона по механизмам СПЧ ООН. Именно эти люди собирают и анализируют информацию, решают, что пойдет на стол спецдокладчика, каким делам стоит войти в доклады.

Исследование коллектива ученых под руководством Александра Кутейникова на базе Центра социологических и Интернет исследований СПбГУ[3] показало[4], что сотрудники с гражданством США и других стран «Группы семи» доминируют в Секретариате ООН.

Это распределение характерно для всего Секретариата ООН. Например, в 2016 г. в системе ООН работали 83102 человека, из которых 5043 гражданина США, 4158 граждан Франции, 2886 граждан Италии, 2305 граждан Британии, 1717 граждан Канады, 1557 граждан Германии. Для сравнения: граждан Российской Федерации – 843, Беларуси – 114, Китая – 905, Украины – 352.

В особенности это касается высшего и среднего управленческого звена Управления Верховного комиссара ООН по правам человека. При этом баланс отсутствует не только при сравнении их гражданства: еще больший разрыв наблюдается при оценке профессиональных и социальных характеристик сотрудников. В Управлении Верховного комиссара ООН по правам человека хорошо устраиваются выпускники западных привилегированных университетов, сотрудники западных интеграционных объединений и глобальных правозащитных организаций. В целом, такое распределение соответствует и взносам государств в ООН. Взносы США в систему ООН в 2016 г. составили $9,72 млрд, что превышает соответствующие взносы России почти в 20 раз.

На текущий момент Управлению Верховного комиссара ООН по правам человека далеко до сбалансированной географической представительности. Строго говоря, этот принцип формально не зафиксирован в отношении Секретариата ООН. Принцип «справедливого регионального представительства» на основе региональных групп, зафиксированный в ст. 23 Устава ООН, действует для государств. Будет ли он перенесен на набор сотрудников – покажет время. Сейчас правила набора сотрудников в Секретариат ООН лишь отмечают, что «должное внимание уделяется важности набора сотрудников на такой широкой географической основе, насколько это возможно».

Отсутствие механизма ответственности


Проблемы с объективностью вызваны в том числе и отсутствием механизма ответственности спецдокладчиков за ложные высказывания и искажение действительности. На данный момент ничто не заставляет спецдокладчиков – которых 56 – нести какую бы то ни было ответственность за свои материалы. Критерий их оценки зафиксирован в «Кодексе поведения Специальных процедур» Резолюцией 5/2 Совета ООН по правам человека: объективность, независимость и беспристрастность, но механизма проверки отдельной инстанцией ООН или государствами нет.

Эти докладчики действуют в личном качестве, на них не распространяется ответственность международных гражданских служащих – сотрудников ООН. Равно как и нет их ответственности по Венским конвенциям – спецдокладчики не являются государственными представителями.

В современной теории их относят к представителям глобальных социальных групп, но нет правового документа, регулирующего их ответственность[2]. Такой документ было бы сложно принять, а вот учредить инстанцию дополнительной проверки в ООН – вполне возможно.

Для повышения эффективности и независимости спецдокладчиков в 2005 г. был создан Координационной комитет Специальных процедур. В этот комитет входят сами спецдокладчики, он состоит из 6 лиц, избираемых на ежегодной встрече спецдокладчиков в июне. Проблему с ответственностью этот комитет так и не решил, более того, в этот комитет даже не входят государства.

Региональные и глобальные риски


Объективное отражение ситуации на Украине могло бы предотвратить этноконфессиональный конфликт. В остальном паразитизм на гуманных идеях христианства – вещь не новая. Об этом свидетельствует речь Гитлера в Пассау в 1928 г.: «Мы не потерпим никого в наших рядах, кто нападает на идеи христианства... Фактически наше движение – христианское». Как показало время, это была ложь. Фашизм далек от идей христианства. Результаты фашистских речей – агрессия против СССР, развязывание Германией мировой войны, 28 миллионов жертв среди населения СССР и преступления Холокоста, популяризация идей фашизма и нацизма.

Другим результатом распространения фашизма стал развал Лиги наций. Причин этого развала было много, одной из них стала политизация международного сотрудничества. На смену Лиге наций пришла система ООН – в чем-то более сложная, но, к сожалению, не менее политизированная. И сейчас осуществляются попытки продвинуть односторонние интересы через ООН, чтобы потом на нее «спустить всех собак». Сможет ли система ООН содействовать предотвращению этноконфессионального конфликта на Украине? Ответ зависит в том числе от того, насколько объективными будут доклады спецдокладчика по вопросам свободы религий и убеждений.


Анатолий Бояшов, научный сотрудник Билефельдского университета (Германия)


[1] Рогатин В.Н. Гонения на православие на Украине в 2014–2016 гг. – М.: ФИВ, РИСИ, 2017.

[2] Бояшов А. С., Кутейников А. Е. (2014). Роль Европейского суда по правам человека в формировании и воспроизводстве глобальных социальных групп. Вестник Санкт-Петербургского государственного университета. Сер. 12. № 3. С. 145-152.

[3] В статье использованы материалы исследования на базе РЦ СПбГУ «Центра социологических и Интернет исследований». URL: rcsoc.spbu.ru

[4] В статье использованы материалы научного исследования по гранту РНФ 16-18-10315. URL: http://rscf.ru/prjcard/?rid=16-18-10315

Загрузка...
Комментарии
02 Сентября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Что стоит за визитом советника Трампа в Минск.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

37 000

военных соберут учения США и НАТО DEFENDER-Europe 20. Из них 20 тыс. будут переброшены в Европу с континентальной части США, 9 тыс. – американские солдаты с европейских баз США, а 8 тыс. примут участие от других стран

Mediametrics