13 Мая 2020 г. 18:52

В Беларуси «Сириус» может стать очень востребованным среди школьников – молодой ученый

В Беларуси «Сириус» может стать очень востребованным среди школьников – молодой ученый
Преподаватель образовательного центра «Сириус» Артем Тихонов.

С окончанием очередного учебного года тысячи школьников Беларуси и России готовятся к поступлению в вузы. Для тех, кто решил связать свою жизнь с наукой, насущным вопросом становится выбор наиболее перспективного учебного заведения. Порой погоня за знаниями приводит и в соседние страны. О собственном опыте поступления в российский вуз и возможностях, которые открывает перед школьниками российский образовательный центр для талантливой молодежи «Сириус» корреспонденту «Евразия.Эксперт» рассказал студент 4 курса химического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, преподаватель «Сириуса» Артем Тихонов.

– Артем Витальевич, обучаясь в школе, Вы стали призером заключительного этапа Белорусской республиканской олимпиады по химии. Расскажите, пожалуйста, как у Вас возник интерес к химии?

– Я учился в самой обычной школе. Неофициально у нас была, наверное, самая лучшая школа города Витебска, если не брать в учет гимназии. Считалось, что у нас неплохой уровень базового образования, но без уклона к принужденному участию в олимпиадах. Однако при этом олимпиадное движение тоже было достаточно развито.

Познакомился с олимпиадами классе в пятом, наверное, сразу как перешел из младшего корпуса в старший (в школе у нас было своеобразное физическое разделение младших школьников и старших школьников). Получается, с пятого класса это все начиналось, я потихоньку участвовал, а потом, когда у нас появилась химия, мне она очень понравилась. Скорее даже не в формате школьных уроков, а в плане возможности смешивать что-то, находить новые вещества у себя дома. Много статей читал на Википедии. В седьмом классе это стало для меня большим хобби. Конечно, этого не могла не заметить наша преподавательница, поскольку я у нее постоянно что-то спрашивал. В девятом классе я прошел районный этап олимпиады, потом городской, и добрался до заключительного этапа. Там у меня получилось занять 10 место на республиканском уровне, а дальше я отправился в серьезное плавание.

– Насколько успех на республиканской олимпиаде поспособствовал Вашему поступлению в МГУ имени М.В. Ломоносова?

– Подготовки к нашей олимпиаде с головой достаточно для того, чтобы нормально сдать вступительные испытания. Но все равно нужно было разобраться в структуре самих заданий. Мне этого хватило.

– Требовалось ли Вам сдавать дополнительные экзамены для поступления в московский университет?

– Да. К сожалению, победа или призовое место на нашей республиканской олимпиаде не дают привилегий при поступлении в вуз. Это достаточно неприятно, потому что часть победителей наверняка хотела бы поступать в Россию. Но поскольку такого шанса не было, те ребята, кто заранее ставил себе такую цель, писали олимпиады именно для российских вузов.

К нам приезжал СПбГУ проводить свою собственную олимпиаду, по которой можно было поступить без экзаменов, но в целом шансов поступить не по олимпиадам не было, а поступить в российский вуз без испытаний по-другому никак. У меня никогда не было, честно говоря, такого желания.

До второго полугодия одиннадцатого класса я не думал о том, чтобы поступать в Россию, не рассматривал такой вариант, потому что, в принципе, у нас в Минске неплохое химическое образование. Но больших перспектив оно не дает там, где я хотел бы развиваться.

А в середине одиннадцатого класса мне сказали: «почему бы тебе не попробовать поступить в МГУ? За спрос деньги не берут». И я подумал, что действительно могу готовиться не только к олимпиадам, но и к ЕГЭ. Пока я думал об этом, случилось 1 февраля… Оказывается, в России можно было регистрироваться на ЕГЭ ровно до 1 февраля. Самое неприятное и обидное в этой ситуации то, что я решил точно попробовать сдать ЕГЭ ровно 1 февраля. Звоню в Смоленск и говорю: «Добрый день! Можно, пожалуйста, я принесу справку о том, что болел, и вы меня зарегистрируете на ЕГЭ?».

А там, конечно, дали отворот-поворот. Я даже не помню, как вышел на то, что в МГУ были собственные испытания для иностранцев из Беларуси, Украины и Казахстана… Я нашел эту информацию и подумал: «Вот он! Вот он этот шанс!». По этим экзаменам я и поступил.

– А почему Вы выбрали именно МГУ?

– Химфак МГУ – центр химического образования не только в России, но и на пространстве ближнего зарубежья. Тут без каких-либо альтернатив: хочешь получить лучшее химическое образование – иди в МГУ. Конечно, сейчас есть и другие университеты, но они связаны не с чисто фундаментальными знаниями, а уже с чем-то прикладным. Но еще долгое время МГУ будет лидировать, не сдавая своих позиций. Между химфаком Минска и Москвы все без сомнений выберут Москву именно из-за того, что образование там лучше, да и после МГУ перспектив очень много.

– Как изменилась Ваша жизнь с переездом в Москву, и стало ли это импульсом для развития Ваших научных исследований? На чем Вы специализируетесь в настоящее время?

– Жизнь изменилась просто во всем! Как и всегда, при любом переезде, особенно когда ты раньше жил с родителями и ходил в школу. Университет меняет кардинально. Думаю, что мне даже помогло то, что я не москвич. Мои друзья из Москвы в университет добираются очень долго, по 2-3 часа. А я живу в общежитии прямо около университета, в 5 минутах ходьбы. Это помогает больше включаться и в общественную жизнь, и в саморазвитие, потому что появляется чуть больше времени.

Мы распределяемся на факультете по направлениям. Можно выбрать любую отрасль химии и дальше специализироваться на этом. Я специализируюсь на физической химии, работаю над катализаторами окисления CO.


– Сейчас Вы преподаете химию в образовательном центре «Сириус». Расскажите, пожалуйста, как осуществляется отбор учеников и преподавателей в данный центр?

– Набор в «Сириус» открыт для каждого школьника России, но, понятное дело, всех принять он не может. В зависимости от того, насколько высокая планка стоит у смены, набирают таких школьников. Например, раньше у нас было две основных химических смены в год. Первая – апрельская, где преимущественно обучались призеры регионального этапа Всероссийской олимпиады по химии. Вторая – августовская – была для детей, которые побеждали на заключительном этапе данной олимпиады. Конечно, это все обобщение, иногда на смену может попасть и человек с чуть худшими результатами, иногда – с чуть лучшими. Все равно формируется рейтинг из школьников, которые подали свои заявки – со списком олимпиад, достижений.

С преподавателями примерно такой же отбор, только уже не такой официальный, поскольку, с одной стороны, часть [команды] преподавателей уже давно сложилась и представляет собой тех, кто работает с олимпиадниками не только в «Сириусе», но и везде. Чаще всего появляются руководители нашей смены – Андрей Анатольевич Дроздов, Вадим Владимирович Еремин. Довольно часто бывают Елена Владимировна Карпова, Максим Александрович Захаров, но они предпочитают работать со школьниками младшего звена, поэтому не сильно знакомы массам детей, которые бывают в «Сириусе».

У нас достаточно большой процент преподавателей-лаборантов, которые являются действующими студентами. Получается так: чем старше курс, чем больше у тебя заслуг, тем больше шансов, что ты попадешь на должность преподавателя, а не лаборанта.

Старшекурсники – преподаватели практики и теории, а младшекурсники – лаборанты, которые помогают организовывать практику. В практику у нас вообще вложено очень много сил, это огромный плюс наших смен. Далеко не везде можно освоить практикум, особенно если ты не из центральных регионов вроде Москвы или Санкт-Петербурга. Все дети у нас проходят базовую программу и дополнительную практику.

– Каковы особенности организации образовательного процесса в «Сириусе»? Какие знания получают участники программ?

– Школьники проходят то, что в принципе не объясняется в школе. Мы рассматриваем только олимпиадные аспекты, погружаемся в дополнительные задачи и проходим те темы, которые интересны. Я в «Сириусе» отвечаю за практику, и так сложилось, что любые задачи по химии, разработанные нами, имеют под собой практическую цель.

Наши школьники «не просто делают, чтобы сделать», но еще и решают поисковые задачи, узнают что-то о реальных образцах.

Вот лежит у нас в лаборатории банка, например, и мы понимаем, что можем поставить с ней задачу. Это гораздо увлекательнее, чем просто делать работу непонятно для чего, не получая на выходе никакой реальной цифры. Еще мы часто выстраиваем программу так, чтобы практикум делался не бездумно, а с теоретической основой, чтобы это отложилось в голове надолго.

Теоретической части чуть больше, чем практической. Получается, в среднем в неделю у детей 6 пар практикума и где-то 12 пар теории. Треть практикум, остальное – теория, в рамках которой они готовятся к олимпиадам в будущем и к нашей конечной олимпиаде. Мы проводим свои собственные испытания для того, чтобы замотивировать детей, сказать, кто хорошо постарался, а кто не очень в течение всей смены, то есть 24 дней.


– Насколько выражен интерес к центру среди обучающихся и преподавателей в Беларуси? Известно, например, что в феврале 2019 г. белорусские студенты Илья Пчелинцев (МГУ) и Андрей Чаусов (Университет ИТМО) приняли участие в практикуме-акселераторе, организованном Яндексом и «Сириусом». Распространены ли такие примеры?

– Я бы сказал, что в Беларуси про «Сириус» почти никто не знает, потому что это пока только для русских школьников. Думаю, в будущем, может быть, будут звать школьников и из Беларуси, но сейчас такого нет, к сожалению. Если развивать сам «Сириус», то будет очень большой спрос и интерес к нему именно у школьников из моей страны, потому что в целом в ближнем зарубежье нет аналогов такого центра, где все было бы настолько хорошо организовано, как в «Сириусе» – и для комфорта, и для обучения, и для развития вне программы, которую ты выбрал.

«Сириус» – очень хорошее место для развития школьников. Вне зависимости от того, куда «Сириус» распространил бы свои объятия, там будет очень большой интерес.

Многие компании проводят свои небольшие смены. Получается так, что это распространено только для студентов, поскольку компаниям выгодно оплачивать их пребывание, чтобы они решали их кейсы. У нас проходят химические кейсы, да и «Сириус» всегда открыт для сотрудничества с компаниями: думаю, это одна из его целей развития.


– В феврале 2019 г. руководитель Образовательного центра «Сириус» Елена Шмелева сообщила о готовности к научно-образовательному и культурному сотрудничеству с Беларусью. По каким направлениям, на Ваш взгляд, актуально развивать подобное сотрудничество?

– Думаю, объединение образовательный среды – это было бы очень здорово, поскольку и у нас есть большие научные центры, и в России тоже. Наши страны очень близки, поэтому это было бы хорошим шагом для развития студенческой мобильности.

Сейчас с этим есть некоторые проблемы, и чем больше было бы возможностей как-то контактировать с другими студентами и преподавателями, тем лучше становилось бы российское и белорусское образование. Любое сотрудничество лучше, чем его отсутствие.

– Каким Вы видите свое будущее?

– Свое будущее, честно говоря, я вижу достаточно размыто, но это плохое слово. Скорее, хотел бы сказать, что вижу много возможностей того, чем бы хотел заниматься. Сейчас я много времени уделяю общественной деятельности. Менеджмент и работа с проектами сегодня для меня гораздо более интересное направление, чем химические исследования. Но я понимаю, что, если получится найти работу в менеджменте химических вещей, это будет вообще идеально! Или, возможно, организация научных конференций – тоже очень здорово, потому что это и проектная деятельность, и связь с моим направлением. Пока точного ответа на эти вопросы нет, но если помечтать, то хотелось бы что-то связанное с химией, но именно в проектном менеджменте.


Беседовала Валерия Арнаут

Загрузка...
Комментарии
24 Апреля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Швеция стала первой в Евросоюзе страной, полностью закрывшей институты Конфуция.

Инфографикa: Распространение карты поляка в Беларуси, России, Украине и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

35 млн

доз вакцины от коронавируса «Спутник V» поставит Узбекистану Россия в рамках договоренностей РФПИ и фармацевтической компании LAXISAM. До 10 млн доз может быть поставлено в 2020 г. и до 25 – в 2021 г.

Mediametrics