27 июня 2023 г. 08:29

«Великий Туран» нужен Западу, чтобы поссорить Казахстан с Россией, Китаем и Ираном – эксперт

/ «Великий Туран» нужен Западу, чтобы поссорить Казахстан с Россией, Китаем и Ираном – эксперт

Важной частью внешней политики Турции является расширение связей с другими тюркоязычными странами. Анкара продвигает идею создания «Великого Турана», или объединения всех таких стран под своим началом. Концепция включена в школьные учебники «Общей тюркской истории», «Общей тюркской литературы», «Географии тюркского мира», принятые Азербайджаном, Казахстаном и Кыргызстаном в 2022 г. Турция также стремится внедрить в странах Центральной Азии свои военные стандарты и образцы вооружений. Однако экономической основы для такого проекта у Анкары нет. 23 июня турецкая лира обновила исторический минимум к доллару, а годовая инфляция в мае составила почти 40%. Какие риски для Астаны несет роль «младшего партнера» Анкары в великотуранском проекте, в интервью «Евразия.Эксперт» проанализировал директор Института нового общества Василий Колташов.

– Василий Георгиевич, Турция активно продвигает концепцию «Великого Турана» – создания единого государства всех тюркских народов под эгидой Анкары. Основной акцент сделан на работе в Центральной Азии. В чем особенности турецкого подхода в регионе, какие инструменты Турция использует?

– «Великий Туран» нуждается в великой турецкой лире и в великой турецкой экономике, которая была бы способна тянуть за собой процессы в других странах. В противном случае это всего-навсего зонтичный проект, согласованный с Лондоном и Вашингтоном, направленный на то, чтобы соединить несколько стран с сепаратистским отношением к России. Где в руководстве, как бы оно не общалось с российскими дипломатами или на более высоком уровне, всегда помнят, что вывели эти республики из СССР, и на этом основании им, конечно же, очень нужен Туран. Этот Туран становится темой для постоянных обсуждений, для создания каких-то финансовых, культурных проектов, но прежде всего он существует на уровне идеологии. Потому что на уровне экономической политики, на уровне экономического развития никакого Турана нет и появиться сейчас не может.

– Какие риски это создает для стран региона, в том числе для Казахстана с его не самой стабильной внутриполитической ситуацией?

– Для стран Среднеазиатского и Кавказского регионов игра в проект под названием «Великий Туран» создает опасность превратиться в западных марионеток. Они будут идеологически накачаны и использованы для того, чтобы действовать против России. Потому что никакой Туран Западу был бы не нужен, если бы он не позволял объединить страны против России.

Такое объединение против России как раз и происходит. Но для самих этих стран это означает, что они могут разрушить свою торговлю, поставить под удар легитимность своих политических систем. К этому туранскому «великомалому» блоку будет очень настороженное отношение России, Китая и Ирана. В конечном итоге этот проект толкает государства, которые находятся в положении теснейшего соприкосновения с этими тремя новыми экономическими лидерами, на то, чтобы «задираться», нервировать этих новых лидеров, не оглядываясь на собственные экономические интересы. Это может привести просто к гибели таких государств, то есть, Туран – это такой способ самоуничтожения.

– Если говорить об экономике, товарооборот Казахстана с Турцией в 2022 г. составил $6,3 млрд. Для сравнения – взаимная торговля Казахстана с Россией достигла $26 млрд, с Китаем $24 млрд. При таком соотношении насколько оправданно Казахстану идти на сближение с Турцией ценой отношений с Россией?

– Все указывает на то, что великотуранские рассуждения являются ничем иным, как политической игрой, никак экономически не обусловленной. Более того, игрой очень опасной, потому что она направлена против тех, кто является основными торговыми партнерами Казахстана. И, в принципе, способна привести при определенном градусе международного напряжения просто к исчезновению Казахстана.

Этого сейчас многие не понимают, но здесь действует очень важное правило. Если вы затеваете политическую игру, противоречащую вашим собственным экономическим интересам, то через некоторое время эта политическая игра не то чтобы обязательно прекратится, но она либо станет фарсом, либо приведет к колоссальным материальным потерям. А на следующем этапе – к ликвидации государства, которое убило собственную торговлю и экономику, заигравшись в такого рода проект.

Если оценивать экономическую логику великотуранского проекта, то она состоит в том, чтобы переключить торговые потоки с России и Китая, и Средней Азии на соседние страны и таким образом доставлять все необходимое на Запад. Потому что Запад – англичане и в первую очередь Евросоюз, как американский подопечный, – заинтересованы в том, чтобы Средняя Азия принадлежала им. И в принципе, они очень близки к этому. Степень их влияния на Среднюю Азию колоссальна, на Казахстан в первую очередь.

Это почему-то не воспринимается сейчас как серьезная угроза. Возможно, потому что кажется, будто можно играть в любые игры. Но время мелких или просто недостаточно развитых, недостаточно населенных, малых по масштабу своей экономики государств закончилось. Глобализации больше нет. Запад их не защитит. Турция их не защитит, если эта туранская игра будет в какой-то момент расценена просто как акт прямой агрессии, каковым в принципе все это и является.

– Могут ли рассчитывать центральноазиатские страны, в том числе Казахстан, на равноправное партнерство с Турцией, вовлекаясь в тюркскую повестку Анкары? Или они рассматриваются в качестве «младших партнеров»?

– Равноправное общение с Турцией здесь вполне возможно, но чисто формально. В реальности Турция – это государство, обладающее высокой степенью автономии. Государства Средней Азии подобной степенью автономии не обладают, включая даже Азербайджан, потому что он в значительной мере зависит от Турции.

Туркмения не обладает такой степенью автономии из-за своей внутренней конструкции, с которой двигаться во внешней политике невозможно – все может развалиться. Другие страны – в силу того, что они просто достаточно слабы и их администрация недостаточно уверенно себя чувствует. Но и это мало что значит, поскольку Турция тоже экономически не сильна.

Эта видимость равноправия ничего не меняет, потому что в конечном итоге за всем этим проектом будут стоять британцы и американцы, которые будут его разыгрывать как антироссийский, антииранский, антикитайский. И, в общем-то, таковым этот проект и является. В силу этого он опасен, экономически, политически. И только ситуация в Восточной Европе в настоящий момент не позволяет им этой темой заняться. Но в какой-то момент эта опасность будет осознана и участники проекта очень сильно удивятся тому, что с ними могут сделать. Турция, естественно, не пострадает, если возьмет дистанцию.

Не надо переоценивать формальные суверенитеты государств. Это их формальное право объединяться в любой блок. Но если этот блок будет признан опасным, каковым он объективно является для Ирана, России, Китая, то вопрос будет решен очень жестко. Пока в эту игру можно играть, поскольку она носит во многом декоративный характер. Она не экономическая, она – политическая, и не исключено, что некоторые участники этого процесса пытаются обмануть Запад. Сохраняя огромные объемы торговли с Россией и Китаем, они показывают, что готовы играть в этот проект.

Беседовал Владимир Крапоткин

Комментарии
26 февраля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Определять тактику Москвы будет множество факторов.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

₽1,8 млрд

заложено в бюджете Евразийского союза на поддержку кооперационных производств и проектов в 2024 г. – замминистра экономического развития России Дмитрий Вольвач