19 Мая 2021 г. 08:53

Возвращение военных баз США в Центральную Азию невозможно без согласия России – афганский эксперт

Возвращение военных баз США в Центральную Азию невозможно без согласия России – афганский эксперт
Фото: news-front.info

Процесс вывода американских войск из Афганистана завершен уже на 13-20%, сообщили 18 мая в Центральном командовании Вооруженных сил США. При этом Вашингтон приглядывается к соседним странам для возможного обустройства в них своих военных баз. Предпочтение, по данным СМИ, отдается Узбекистану и Таджикистану, однако никаких официальных запросов пока не направлялось. Смогут ли американцы вернуть свои базы в Центральную Азию и что стоит за стремлением Вашингтона закрепиться в регионе, в интервью «Евразия.Эксперт» оценил экс-посол Афганистана в Казахстане и Кыргызстане, директор Центра исследований Афганистана в Германии (Франкфурт) Азиз Арианфар.

– Господин Арианфар, США рассматривают возможность размещения выведенных из Афганистана войск в странах Центральной Азии, в частности – Узбекистане и Таджикистане. Возможно ли такое, на Ваш взгляд?

– Действительно, у американской стороны есть желание разместить ограниченный контингент войск на территории стран Центральной Азии. Раньше американские военные базы на территории Республики Киргизия тоже существовали: была авиабаза Манас, но в 2014 г. американцы окончательно вывели оттуда свои войска. Однако она была в основном перевалочной базой. Там базировались самолеты ВВС США, которые, в частности, обеспечивали поставки личного состава и оборудования на север Афганистана.

Что касается Узбекистана, на Ханабадском военном аэродроме в Кашкадарьинской области до 2005 г. существовала американская военная база. Но после Андижанских событий в 2005 г. по личному приказу Ислама Каримова сотрудничество с американцами было прекращено.

– Могут ли американцы вернуться в Центральную Азию?

– Конечно, без согласия России это практически невозможно. К тому же надо учитывать, что оборонная доктрина Узбекистана не рассматривает размещение иностранных военных баз на территории республики. С другой стороны, что касается политики Узбекистана в области обороны, Узбекистан также принципиально не может участвовать в так называемой «операции мира» и конфликтах за рубежом, за пределами республики. Поэтому вряд ли это будет. Тем не менее, если такая необходимость возникнет, то только с согласия России и других членов ОДКБ.

Что касается Туркменистана, то эта страна нейтральная, в ее Конституции это прописано и вопрос размещения иностранных военных баз здесь рассматриваться не может. Вопрос чрезвычайно сложный. Можно ли на территории Казахстана или Киргизии возобновить военные базы? Опять-таки, без согласия России это невозможно. Но тут есть один нюанс.

В странах Центральной Азии присутствует очень сильное противоборство китайцев и россиян. Что касается экономического аспекта, Россия в одиночестве не может противостоять Китаю, потому что финансовый потенциал Китая очень велик и эта страна в рамках «Шелкового пути» намерена сделать огромные капиталовложения в страны Центральной Азии. Поэтому Россия заинтересована в участии других стран, в частности, Японии, Кореи, Индии, Ирана, Турции, стран Европы, США. Чтобы минимизировать влияние Китая, это участие необходимо.

Американцы хотят этим воспользоваться и иметь в регионе военное присутствие. Но оно в основном будет ограничиваться логистической областью, потому что присутствие каких-то вооруженных сил немыслимо. Это возможно только в связи с ситуацией в Афганистане.

Даст ли Россия согласие на это, будет видно только после встречи Путина с Байденом. До встречи судить об этом невозможно, потому что есть много вопросов – украинский конфликт, ближневосточный конфликт, ситуации в Сирии, Афганистане – по которым стороны должны достигнуть согласия. Если будет достигнуто соглашение, то будет возможным рассмотрение также и этих вариантов. Я думаю, что Таджикистан и Киргизия, Казахстан – более реальные пункты, где можно размещать эти военные базы.

– Почему американцы вообще хотят разместить там свои базы?

– Это, естественно, связано с ситуацией в Афганистане. Как бы то ни было, форма присутствия американских сил в Афганистане будет меняться. Они намерены вывести весь военный контингент. Есть определенные признаки того, что американцы будут присутствовать в другой форме, наподобие Ирака, откуда они тоже вывели свои войска, но оставили ограниченный контингент для охраны посольства и некоторых других объектов.

Думаю, что в Афганистане ситуация будет развиваться по похожему сценарию. Есть неподтвержденные данные о том, что 18 000 сотрудников ЦРУ и другие так называемые «секьюрити», частные охранные фирмы уже находятся в Афганистане для охраны и безопасности американских объектов.

– По данным The Wall Street Journal, вывод американских войск из Афганистана может завершиться с опережением намеченных сроков уже к июлю. Какие силы могут занять место американцев?

– Можно предполагать, что по-прежнему будет присутствовать контингент ООН под названием ISAF. Есть неподтвержденные данные о том, что в будущем Турция и некоторые другие страны будут присутствовать с целью обеспечения безопасности некоторых западных объектов. Опять же, это будет в рамках ISAF.

Как бы то ни было, американцы сейчас не хотят быть полностью зависимыми от поставок из Пакистана. И независимо от того, останутся там какие-то части или нет, Северный коридор очень важен. Он начинается в Турции, дальше проходит через Азербайджан, Казахстан, потом уже через Узбекистан или Таджикистан. Такой коридор нужен для того, чтобы обеспечить дальнейшее существование предполагаемых контингентов войск, сил безопасности и так далее.

Что касается внутриафганской ситуации, есть предположение о том, что после Стамбульской конференции будет создано временное коалиционное правительство. Часть этого правительства передадут талибам. Тем не менее, у американцев будет шанс подписать новые соглашения с новым правительством Афганистана.

Есть несколько причин, почему американцам так важно сохранить свое присутствие в Афганистане. Есть авиабаза Шинданд на границе с Ираном, а также авиабазы Кандагар и Гильман. На территории Гильмана находятся большие залежи урана. К тому же, американцы не хотят передавать в руки Пакистана международную торговлю наркотиками, потому что именно в провинциях Гильман и Кандагар производится огромное количество наркотиков. Там же есть месторождения лития. Это все стратегические месторождения, поэтому я не уверен, что американцы полностью покинут Афганистан. Лишь форма их присутствия изменится. В Афганистане есть такое выражение, что американцы хотят «уходя, остаться».

– Газета пишет, что если договоренности о размещении военных США на территории Кыргызстана и Афганистана достичь не удастся, американское руководство готово будет рассмотреть вариант их переброски в государства Персидского залива. Чем это выгодно для американцев?

– В Катаре есть американский Центком (Центральное командование), где находится командный пункт всех американских контингентов, присутствующих в регионе Персидского залива. Часть войск, выводимых из Афганистана, будет передислоцировано туда. В других странах Персидского залива тоже есть американские базы. Они присутствуют в Бахрейне, в Саудовской Аравии под видом советников, инструкторов. Их количество там очень большое. Так что есть куда направить и разместить войска, которые будут выводиться из Афганистана.

– Каким вы видите будущее Афганистана в ближайшей перспективе?

– Будущее Афганистана прогнозировать очень сложно, но есть определенные принципы. Правительство Афганистана в той или иной форме будет составлено или на условиях федерации, или конфедерации, потому что нынешняя структура не действует. Часть провинций будет находиться под контролем талибов, и они будут жить по законам шариата. Талибы Конституцию Афганистана не признают.

В нынешней Конституции есть недостатки, которые будут рассматриваться. В Афганистане есть Ассамблея народов. Ожидается принятие новой Конституции Афганистана. Структура власти будет меняться, произойдет разделение власти между различными племенами и национальностями. Ситуация крайне нестабильная и опасная.

Надеемся, что на Стамбульской конференции будет достигнуто соглашение. Ситуация очень сложная, но надежда на урегулирование есть. Мы с оптимизмом смотрим в будущее, надеемся, что в конце концов будет найдена приемлемая формула. Самый главный фактор состоит в том, чтобы внешние игроки договорились между собой. Разногласия существуют между США, Китаем, Европой, Россией, а есть также региональные игроки – Индия, Пакистан, Саудовская Аравия, Турция, Катар и другие. Найти общую формулу очень сложно, но, тем не менее, Стамбульская площадка будет толчком к мирному процессу. Посмотрим, чем это все закончится.

Загрузка...
Комментарии
17 Июня
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Пожалуй, впервые белорусский кейс оказался живее украинского.

Инфографика: Что дает Беларуси союз с Россией
инфографика
Цифра недели

$650 млн

составило финансирование, которое ЕАБР направил на проекты в области «зеленой» энергетики и обращения с отходами за последние 5 лет. Такая работа Банка позволит сократить выбросы СО2 на 500 тыс. тонн/год – ЕАБР

Mediametrics