16 Июня 2019 г. 19:08

Высшее образование Беларуси и России: как остановить «утечку мозгов»

Высшее образование Беларуси и России: как остановить «утечку мозгов»
Фото: volbusiness.ru

Советское образование было известно фундаментальностью и высоким качеством, однако с развалом СССР престижность обучения в вузах стран СНГ, в том числе Беларуси и России, значительно упала. Стремясь исправить ситуацию, Москва и Минск присоединились к Болонскому процессу, но «утечка мозгов» на Запад от этого не остановилась. О том, как можно улучшить ситуацию в сфере высшего образования в Союзном государстве, читайте в статье магистра управления и экономики, зав. сектором анализа макроэкономической динамики Института экономики НАН Беларуси Людмилы Воронецкой специально для «Евразия.Эксперт».

В 2015 г. Беларусь условно присоединилась к Болонскому процессу, обязуясь к 2018 г. выполнить пункты Дорожной карты, направленные на реформирование высшего образования в соответствии с европейскими стандартами. Однако в 2018 г. данные пункты не были выполнены в полном объеме. Теперь Беларусь будет выполнять следующую Дорожную карту под названием «Стратегический план», которая рассчитана на пять лет и будет конкретизироваться через ежегодные планы действий.

Россия присоединилась к Болонскому процессу в 2003 г. Архитектура и ценности российского высшего образования позволяют заключить, что требования к участнику Болонского процесса выполняются. При этом в России удалось сохранить и национальные ценности в высшем образовании. Это позволило российским вузам осуществлять подготовку в современных условиях в соответствии с быстро меняющейся внешней средой.

Несмотря на довольно успешную подготовку в России по всем ступеням высшего образования, существует ряд вызовов для российского высшего образования, связанных с обеспечением его качества и конкурентоспособности, решением проблем «утечки мозгов», повышением престижности и позиций в международных рейтингах российских вузов, расширением преподавания на английском языке, обеспечением равных стартовых условий при поступлении в вузы и доступности высшего образования, особенно его второй ступени (магистратуры), расширением экспорта образовательных услуг.

Вышеперечисленные вызовы характерны и для белорусского высшего образования. В дополнение к ним Беларуси необходимо выполнить ряд обязательств, чтобы стать полноценным участником Болонского процесса. Несмотря на наличие двусторонних соглашений между Беларусью и Россией по поводу взаимного признания дипломов, интеграция Республики Беларусь в европейское пространство высшего образования будет способствовать дальнейшему сближению Беларуси и России по вопросам проведения совместной политики в сфере высшего образования, признания документов об образовании, образовательному и научному сотрудничеству, обмену студентами и др.

Присоединение к Болонскому процессу теоретически должно способствовать притоку иностранных студентов, поскольку получение диплома, который признается во многих странах мира, привлекает абитуриентов. Однако так происходит в комплексе с другими факторами.

Нельзя отрицать, что присоединение к Болонскому процессу Минска и Москвы усилило угрозу того, что лучшие выпускники будут уезжать в ЕС.

В итоге может произойти уменьшение человеческого капитала Беларуси и России, что отрицательно скажется на экономике. Тем более что в Европе стоимость получения высшего образования для граждан и иностранцев зачастую одинакова, а стоимость учебы в вузах ЕС существенно ниже, чем в США, Канаде и Австралии.

В списке стран-участниц Болонского процесса присутствуют только европейские страны. Однако у престижных европейских вузов уже давно подписаны соглашения с ведущими американскими и азиатскими университетами. Согласно таким соглашениям, мобильность студентов не ограничена европейскими рамками.

Существуют международные договоры о взаимном признании дипломов, и Беларусь ведет работу в этом направлении. Однако в настоящее время белорусские дипломы о высшем образовании не признают во многих европейских странах, белорусские специалисты, за исключением некоторых естественнонаучных и технических специальностей, слабо востребованы за рубежом.

Задачи Беларуси и России


Система высшего образования Беларуси переживает значительные изменения в связи с присоединением республики к Болонскому процессу и переходным этапом экономического развития. В этих условиях для белорусской системы высшего образования существует ряд вызовов, понимание которых приведет к эффективному включению Минска в мировое образовательное пространство и повышению конкурентоспособности на международном рынке как отдельных белорусских вузов, так и всей системы высшего образования. А если учесть тот факт, что Беларусь принята в Болонский процесс условно в связи с несоблюдение всех требований для стран-участниц, разработка обоснованной стратегии развития высшего образования, направленной на предотвращение существующих и потенциальных проблем, в современных условиях является особенно актуальной.

В последние годы Министерству образования Республики Беларусь удалось немного приблизить белорусскую архитектуру высшего образования к европейской.

Однако некоторые эксперты отмечают, что программы первого уровня представляют собой во многом только адаптацию старых программ подготовки специалистов с урезанным гуманитарно-социальным блоком, а магистерские программы охватывают небольшую долю студентов.

Международная привлекательность белорусской школы невысокая. Страны ОЭСР принимают, как правило, больше студентов, чем отправляют учиться за рубеж. В Республике Беларусь интенсивные попытки нарастить долю въездной мобильности пока не позволили даже приблизиться к уровню интернационализации советского времени. Последние годы первое место по численности среди иностранных студентов занимают туркмены (50% на начало 2018/2019 учебного года). Среди иностранных студентов, помимо туркменов, наиболее многочисленными группами являются россияне и китайцы (9% и 7,2% соответственно на начало 2018/2019 учебного года).

Однако с экспортом образовательных услуг в Туркменистан у Беларуси могут возникнуть сложности уже в ближайшей перспективе. Недавно Министерство образования Туркменистана одобрило список зарубежных вузов, дипломы которых будут признаны в их стране. Письмо об этом решении посольство Туркменистана 12 апреля 2019 г. прислало в Министерство образования Республики Беларусь. В перечень одобренных вузов включен один университет Беларуси (Белорусский государственный университет) и десятки российских, индийских и китайских и др. Список одобренных вузов будет ежегодно пересматриваться в зависимости от их мест в мировых рейтингах.

Что касается баланса въездной и выездной мобильности в Беларуси, то данный показатель, в отличие от стран ОЭСР, имеет отрицательную величину.

Кроме того, система барьеров (отказ от гармонизации архитектуры высшего образования в соответствии с Болонской моделью, непризнание результатов обучения в зарубежных университетах по программам обмена) только усилила мотивацию белорусов, обучающихся за рубежом, не возвращаться на родину.

В одном из мировых рейтингов вузов «Webometrics Ranking of World Universities» (WRWU) наивысшая позиция среди белорусских вузов у Белорусского государственного университета (БГУ). По данным на начало 2019 г. (версия WRWU 2019.1.2), БГУ в данном рейтинге занимает 1119 место в мире и 446 место в Европе. Позиции остальных белорусских вузов в 2019 г. начинаются с 2844 места в мире и ниже. Стоит отметить, что позиция БГУ в начале 2019 г. существенно снизилась, поскольку еще в 2018 г. (по версии WRWU 2018.2.1.2) БГУ занимал 489 место в мире за счет более высокой позиции по компоненту рейтинга «открытость» (сумма цитирований публикаций лучших профилей работников вуза в Академии Google).

Среди российских вузов наивысшие позиции в анализируемом рейтинге (версия WRWU 2019.1.2) у Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова (222 место в мире и 74 место в Европе). Еще десять российских вузов имеют рейтинг выше, чем у Белорусского государственного университета. В то же время, по сравнению со странами ЕС, позиции и российских вузов недостаточно высоки в мировых рейтингах, что не способствует расширению экспорта образовательных услуг и решению проблемы «утечки мозгов».

Доля иностранных студентов, получающих высшее образование в России, составляет около 5,5%. Из них около 80% являются гражданами СНГ, стран Балтии, Грузии, Абхазии и Южной Осетии, а чуть более 20% – гражданами дальнего зарубежья (преимущественно Китая, Южной Африки и Индии). Доля студентов из ЕС в России невысокая.

Образовательные модели


Национальная политика ЕС и США направлена на привлечение талантов из других стран за счет их материального стимулирования. Проблема сохранения кадрового потенциала частично решается за счет международной интеграции. Это приводит к увеличению кадрового потенциала государств-членов интеграционных объединений.

Исследователи центра Academic Careers Observatory проанализировали эффективность высшего образования в разных европейских странах. В итоге они выделили четыре различные модели.

1) Англо-саксонская модель. Характерна для Великобритании, но также она охватывает Ирландию и Нидерланды и является наиболее конкурентоспособной, открытой и успешной. Система высшего образования Великобритании имеет самый высокий рейтинг в Европе и является домом для четырех самых высокорейтинговых европейских университетов. Согласно данной модели, зарубежные ученые всех уровней, от докторанта до приглашенного профессора, являются ключом к поощрению динамичной культуры в университетах, и их присутствие способствует международному признанию научных исследований.

Англо-саксонская модель привлекает самых квалифицированных преподавателей в связи быстрым ростом заработной платы, превышающим скорость карьерного роста.

Быстрый рост заработной платы мотивирует сильнее, чем величина начальной заработной платы. Преподаватели также ценят академическую мобильность и гибкость данной системы, свободу в научно-педагогической деятельности и качество управления. Каждый из этих элементов вносит большой вклад в качественные и количественные характеристики результатов преподавания и научных исследований, что, в свою очередь, повышает международный авторитет университетов.

Успех англо-саксонской системы зависит от сочетания ряда факторов, в том числе и от здоровой конкуренции между университетами, хороших перспектив карьерного роста за упорный труд, высокого уровня мобильности и открытости для иностранных граждан, что в итоге создает более яркое и разнообразное академической сообщество.

2) Континентальная модель. Широко используется на территории Европы и является доминирующей в Италии, Германии, Испании и Франции. Эта модель менее успешна в создании университетов мирового класса. Это более внутренне-ориентированная модель, чем англо-саксонская. Подбор персонала осуществляется с помощью неформальных соглашений, и нет никаких гарантий, что лучшие кандидаты получат работу. Продвижение происходит, как правило, на основе трудового стажа и выслуги лет, а не с учетом реальных заслуг, а финансирование не связано с академической производительностью, что снижает стимулы к труду. В последние годы предпринимались усилия по устранению недостатков данной модели, но европейская континентальная модель тем не менее предлагает меньшие вознаграждения молодых преподавателей. Все это создает угрозу международному престижу университетов в долгосрочной перспективе.

3) Скандинавская модель. Функционирует в таких странах, как Швеция, Норвегия и Дания, вобрала в себя характеристики двух предыдущих систем. Университеты часто привлекают людей, которых они уже знают, и в значительной степени полагаются на временные назначения. В этой модели является обычным переход (в т. ч. неоднократно) из государственных учреждений высшего образования в частные, и наоборот.

4) Модель Центрально-Восточной Европы. Четвертая модель включает в себя страны центральной и восточной Европы. Такая модель характерна для стран с переходной экономикой, в которых в высшем образовании происходит движение от советского типа академических структур к современному типу, характеризующемуся гибкостью и либерализацией рынка. Эти страны испытывают бум в развитии частного сектора образовательных услуг. Кроме того, данными странами внедряется ряд стратегий, чтобы остановить «утечку мозгов» в страны Западной Европы, в том числе в области сотрудничества с ведущими университетами других стран.

Вызовы для Москвы и Минска


Сегодня главные вызовы для белорусской и российской систем высшего образования заключаются в следующем:

1) «утечка мозгов» в страны с более высоким уровнем жизни и лучшими перспективами карьерного роста;

2) снижение качества образования из-за перехода на четырехлетний срок обучения на массовом бакалавриате, ограниченности доступа к обучению в магистратуре;

3) проблема обеспечения системы высшего образования высококвалифицированным профессорско-преподавательским составом (далее – ППС) в связи с низким престижем профессии преподавателя и относительно скромными доходами ППС вузов, особенно с учетом возрастания в рыночной экономике роли альтернативы в виде более высоких доходов в бизнесе и других отраслях экономики;

4) недостаточное финансирование вузов и как следствие – несоответствие материально-технической базы высоким стандартам;

5) проблема возрастающей международной конкуренции в высшем образовании. Это проявляется в конкурентной борьбе вузов и национальных систем высшего образования в целом за потребителей (студентов, в т.ч. иностранных, за высокие строки в мировых рейтингах, за талантливые научно-педагогические кадры, за национальные и международные гранты, за спонсорскую поддержку).

С учетом вышеперечисленных рисков, необходимо разрабатывать стратегию развития высшего образования и предпринимать шаги по трансформации белорусской и российской моделей высшего образования с учетом национальных особенностей, мирового опыта, анализа моделей высшего образования других стран.

Как улучшить систему


Анализируя модели высшего образования развитых европейских стран, можно заключить, что англо-саксонская модель (Великобритания, Ирландия, Нидерланды) является наиболее эффективной из всех, о чем свидетельствуют высокие места вузов стран данной модели в мировых рейтингах. Успех достигается благодаря гибкости системы, качественному управлению, высокой академической мобильности, открытости для иностранных граждан, национальному и культурному разнообразию профессорско-преподавательского состава, предоставлении ему максимальной свободы в научно-педагогической деятельности, широкому применению гибких систем оплаты труда, основанных на реальных достижениях, наличию хороших перспектив карьерного роста. В таких условиях создается здоровая конкуренция между вузами за ППС и абитуриентов, которая положительно влияет на качество образования.

Континентальная модель (Италия, Германия, Испания, Франция) и скандинавская модель (Швеция, Норвегия, Дания) не могут функционировать так же эффективно, как англо-саксонская модель, в связи с некоторым ограничением свободы вузов, преподавателей, студентов, бюрократизма, иногда отсутствия полностью прозрачного отбора ППС, основанного на принципах здоровой конкуренции. При этом ограничителем свободной конкуренции выступает как государство, так и администрация вузов. На продвижение и оплату труда все еще продолжают влиять в большей мере такие формальные факторы, как стаж и выслуга лет, а не реальные заслуги.

Центрально-восточная модель характерна для стран центральной и восточной Европы, в т.ч. для Республики Беларусь, Российской Федерации и ЕАЭС в целом.

Разница в оплате труда стран СНГ и ЕС будет продолжать стимулировать «утечку мозгов» и в дальнейшем, если не предпринять комплекс мер по предотвращению этого негативного явления, в том числе за счет укрепления интеграционных связей, объединения потенциала и усилий, тесного сотрудничества между странами СНГ, ЕАЭС и в рамках Союзного государства.

Таким образом, конкуренция в высшем образовании стала приобретать ярко выраженный глобальный характер и будет способствовать еще большему разрыву в уровне жизни и экономического развития между группами стран. В таких условиях государственную политику Беларуси и России рекомендуется в первую очередь направить на:

1) повышение качества управления системой высшего образования, предоставление больших свобод вузам и ППС, реформирование системы оплаты труда, основанное на развитии гибких систем оплаты труда за реальные заслуги, совершенствование системы оценки ППС, расширение сотрудничества белорусских и российских вузов с зарубежными вузами, повышение мобильности ППС и студентов, гибкости национальных систем высшего образования.

2) предотвращение «утечки мозгов» путем проведения государственной политики по реформированию оплаты труда в бюджетном секторе, предоставления вузам больших свобод в выборе систем и форм оплаты труда, расширения источников финансирования высшего образования, приватизации части системы государственного образования и развития частных образовательных услуг. Это позволит существенно снизить потребность в государственном финансировании и направить средства госбюджета на развитие материальной базы вузов, соответствующей потребностям инновационной экономики.

Предложенные мероприятия направлены, прежде всего, на повышение качества образовательных услуг за счет мотивации ППС к качественному труду, развития материальной базы вузов и, как следствие, на повышение конкурентоспособности национальных систем высшего образования Беларуси и России на международном рынке. Это позволит относительно безболезненно участвовать в конкурентной борьбе и преуспеть по многим параметрам, в частности, в увеличении экспорта образовательных услуг.

Массовый характер высшего образования следует заменить приоритетом качественного высшего образования в соответствии с потребностями рынка труда и международными стандартами.

Для этого в системе управления необходимо пойти на децентрализацию, переход от прямых методов регулирования и финансирования к косвенным и более многообразным.

Таким образом, необходимо проводить грамотную политику, направленную на повышение качества и привлекательности высшего образования Беларуси и России. Такая политика может предотвратить «утечку мозгов» или же принести выгоду от выезда белорусов и россиян в другие страны, поскольку человеческий капитал является ресурсом, эффективность которого зависит от сочетания с другими ресурсами (материально-технической базой, доступом к зарубежным технологиям и профессиональным сообществам).

Традиционная «утечка мозгов» может превратиться в «циркуляцию мозгов» за счет увеличения международной мобильности. Задача состоит в том, чтобы способствовать «циркуляции мозгов», приносящей выгоду как странам иммиграции, так и странам эмиграции.


Людмила Воронецкая, магистр управления и экономики, зав. сектором анализа макроэкономической динамики Института экономики НАН Беларуси

Загрузка...
Комментарии
02 Сентября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Что стоит за визитом советника Трампа в Минск.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

37 000

военных соберут учения США и НАТО DEFENDER-Europe 20. Из них 20 тыс. будут переброшены в Европу с континентальной части США, 9 тыс. – американские солдаты с европейских баз США, а 8 тыс. примут участие от других стран

Mediametrics