23 Апреля 2019 г. 17:00

Южная Корея заинтересована в зоне свободной торговли с ЕАЭС – южнокорейский эксперт

Южная Корея заинтересована в зоне свободной торговли с ЕАЭС – южнокорейский эксперт
Фото: japantimes.2xx.jp

В середине апреля президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин совершил турне по Центральной Азии: по итогам переговоров с лидерами Туркменистана, Узбекистана и Казахстана были подписаны соглашения на десятки миллиардов долларов. Укрепление отношений с центральноазиатскими государствами является частью «Новой северной политики» Сеула, конечная цель которой состоит в вовлечении в сотрудничество Северной Кореи и в ее денуклеаризации. Старший научный сотрудник южнокорейского аналитического центра «Институт безопасности и политики развития» Сангсу Ли раскрыл главные итоги турне южнокорейского лидера, перспективы создания зоны свободной торговли между Южной Кореей и Евразийским союзом, объяснил особенности «Новой северной политики» Сеула и то, почему взаимодействие с центральноазиатскими странами осуществляется в двустороннем, а не многостороннем формате.

- Господин Ли, президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин проявляет все больший интерес к Центральной Азии: недавно он посетил Туркменистан, Узбекистан и Казахстан. Каковы были цели его визитов?

- Недавняя поездка южнокорейского президента в три центральноазиатские страны осуществлялась в рамках «Новой северной политики» Сеула, направленной на укрепление связей страны с северной частью Евразии, включающей Россию, Китай, Монголию и страны Центральной Азии. Эти визиты преследовали три основных цели.

Во-первых, Южная Корея хочет подстегнуть экономическое сотрудничество со странами Центральной Азии. В ходе поездок между Южной Кореей и тремя центральноазиатскими странами были заключены соглашения о проектах в сферах торговли, здравоохранения, информационных технологий, энергоресурсов на общую сумму более $28 млрд.

Во-вторых, визиты также ставили целью получение поддержки процесса мирного урегулирования на Корейском полуострове и денуклеаризации Северной Кореи. Сеул интересует опыт денуклеаризации центральноазиатских государств. Например, Казахстан отказался от обладания ядерным оружием и закрыл крупнейший в мире Семипалатинский ядерный испытательный полигон. Это позволило стране получить гарантии безопасности от крупнейших ядерных держав и начать процесс экономического развития.

Южная Корея хочет продвигать казахстанскую модель денуклеаризации на Корейском полуострове.

В-третьих, одним из главных приоритетов является сотрудничество в энергетическом секторе. Туркменистан богат источниками природного газа, но он хочет развивать сектор неископаемого топлива. Южнокорейские энергетические компании заинтересованы в импорте природного газа из региона, а взамен они могут предоставить технологии возобновляемой энергии. Страны договорились рассмотреть возможность реализации совместных энергетических проектов в ближайшем будущем, в т.ч. строительство завода по очистке природного газа на газовом месторождении «Галкыныш» и полимерного завода в поселке Киянлы.

- Как вы оцениваете текущий уровень торгово-экономических связей между Южной Кореей и странами Центральной Азии?

- Южная Корея является одним из основных торговых, экономических и инвестиционных партнеров Узбекистана. Ежегодный двусторонний товарооборот превосходит $1 млрд, в 2018 г. было привлечено более $7 млрд инвестиций. Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев предложил осуществить ряд новых проектов, в т.ч. в сферах энергетики, транспорта, инфраструктуры, здравоохранения, образования на сумму $12 млрд.

Двусторонний товарооборот между Южной Кореей и Казахстаном в 2018 г. достиг $2,2 млрд. Страны уже договорились осуществлять совместные проекты общей стоимостью $12 млрд.

Южнокорейские фирмы также владеют 71,2% акций на $30 млрд в строительстве первого в Туркменистане нефтехимического завода в поселке Киянлы.

- С какими центральноазиатскими странами сотрудничество наиболее развито? В каких сферах?

- Доля Узбекистана в общей торговле Южной Кореи со странами Центральной Азии составляет почти 50%, а крупнейшим торговым партнером Сеула в регионе является Казахстан. В целом центральноазиатские государства богаты природными ресурсами, они развивают промышленную и транспортную инфраструктуру, аграрный сектор, в то время как у Южной Кореи есть современные технологии, машиностроение и производство электроники.

Ключевые позиции в импорте Южной Кореи из региона – это сырая нефть и газ, а экспортирует она автомобили, машинное оборудование и телевизоры.

Узбекистан хочет применить корейские цифровые системы здравоохранения, включающие новейшие медицинские сервисы и информационно-коммуникационные технологии, в своей медицинской отрасли. В Казахстане крупные корейские фирмы – Samsung, LG, Hyundai Motor, POSCO и Korea National Oil Corp находятся в партнерствах с местными компаниями.

- Как показывает практика, двусторонний формат взаимодействия с центральноазиатскими странами остается наиболее эффективным, в отличие от многостороннего сотрудничества, например, в формате «5+1» (пять стран Центральной Азии плюс Южная Корея). Почему так происходит?

- Думаю, Южная Корея избрала двустороннее взаимодействие, поскольку в рамках формата «5+1» объединенная сила пяти голосов центральноазиатских государств против Южной Кореи подорвала бы политические позиции Сеула в заключении сделок с регионом.

Поэтому Сеул хочет создать определенный уровень конкуренции между пятью центральноазиатскими государствами, чтобы получить политические и экономические выгоды.

- По-вашему, возможно ли создание зоны свободной торговли (ЗСТ) между Южной Кореей и странами Евразийского союза?

- Южная Корея – страна с экспортоориентированной экономикой. Ее торговля в значительной степени зависит от Китая и США. Поэтому для нее так важна политика диверсификации торговых отношений.

Мне кажется, Южная Корея надеется создать с Россией и другими странами ЕАЭС зону свободной торговли, чтобы разнообразить свои экономические связи.

В случае заключения такого соглашения южнокорейские фирмы смогут быть конкурентоспособными на рынках ЕАЭС. Более того, процессу достижения соглашения способствует тот факт, что с политикой американского президента Дональда Трампа «Америка превыше всего» непонятны перспективы ЗСТ между Южной Кореей и США. Для России усиление сотрудничества с Южной Кореей способствует развороту на Восток и дает импульс экономике в дальневосточном регионе.

- Вы упоминали о «Новой северной политике» Мун Чжэ Ина. В чем суть этой программы?

- «Новая северная политика» нацелена на построение более тесных отношений с Китаем, Россией, Монголией и другими странами Центральной Азии через экономическое сотрудничество и в конечном итоге на расширение сотрудничества с Северной Кореей.

Ключевая цель «Новой северной политики» – вовлечение Пхеньяна.

Правительство Южной Кореи верит, что лучший способ обеспечить долгосрочный мир и стабильность на Корейском полуострове состоит в том, чтобы сделать Северную Корею частью международной торговой сети, соединив ее с евразийской энергосистемой и сетью железных дорог.

Инициатива предлагает альтернативу – экономическое развитие Северной Кореи в обмен на отказ от ядерного оружия. В конечном итоге это будет способствовать заложению фундамента для мира и процветания Корейского полуострова.

Более того, «Новая северная политика» создавалась как долгосрочный план, и недавнее усиление активности на центральноазиатском направлении является его частью. Уроки стремительного экономического роста и демократизации Южной Кореи могут быть использованы и странами Центральной Азии.

Загрузка...
Комментарии
22 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Попытки Запада рассматривать Беларусь как «вторую Украину» создают новые риски.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

25%

составляет запланированный рост численности литовской армии к 2024 г. Увеличить намерены как число профессиональных военных, так и резервистов

Mediametrics