Замир Каражанов

21 октября г. 08:41

Ядерные амбиции Киева и Варшавы грозят большой войной в Европе – казахстанский эксперт

/ Ядерные амбиции Киева и Варшавы грозят большой войной в Европе – казахстанский эксперт

Западные политики и СМИ активно рассуждают о возможности применения Россией ядерного оружия на Украине. Заявления Кремля о готовности защищать свои территории любыми средствами искажаются в угоду алармистской риторике. 60 лет назад мир пережил Карибский кризис. Его называют самой острой фазой Холодной войны, в результате которой установился долгосрочный баланс сил. Сегодняшнее противостояние России и Запада также представляет собой борьбу за новый миропорядок, против гегемонии США. В этих условиях Польша стремится к размещению американского ядерного оружия на своей территории, а президент Украины Владимир Зеленский призывает НАТО применить ядерное оружие по России в превентивном порядке. К чему может привести такое поведение, и насколько происходящее сегодня похоже на ситуацию шестидесятилетней давности, в интервью «Евразия.Эксперт» оценил казахстанский политолог Замир Каражанов.

– Замир Ануварович, только после того, как СССР пошел на обострение отношений с США в ходе Карибского кризиса, в 1963 г. был заключен многосторонний Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в трех средах. Без выхода на грань силового противостояния требования Советского Союза не воспринимались Западом всерьез. Какие уроки это позволяет извлечь с точки зрения событий сегодняшнего дня?

– Вопрос испытания и вопрос размещения ядерного оружия не тождественны. Поэтому нет прямой связи между Карибским кризисом и запретом на испытания ядерного оружия в трех средах. Последнее обстоятельство было связано с идеей ограничения ядерной гонки вооружения. Другие дело, что по итогам Карибского кризиса СССР и США договорились о неразмещении ядерного оружия на Кубе и в Турции.

Обеспечение национальной безопасности считается суверенным правом любой страны. Оно может быть ограничено либо международным правом, либо двусторонним или многосторонним соглашением. Последнее заключается по обоюдному согласию государств, в том числе с целью предотвращения военного конфликта. Но для этого руководства стран должны осознавать высокую вероятность или неизбежность такого конфликта, а также его последствий.

В условиях конфронтации и отсутствия доверия даже благие намерения воспринимаются как враждебные действия, не говоря о требованиях.

Запад был в курсе озабоченности СССР, но только реальная угроза ядерной войны могла вынудить политиков пойти на уступки. Если говорить об уроках, то худой мир лучше доброй ссоры.

Но еще лучше, когда отношения между странами, региональная или глобальная безопасность строятся на доверии, нежели на его отсутствии. Ведь в последнем случае мир будет находиться в состоянии конфронтации и на пороге войны.

– Владимир Зеленский еще в феврале 2022 г. на Мюнхенской конференции по безопасности говорил о планах «созвать саммит стран – участниц Будапештского меморандума» и если Украине не дадут гарантии безопасности, поставить вопрос об отмене Будапештского меморандума. То есть, отменить, в том числе, и пункт об отказе от ядерного арсенала. О планах получить ядерное оружие заявляет и Польша. Какие риски это создает для международной безопасности?

– Вряд ли ядерное оружие будет передано воюющей стране. Но если это случится, то сам факт станет беспрецедентным. Естественно, вооруженный конфликт перейдет на принципиально новый уровень. Мир может столкнуться с ядерной войной в Европе. Последствия, скорее всего, будут носить мультипликативный эффект не только для постсоветского пространства, но для остального мира. Может начаться новый виток ядерной гонки вооружения. Все труды по ядерному разоружению будут развеяны по ветру.

Кроме того, международное право в области ограничения распространения ядерного оружия также будет поставлено под сомнение. Мир и вся архитектура глобальной безопасности погрузится в новую реальность.

Что касается постсоветского пространства, то оно окажется в эпицентре кризиса. Страны региона столкнутся с рисками экологического характера. Также следует ожидать всплеск миграции. Война отразится на экономике и благосостоянии населения. Темпы роста ВВП снизятся, начнется отток инвестиций, «утечка мозгов», регион будет отброшен на несколько лет назад в развитии.

– Как в Центральной Азии воспринимаются риски ядерного конфликта?

– Если говорить о Центральной Азии, то страны региона подписали договор о создании «безъядерной зоны». Они отказываются от создания и размещения у себя ядерного оружия. Поэтому можно сказать, что они не видят для себя необходимости в «ядерном зонтике». Хотя бы потому, что не имеют противоречий в вопросах безопасности, суверенитета с членами «ядерного клуба».

– Что означает для Казахстана статус союзника России по ОДКБ?

– Следует исходить из того, что ОДКБ – это коллективная организация, где Россия является одной из сторон. Причем речь идет об укреплении региональной безопасности. ОДКБ не равнозначна ОВД [Организации варшавского договора – прим. ред.], которая создавалась с целью глобального противостояния странам НАТО.

Казахстан прагматично оценивает ОДКБ, видит в ней структуру, способную поддерживать стабильность в регионе, локализовать риски терроризма или угрозы исходящие от Афганистана. Казахстан так же воспринимает другие структуры, такие как ШОС. Кроме того, страна акцентирует внимание на дипломатических аспектах обеспечения безопасности. Акцент делается на выстраивании доверительных отношений с соседями, укреплении регионального сотрудничества. Такие меры снижают вероятность конфликтов или позволяют их улаживать в рамках переговоров.

26 февраля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Определять тактику Москвы будет множество факторов.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

444 тыс.

человек составили потери ВСУ с начала СВО. С начала 2024 г. украинская сторона в среднем ежедневно теряет более 800 человек личного состава – министр обороны России Сергей Шойгу