08 Апреля 2020 г. 18:17

Переживет ли Беларусь новый этап пандемии COVID-19?

Переживет ли Беларусь новый этап пандемии COVID-19?
Фото: coronavirus-online.ru

За прошедшую неделю количество инфицированных коронавирусной инфекцией в Беларуси выросло в 4,6 раза. Если 6 апреля зараженных насчитывалось 700, то 8-го - уже 1066. Несмотря на это, руководство страны решило не вводить жестких социальных ограничений. 7 апреля президент Александр Лукашенко вновь подчеркнул, что сохранит действующий режим борьбы с коронавирусом, так как считает его адекватным имеющимся вызовам. Не упустил ли Минск поворотный момент, и грозит ли Беларуси сценарий Италии или Испании, разбирался сопредседатель редакционного совета «Евразия.Эксперт» Петр Петровский.

Как готовился к эпидемии Минздрав


Ранее мы уже разбирали особенности выбранного Беларусью пути борьбы с COVID-19. Ее главной чертой выступает работа модернизированной системы здравоохранения советского образца и очаговое, а не фронтальное противостояние инфекциям. Это связано как с наличием хорошей медицинской инфраструктуры, так и с ограниченными финансовыми возможностями. Какие этапы пандемии в Беларуси предусмотрело Министерство здравоохранения?

Было бы неверно говорить, что руководство страны действует на ощупь и не имеет стратегии реагирования.

Еще 16 марта Министерство здравоохранения Беларуси издало Приказ №296 «О мерах по организации оказания медицинской помощи пациентам с признаками респираторной инфекции и принятию дополнительных противоэпидемических мер в организациях здравоохранения», который предусматривает реагирование всей государственной системы на распространение инфекции, исходя из ее объемности и загруженности медицинских мощностей. В документе выделяется три этапа:

Этап 1. Наличие единичных случаев тяжелых форм инфекции COVID-19.

Этап 2. Наличие групповых случаев тяжелых форм заболеваний инфекцией COVID-19.

Этап 3. Наличие массового поступления тяжелых форм инфекции COVID-19.

Каждый из этапов предусматривает соответствующие формы реагирования и мероприятия как противоэпидемического, так и общественного характера.

Первый этап Беларусь переживала практически весь март. Он характеризовался единичными, завозными случаями выявления вирусной инфекции. На этом этапе главной задачей было недопущение распространения завозных случаев коронавируса, изоляция как больных, так и контактов первой и второй групп. На этом этапе система работала без сбоев. Единственной проблемой выступали попытки сокрытия некоторыми приезжими своих поездок заграницу.

Второй этап предусматривает наличие уже стабильных очагов заболевания внутри Беларуси, групповых случаев инфицирования. В данной ситуации механизм обсервации (ограничительных и противоэпидемических мероприятий, направленных на локализацию и ликвидацию очага инфекционных заболеваний) постепенно распространяется не только на инфицированных и их контакты, но и на группы риска, очаги, а также социальные институты.

Что это значит? Население разбивается на две группы: те, кто должен выполнять нормы самоизоляции (приезжие, контакты первого и второго уровней, группы риска (пенсионеры и больные сахарным диабетом, сердечнососудистыми заболеваниями и заболеваниями дыхательных путей)) и социального дистанцирования (все остальные группы населения, ведущие активный социальный образ жизни). Последняя группа населения обязуется держать дистанцию в общественных местах, выполнять правила личной гигиены. Также происходит постепенный переход (в зависимости от глубины пандемии) работы на удаленку учреждений образования и тех компаний, специфика работы которых это позволяет организовать.

И наконец, третий этап, связанный с массовым заражением населения, когда количество тяжелых случаев превышает мощности системы здравоохранения. Именно на этом этапе реализуются жесткие карантинные меры. Это сложнейший психологический момент не только из-за введения всеобщей обсервации, но и из-за включения механизма медицинской сортировки, которая предусматривает выделение тяжелых и малокурабельных пациентов. Именно на этом этапе будет происходить выделение пациентов в крайне тяжелом состоянии, с необратимым заболеванием в конечной стадии, где смерть является логическим окончанием патологического процесса.

На каком этапе находится Беларусь сегодня?


Первый случай инфицирования COVID-19 в республике был зафиксирован 27 февраля. Практически целый месяц страна жила статистикой единичных случаев. И только с 29 февраля в Беларуси рост инфицированных стал измеряться в день двухзначными и трехзначными цифрами. Это говорит, что локализация завозных очагов не совсем сработала. Были выявлены «утечки» вируса. В частности, в Минске, Витебске и Бобруйске, со стороны приезжих. Это привело к постепенному распространению инфекции.

В итоге вся прошлая неделя явилась переходным периодом в пандемии коронавируса, когда по всей стране наблюдалось резкое увеличение случаев заражения, а также переход от завозных случаев к инфицированию уже внутри Беларуси.

В ответ на эти процессы руководством страны были усилены меры обсервации общественной жизни. При этом власти Беларуси продолжают настаивать на режиме очаговой обсервации в борьбе с COVID-19. Происходит поиск баланса между работой экономики и противоэпидемическими мероприятиями.

Постепенно, точечно переходят на удаленку группы и факультеты ВУЗов, продлены весенние каникулы в школах. Родителям предоставлено право не водить своих детей в дошкольные учреждения. Повсеместно установлены дезинфицирующие средства. В магазинах появилась разметка для социального дистанцирования, а развесная продукция стала упаковываться. В учреждениях общепита увеличили расстояние между столиками. Повсеместно сотрудники, занятые в общественных местах стали использовать средства индивидуальной защиты.

Причины вспышки в Витебске


При переходе на новый этап система здравоохранения столкнулась с целым рядом проблем. Это было особенно видно по ситуации в Витебске, в результате которой заразилось около трех с половиной десятков медиков, а также больных других отделений.

Чтобы понять, какие проблемы привели к вспышке COVID-19 в Витебске, следует посмотреть на задачи и результаты командировки министра здравоохранения Владимира Караника. Судя по содержанию командировочного мониторинга, можно сделать выводы, что в Витебске были проблемы с наличием средств индивидуальной защиты (СИЗ), выполнением медработниками алгоритмов Минздрава по работе с инфицированными COVID-19, условиями разделения потоков (чистый и грязный) медработников, взаимодействующих с больными COVID-19, а также работа с самими потоками поступающих пациентов.

Как видно, заражение происходило как из-за обыкновенной халатности части медперсонала, так и из-за дефицита СИЗ, что было впоследствии признано заместителем министра здравоохранения Борисом Андросюком, охарактеризовавшем ситуацию с СИЗ как «изначальный провал».

Любопытны подробности причин нехватки СИЗ. Согласно замминистра еще при вспышке коронавируса в Ухане были «приобретены» двухгодичные СИЗ со складов. Это выглядит довольно странно, так как на тот момент в Беларуси не наблюдалось ажиотажного спроса на СИЗ. Возможно, часть СИЗ попала в самолеты гуманитарной помощи для КНР, что и могло повлиять на первичный дефицит.

По итогам командировки были приняты решения повторно обучить медперсонал использованию средств индивидуальной защиты и изменить логистику поступления пациентов с COVID-19 и пневмониями в учреждения с кислородотерапией. Последний факт указывает также на проблемы с выявляемостью COVID-19 среди пациентов – то есть, с качеством тестов. Зачастую пациенты с коронавирусной пневмонией определялись как заболевшие обычным воспалением легких. На этот факт указывают и другие принятые решения.

Во-первых, решение расширить количество, как простых тестовых систем, так и экспресс-тестов.

Во-вторых, изданы приказы по обязательному тестированию всех тяжелых пневмоний, а с 3 апреля – по тестированию еще и всех пневмоний средней степени тяжести.

В-третьих, изменена методика тестирования. Если раньше предусматривался назофарингиальный мазок (полости горла), то теперь на тест начали брать образцы мокроты и промывных вод бронхов (лаваш бронхов).

Возможно, именно эти решения и привели к резкому скачку выявляемых инфицированных с 3 апреля.

Чего ожидать в ближайшие недели?


Как видно из Таблицы 1, происходит стабильный, постепенный рост количества инфицированных в темпе и пропорциях, соответствующих прошлой неделе.

петр1.png

Таблица 1. Общее количество лиц, с выявленным вирусом COVID-19 в Беларуси

Имеется прирост инфицированных по экспоненте (Таблица 2).

петр2.png

Таблица 2. Прирост инфицированных в Беларуси

При этом прогнозные данные соответствуют повторению на этой неделе роста инфицированных предыдущих семи дней в 375-400%. Можно ожидать число инфицированных в пределах 1500-1900 пациентов к 10 апреля, что соответствует тем прогнозам, которые дает Институт Роберта Коха (ФРГ) по развитию пандемии в Беларуси (Таблица 3).

петр3.png

Таблица 3. Прогноз Института Роберта Коха (ФРГ) по количеству зараженных коронавирусом в Беларуси до 11 апреля 2020 г. [источник]

Согласно этой динамике, стабильный рост инфицированных будет происходить вплоть до конца апреля и, возможно, начала мая 2020 г.

Сегодня под прием пациентов с вирусом COVID-19 выделено 10% больничного фонда в размере 7000 коек. Занимается лечением подобных пациентов 25000 медиков. На момент написания статьи в тяжелом состоянии находились 33 больных, то есть около 3%.

Логично, что при росте выявленных инфицированных количество тяжелых больных будет увеличиваться как в общей массе, так и в процентной составляющей. Предельными техническими цифрами для системы здравоохранения будет являться число тяжелых больных приблизительно в 3500 человек (в республике имеется 2049 аппаратов ИВЛ и 1500 аппаратов НДА, которые могут использоваться как ИВЛ).

Однако здесь возникнет вопрос человеческого фактора. Он волновал и президента Беларуси, который на совещании 7 апреля признался, что подключил для контроля над системой здравоохранения военных медиков. Они требуются и для обучения гражданского медаппарата работе в экстремальных условиях. Не следует также забывать, что кроме больных COVID-19 имеются и другие пациенты, в том числе нуждающиеся в специальном оборудовании для поддержания жизни.

Все это говорит, что руководство страны готовится к сложному сценарию. На это указывают и некоторые решения по оптимизации работы с контактами первого и второго уровней.

Если ранее режим амбулаторной изоляции данных контактов был растянут до 14 суток, то согласно новым правилам, исходя из наблюдений, что COVID-19 у большинства пациентов выявляется на вторые-пятые сутки, срок госпитализации контактов будет сокращен до 6-7 суток. Тогда же будет производиться повторный анализ на коронавирус, и при отрицательном результате пациенты будут переводиться на режим домашней самоизоляции еще на 7 суток.

Кроме того, контакты второго уровня в случае выявления у них острых респираторных заболеваний без осложнений и при отсутствии положительного анализа на COVID-19 будут организовывать лечение в условиях самоизоляции на дому. Таким образом, уменьшается время амбулаторной самоизоляции контактов первого и второго уровней, что даст возможность освободить места для потенциальных инфицированных COVID-19.

Параллельно закрепляются административные правила самоизоляции. Обсуждается введение административных мер по предотвращению ее нарушения. Все это свидетельствует, что руководство страны прорабатывает механизмы возможного реагирования на ситуации при одновременной госпитализации 10 тысяч и более пациентов с диагнозом COVID-19 в условиях отсутствия карантина либо жестких мер обсервации.

Курс на точечную, очаговую борьбу с распространением COVID-19 будет продолжен. Введение любых дополнительных мер будет поступательным и локальным, с минимальными издержками для экономики страны.


Петр Петровский, сопредседатель редакционного совета «Евразия.Эксперт» (Минск)

Загрузка...
Комментарии
24 Апреля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Швеция стала первой в Евросоюзе страной, полностью закрывшей институты Конфуция.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2019 году
инфографика
Цифра недели

15


заявок от инициативных групп по выдвижению кандидатов в президенты Беларуси было одобрено Центризбиркомом

Mediametrics