Савиных: «Беларуси и России надо за год создать единый рынок и выйти на единую валюту» Савиных: «Беларуси и России надо за год создать единый рынок и выйти на единую валюту»

12 апреля президенты Беларуси и России провели переговоры на космодроме «Восточный». Как подчеркнул Владимир Путин, в условиях внешнего давления у Минска и Москвы возникают новые возможности для развития при поддержке друг друга. Уже инициирован целый ряд антикризисных мер. Стороны договорились об активизации импортозамещения и отсрочке погашения обязательств по госкредитам для Беларуси, рублевых расчетах за энергоносители. Озвучены планы тесного сотрудничества в высокотехнологичных отраслях, таких как космос. О том, какие задачи в рамках углубления интеграции еще предстоит решить Минску и Москве, а также об интеграционных приоритетах Беларуси в ЕАЭС и Союзном государстве в интервью «Евразия.Эксперт» рассказал председатель Постоянной комиссии по международным делам Палаты представителей Национального собрания Беларуси Андрей Савиных.

– Андрей Владимирович, какие ключевые задачи предстоит решать Беларуси и России в рамках реализации союзных программ интеграции?

– Прежде всего, хочу отметить, что в ближайший год предстоит колоссальная работа, аналогов которой в новейшей истории еще не было. По сути дела, мы должны за год с небольшим сформировать единый рынок. Что это означает? Как минимум, общие правила конкуренции и равные права потребителей. Также нам необходимо создать или гармонизировать единые системы движения товаров, ветеринарного и фитосанитарного контроля. Меры, направленные на формирование единого рынка, должны быть дополнены мероприятиями, которые позволят создать единые условия хозяйствования, а это и прозрачность налогового администрирования, и очень тесное взаимодействие таможенных служб.

За год с небольшим надо прекратить вообще влияние каких-либо административных факторов на движение товаров на территории двух стран и на реальную конкуренцию. Мы фактически выйдем за счет реализации этих мер на единые условия хозяйствования и создадим единое экономическое пространство. Тут возникает вопрос не только функционирования рынка, но и вопрос развития – экономического и социально-экономического. Однако для этого нам нужна единая денежно-кредитная политика, по сути дела, интеграция платежных систем и их модернизация. Мы должны иметь такие платежные системы, которые не будут зависеть от каких-либо других игроков, и на которые нельзя будет оказывать негативное внешнее влияние.

Конечно же, это задача не следующего года, но, если мы реализуем последовательно все эти шаги, то возникнет и вопрос о единой валюте. Нам нужна собственная валюта, которая будет пользоваться абсолютным суверенитетом. По сути дела, нам нужна суверенная денежно-финансовая система. Если мы этого добьемся, мы получим мощнейший рычаг развития не только на ближайшие годы, но, может быть, даже и на десятилетия.

– В каких сферах следует ожидать наиболее активного развития интеграции Беларуси и России?

– Прежде всего, нам нужно более активно ставить вопрос о защите собственного рынка. Против нас действуют санкции, и мы должны четко понимать, что система Всемирной торговой организации, которая в настоящий момент действует в мире, несправедлива и не предоставляет равных условий торговли для всех участников. Преимущества имеют те страны, которые вступили в организацию раньше. Это означает, что нам, как минимум, в условиях надвигающегося системного кризиса необходим пересмотр правил и принципов, по которым работает ВТО. Однако, поскольку это долгий процесс переговоров, то надо выровнять условия торговли для наших стран путем введения ответных контрсанкций. Тем более, правовая основа для этого у нас есть.

Я очень надеюсь, что вторым направлением мы увидим серьезное ускорение производственной кооперации, потому что и России, и Беларуси необходимо заместить все критические поставки товаров, компонентов, станков, которые приходят к нам по импорту, на производство своих.

Мы видим разрушение глобальных производственных цепочек, и нам надо опираться на свой рынок, или на взаимодействие со странами, с которыми у нас есть транспортная связанность и отсутствуют политические конфликты (Китай, Индия, Иран, Турция). Наиболее критичные отрасли, которые можно выделить, – станкостроение, микроэлектроника, транспорт.  Думаю, что именно здесь нам следует предпринимать особые усилия для того, чтобы ускорить наше взаимодействие.

– В чем состоят приоритеты Беларуси в Евразийском экономическом союзе в 2022 г.?

– ЕАЭС – это прежде всего экономический союз, в который входит целый ряд стран. На мой взгляд, приоритетом здесь должна стать проработка специфических вопросов формирования общего рынка с учетом возможных страновых особенностей разных участников. Это также отработка стратегии расширения союза для создания крупного макрорегиона, который позволит нам быть самодостаточными для экономического и технологического развития. Кроме того, в рамках ЕАЭС мы должны думать о проработке стратегии взаимодействия союза с такими крупными экономическими игроками, как Китай, Индия, страны АСЕАН, а также над нашей общей стратегией по выходу стран ЕАЭС в Африку и Латинскую Америку. С нашей точки зрения, это будет главным.

Расширение Евразийского союза может осуществляться за счет стран региона или стран, которые граничат с регионом. Но кроме этого нужна торговая и кооперационная стратегия с другими крупными игроками, такими как Китай. Китай самодостаточен, и он никогда не будет вступать в ЕАЭС, но мы можем подписать с ним соглашение о зоне свободной торговли и любые другие соглашения, которые могут облегчить наше экономическое взаимодействие.

Нам нужно расширение ЕАЭС как экономического блока, который в какой-то мере будет дополнять те усилия, которые мы реализуем в рамках Союзного государства. Эта работа должна быть направлена на то, чтобы создать критическую массу в 300-500 млн. человек, чтобы у нас были все необходимые условия для промышленного, научного и технологического развития.

– Как факторы в сфере безопасности будут влиять на развитие интеграционных процессов?

– События в Казахстане и других странах показывают нам, что сегодня военные угрозы очень сильно меняются. Прежде всего, меняется характер современных  конфликтов. Они влияют на все сферы жизнедеятельности, и наиболее важной становится информационная часть. Кроме того, мы все больше и больше видим нетрадиционные способы ведения войны: видим участие невоинских формирований, видим участие организованных воинских групп, которые пытаются изображать из себя общественные движения. В этой связи, конечно же, возрастает значение военных союзов.

В рамках Организации договора о коллективной безопасности тот опыт, который мы получили в Казахстане, весьма и весьма позитивный. Он подталкивает нас к осознанию простой мысли о том, что нам необходимо усиливать взаимодействие в рамках ОДКБ, причем, оно может осуществляться сразу по трем направлениям.

В первую очередь это взаимодействие между армиями стран ОДКБ, которое включает и совместные учения, и разработку стандартов ведения оборонной деятельности, включая подготовку военнослужащих. К этому надо добавлять плановую работу по взаимодействию между ВПК, что серьезно усилит техническую оснащенность нашей обороноспособности.

И, наконец, третий момент – реакция сил быстрого реагирования на события в Казахстане показывает, что нам надо укреплять новый компонент. Возможно, необходимо создавать общие силы быстрого реагирования ОДКБ (миротворческие силы, антитеррористические силы), которые будут в состоянии решать любые задачи по стабилизации обстановки на территории государств-участников. Это вопрос, который сейчас, после Казахстана, встал в полный рост.

– В 2021 г. Беларусь и Россия, подписав союзные программы, пошли по пути интеграционного сближения. Выгодно ли Казахстану, с учетом сложившейся ситуации, также включиться в процессы углубленной интеграции?

– Согласитесь, ваш вопрос адресован скорее Казахстану, нежели Беларуси. Я уже давно говорил о том, что опыт создания Союзного государства по-своему уникален. На постсоветском пространстве  ему нет аналогов. Наша, Беларуси и России, задача – создать такой уровень интеграции, который станет привлекателен и для других стран. У нас есть механизм присоединения к данному союзу третьих стран, его можно доработать с учетом текущего момента.  Полагаю, союз Беларуси и России как раз может стать основой не только экономического, как ЕАЭС, но и политического объединения государств на пространстве северной Евразии.


Беседовала Мария Мамзелькина

14 апреля 2022 г. 09:00

Савиных: «Беларуси и России надо за год создать единый рынок и выйти на единую валюту»

/ Савиных: «Беларуси и России надо за год создать единый рынок и выйти на единую валюту»
Савиных: «Беларуси и России надо за год создать единый рынок и выйти на единую валюту»
Фото: belros.tv

12 апреля президенты Беларуси и России провели переговоры на космодроме «Восточный». Как подчеркнул Владимир Путин, в условиях внешнего давления у Минска и Москвы возникают новые возможности для развития при поддержке друг друга. Уже инициирован целый ряд антикризисных мер. Стороны договорились об активизации импортозамещения и отсрочке погашения обязательств по госкредитам для Беларуси, рублевых расчетах за энергоносители. Озвучены планы тесного сотрудничества в высокотехнологичных отраслях, таких как космос. О том, какие задачи в рамках углубления интеграции еще предстоит решить Минску и Москве, а также об интеграционных приоритетах Беларуси в ЕАЭС и Союзном государстве в интервью «Евразия.Эксперт» рассказал председатель Постоянной комиссии по международным делам Палаты представителей Национального собрания Беларуси Андрей Савиных.

– Андрей Владимирович, какие ключевые задачи предстоит решать Беларуси и России в рамках реализации союзных программ интеграции?

– Прежде всего, хочу отметить, что в ближайший год предстоит колоссальная работа, аналогов которой в новейшей истории еще не было. По сути дела, мы должны за год с небольшим сформировать единый рынок. Что это означает? Как минимум, общие правила конкуренции и равные права потребителей. Также нам необходимо создать или гармонизировать единые системы движения товаров, ветеринарного и фитосанитарного контроля. Меры, направленные на формирование единого рынка, должны быть дополнены мероприятиями, которые позволят создать единые условия хозяйствования, а это и прозрачность налогового администрирования, и очень тесное взаимодействие таможенных служб.

За год с небольшим надо прекратить вообще влияние каких-либо административных факторов на движение товаров на территории двух стран и на реальную конкуренцию. Мы фактически выйдем за счет реализации этих мер на единые условия хозяйствования и создадим единое экономическое пространство. Тут возникает вопрос не только функционирования рынка, но и вопрос развития – экономического и социально-экономического. Однако для этого нам нужна единая денежно-кредитная политика, по сути дела, интеграция платежных систем и их модернизация. Мы должны иметь такие платежные системы, которые не будут зависеть от каких-либо других игроков, и на которые нельзя будет оказывать негативное внешнее влияние.

Конечно же, это задача не следующего года, но, если мы реализуем последовательно все эти шаги, то возникнет и вопрос о единой валюте. Нам нужна собственная валюта, которая будет пользоваться абсолютным суверенитетом. По сути дела, нам нужна суверенная денежно-финансовая система. Если мы этого добьемся, мы получим мощнейший рычаг развития не только на ближайшие годы, но, может быть, даже и на десятилетия.

– В каких сферах следует ожидать наиболее активного развития интеграции Беларуси и России?

– Прежде всего, нам нужно более активно ставить вопрос о защите собственного рынка. Против нас действуют санкции, и мы должны четко понимать, что система Всемирной торговой организации, которая в настоящий момент действует в мире, несправедлива и не предоставляет равных условий торговли для всех участников. Преимущества имеют те страны, которые вступили в организацию раньше. Это означает, что нам, как минимум, в условиях надвигающегося системного кризиса необходим пересмотр правил и принципов, по которым работает ВТО. Однако, поскольку это долгий процесс переговоров, то надо выровнять условия торговли для наших стран путем введения ответных контрсанкций. Тем более, правовая основа для этого у нас есть.

Я очень надеюсь, что вторым направлением мы увидим серьезное ускорение производственной кооперации, потому что и России, и Беларуси необходимо заместить все критические поставки товаров, компонентов, станков, которые приходят к нам по импорту, на производство своих.

Мы видим разрушение глобальных производственных цепочек, и нам надо опираться на свой рынок, или на взаимодействие со странами, с которыми у нас есть транспортная связанность и отсутствуют политические конфликты (Китай, Индия, Иран, Турция). Наиболее критичные отрасли, которые можно выделить, – станкостроение, микроэлектроника, транспорт.  Думаю, что именно здесь нам следует предпринимать особые усилия для того, чтобы ускорить наше взаимодействие.

– В чем состоят приоритеты Беларуси в Евразийском экономическом союзе в 2022 г.?

– ЕАЭС – это прежде всего экономический союз, в который входит целый ряд стран. На мой взгляд, приоритетом здесь должна стать проработка специфических вопросов формирования общего рынка с учетом возможных страновых особенностей разных участников. Это также отработка стратегии расширения союза для создания крупного макрорегиона, который позволит нам быть самодостаточными для экономического и технологического развития. Кроме того, в рамках ЕАЭС мы должны думать о проработке стратегии взаимодействия союза с такими крупными экономическими игроками, как Китай, Индия, страны АСЕАН, а также над нашей общей стратегией по выходу стран ЕАЭС в Африку и Латинскую Америку. С нашей точки зрения, это будет главным.

Расширение Евразийского союза может осуществляться за счет стран региона или стран, которые граничат с регионом. Но кроме этого нужна торговая и кооперационная стратегия с другими крупными игроками, такими как Китай. Китай самодостаточен, и он никогда не будет вступать в ЕАЭС, но мы можем подписать с ним соглашение о зоне свободной торговли и любые другие соглашения, которые могут облегчить наше экономическое взаимодействие.

Нам нужно расширение ЕАЭС как экономического блока, который в какой-то мере будет дополнять те усилия, которые мы реализуем в рамках Союзного государства. Эта работа должна быть направлена на то, чтобы создать критическую массу в 300-500 млн. человек, чтобы у нас были все необходимые условия для промышленного, научного и технологического развития.

– Как факторы в сфере безопасности будут влиять на развитие интеграционных процессов?

– События в Казахстане и других странах показывают нам, что сегодня военные угрозы очень сильно меняются. Прежде всего, меняется характер современных  конфликтов. Они влияют на все сферы жизнедеятельности, и наиболее важной становится информационная часть. Кроме того, мы все больше и больше видим нетрадиционные способы ведения войны: видим участие невоинских формирований, видим участие организованных воинских групп, которые пытаются изображать из себя общественные движения. В этой связи, конечно же, возрастает значение военных союзов.

В рамках Организации договора о коллективной безопасности тот опыт, который мы получили в Казахстане, весьма и весьма позитивный. Он подталкивает нас к осознанию простой мысли о том, что нам необходимо усиливать взаимодействие в рамках ОДКБ, причем, оно может осуществляться сразу по трем направлениям.

В первую очередь это взаимодействие между армиями стран ОДКБ, которое включает и совместные учения, и разработку стандартов ведения оборонной деятельности, включая подготовку военнослужащих. К этому надо добавлять плановую работу по взаимодействию между ВПК, что серьезно усилит техническую оснащенность нашей обороноспособности.

И, наконец, третий момент – реакция сил быстрого реагирования на события в Казахстане показывает, что нам надо укреплять новый компонент. Возможно, необходимо создавать общие силы быстрого реагирования ОДКБ (миротворческие силы, антитеррористические силы), которые будут в состоянии решать любые задачи по стабилизации обстановки на территории государств-участников. Это вопрос, который сейчас, после Казахстана, встал в полный рост.

– В 2021 г. Беларусь и Россия, подписав союзные программы, пошли по пути интеграционного сближения. Выгодно ли Казахстану, с учетом сложившейся ситуации, также включиться в процессы углубленной интеграции?

– Согласитесь, ваш вопрос адресован скорее Казахстану, нежели Беларуси. Я уже давно говорил о том, что опыт создания Союзного государства по-своему уникален. На постсоветском пространстве  ему нет аналогов. Наша, Беларуси и России, задача – создать такой уровень интеграции, который станет привлекателен и для других стран. У нас есть механизм присоединения к данному союзу третьих стран, его можно доработать с учетом текущего момента.  Полагаю, союз Беларуси и России как раз может стать основой не только экономического, как ЕАЭС, но и политического объединения государств на пространстве северной Евразии.


Беседовала Мария Мамзелькина

Загрузка...
17 августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Союзное государство становится инструментом развития на фоне санкций.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

27%

составит повышение цен на газ в Молдове с 1 октября 2022 г., утвержденное Национальным агентством по регулированию в энергетике. С октября 2021 г. тариф вырос почти в 7 раз

Mediametrics