12 Октября 2016 г. 00:00

Евразийский ход Польши

Евразийский ход Польши
Фото: regnum.ru

Введение санкций в отношении России поставило ЕАЭС в двусмысленное положение. С одной стороны, контакты Запада с самым крупным игроком евразийской интеграции были минимизированы. С другой стороны, остальные члены ЕАЭС, продолжая оставаться союзниками РФ, либо сохранили прежний уровень отношений с Западом, либо улучшили их. Например, это произошло с Беларусью. Глава МИД РБ Владимир Макей 10 октября посетил с официальным визитом Варшаву и заявил, что Беларусь и Польша переживают «исторический момент перехода в новую фазу двусторонних отношений». Почему находящиеся в конфронтации с Кремлем государства стремятся развивать связи с друзьями России? Попробуем разобраться в этом вопросе на примере политики Польши на восточном направлении.

Польский валет в евразийской колоде

В августе 2016 г. в Варшаве состоялся казахстанско-польский бизнес-форум. Выступая 23 августа перед участниками форума, лидер Казахстана подчеркнул, что в отношениях между двумя государствами сложился благоприятный экономический климат и предложил нарастить деловые связи Астаны с польской стороной. Тут же было подписано 14 коммерческих документов на сумму более $800 млн и достигнуты договоренности о дальнейшем развитии торгово-экономического сотрудничества. 

Возросла политическая активность Польши и на белорусском направлении. В марте 2016 г. министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский посетил Беларусь (это был первый визит чиновника такого ранга с 2010 г.), положив начало новому витку отношений с Минском.

В начале августа 2016 г. председатель Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь Михаил Мясникович встретился с вице-маршалом польского сейма Ричардом Терлецким и сказал ему практически о том же, о чем позже скажет Президент Казахстана, – о «заинтересованности в развитии всестороннего сотрудничества и увеличении числа совместных проектов». Речь идет об инвестициях, возможностях вхождения польских компаний в состав акционеров белорусских предприятий, межпарламентском взаимодействии и т.д.

«Польские возможности» открывают для Беларуси еще более привлекательную перспективу – выход на Вышеградскую группу, а это уже четыре государства Восточной Европы – Венгрия, Польша, Словакия и Чехия.

Варшавские фобии

Выражая готовность сотрудничать с отдельными членами ЕАЭС, Польша подчеркивает неизменно жесткую позицию в отношении России. Свидетельством тому стала декларация от 24 августа 2016 г. с призывом к мировому сообществу усилить политику санкций в отношении России, которую подписали президенты Польши и Украины.

Спектр инициированных в Польше мероприятий варьируется достаточно широко: от активной милитаризации страны и учений НАТО – до откровенных попыток досадить России. Одной из них стало придание особого резонанса новому расследованию в отношении авиакатастрофы под Смоленском 2010 г., в результате которой погибла польская делегация во главе с тогдашним президентом Лехом Качиньским.

Попытки «уколоть» Кремль далеко не так безобидны, так как они проецируют на Россию «образ врага» и формируют такой общественно-политический климат в Польше и России, который будет мешать возобновлению диалога.

Не менее последовательную и четкую позицию занимает правящая польская партия «Право и справедливость» по идеологическим вопросам, свидетельством чего является запрет пропаганды коммунизма и советской символики. Позиция польских консерваторов вызывает определенные опасения.

Интересы Польши в Евразии

Активность Польши на евразийском направлении (Казахстан и Беларусь) можно интерпретировать по-разному. Приведем две оценки. Первая отсылает к элементарной выгоде. Польша не только закрепляет собственные позиции на рынках Беларуси или Казахстана, но и претендует на статус регионального лидера, демонстрируя готовность вовлекать в сферу общих интересов государства за границами ЕС.

Не стоит исключать и того, что поляки допускают возможность расширения экономических контактов с Россией, которая сейчас обозначена в качестве «врага». Но едва ли они могут открыто это декларировать, ибо тут же испортят отношения с Брюсселем или Вашингтоном. А Брюссель и Вашингтон для них при любом раскладе важнее Москвы.

Если так, то наращивание контактов с союзниками России выполняет еще одну задачу. Варшава усиливает свое присутствие там, откуда в случае потепления отношений с Россией будет легче договориться с Москвой.

Североатлантическая игрушка

Действия польского руководства можно интерпретировать и как политику, направленную на разрушение сильных союзов и блоков. Как известно, Беларусь и Россия входят в Союзное государство, договор о создании которого был подписан 8 декабря 1999 г. С 2006 г. ЕС ввел в отношении Беларуси санкции, оставив только России все преимущества торговли с западными партнерами. В результате статус двух союзников был разграничен: пока Москва развивала отношения с Западом, Минск находился от него в изоляции.

Находясь в привилегированном положении, определенные круги в РФ были не прочь попрекнуть Беларусь в ретроградстве и поучить белорусов демократии в ее западном толковании. И такая позиция сыграла свою роль, приглушив интеграцию, которая могла бы развиваться гораздо более быстрыми темпами.

Вскоре после того, как Россия оказалась под санкциями, с Беларуси их сняли. Статус двух союзников снова оказался разграничен, только они поменялись местами. Одновременно с демонизацией России на Западе началась постепенная «реабилитация» Беларуси.

Разве можно было еще недавно представить в престижном американском издании «American Conservative» появление таких слов? «Беларусь – интересная, увлекательная страна... Ее красивая, обновленная столица – Минск… – с ее широкими бульварами, парками, содержащаяся в идеальной чистоте, опровергает старую репутацию последней диктатуры в Европе. <…> В рейтинге стран Всемирного банка Doing Business Беларусь занимает удивительно высокое место и демонстрирует положительную динамику». В статье изобилие реальных цифр, которые открывают западному сообществу Республику Беларусь с позитивной и привлекательной стороны.

В этом контексте Польша может заигрывать с Минском не только ради выгоды, но и для того, чтобы вовлечь Беларусь в сферу западного влияния и расшатать ЕАЭС. Только вместо кнута, как это было ранее, предлагается пряник в виде экономических преференций и польской «мягкой силы».

И этот пряник кажется еще более заманчивым на фоне жестких деклараций из Вильнюса, который находит для своих политических демаршей различные поводы, например, строительство БелАЭС. При этом поляки предлагают реальные проекты, которые вызывают заинтересованность белорусской стороны. А с включением в эти проекты Казахстана они станут еще более привлекательными для Беларуси.

На наш взгляд, обе интерпретации действий Польши верны. Внешняя политика редко жестко привязана к какому-либо одному варианту действий без учета возможных альтернатив. А здесь обе альтернативы выгодны и Польше, и Западу.

С одной стороны, это возможность противопоставить Беларусь и Россию и развернуть первую на Запад. Эта возможность является слишком заманчивой, чтобы от нее сходу отказаться и не попробовать использовать. С другой стороны, поляки расширяют экономические связи с перспективными партнерами (Казахстаном и Беларусью), что может быть выгодно экономически, независимо от того, как будут в дальнейшем выстраиваться отношения Запада с Россией.

«Партызаны, партызаны – беларускія сыны»

Что касается Беларуси, то ее теперешнее стратегическое положение диктует ей быть мостом между Западом и Востоком и, находясь на пересечении конфронтации, оставаться территорией мира и стабильности. Похоже, такой расклад вполне устраивает Польшу и другие страны ЕС, которые, скорее всего, будут одновременно и наращивать сотрудничество с Минском, и продолжать политику сдерживания России.

Однако это не может полностью устраивать Беларусь, так как собственная геополитическая субъектность не сводится только к роли посредника в деле урегулирования конфликтов между другими странами.

Извлечение выгод из возникшей между другими акторами конфронтации – явление временное, и может продолжаться лишь до тех пор, пока конфронтация не будет исчерпана.

А дальше что? В Минске это понимают и свою субъектность выстраивают через особую государственную модель, построенную на принципах социальной ответственности государства перед обществом, общественного согласия и порядка.

В сегодняшних реалиях ценности порядка и стабильности должны подкрепляться экономикой. Поэтому нет ничего удивительного в том, что Беларусь стремится максимально использовать появившиеся возможности, и делает она это как в рамках ЕАЭС, так и через двусторонние контакты с отдельными государствами.

И если, как сказал Президент РБ Александр Лукашенко в обращении к парламентариям 7 октября 2016 г., «некоторые интеграционные объединения, в которых участвует Беларусь, функционируют формально», а «все вязнет в рутинных разборках и спорах», то почему не поработать еще и в других направлениях? Это вполне рациональная, аргументированная и обоснованная позиция. И касается она экономики.

Если говорить о политическом, то Беларусь слишком тесно связана с Россией. И разрушать столь долго и тщательно строившиеся отношения в Союзном государстве она не собирается. Тем более не собирается она этого делать в угоду конъюнктурным соображениям или ради сиюминутных выгод.

И если в Минске хотят, чтобы их страну видели надежным и последовательным партнером, то отказ от сделанных обещаний и взятых обязательств приведет к обратному результату. Какие бы планы относительно Беларуси ни вынашивали в Варшаве, Брюсселе или Вашингтоне очевидно одно: Беларуси невыгоден разрыв отношений с Россией ни с точки зрения экономики, ни с точки зрения имиджа, ни с точки зрения безопасности.

Валентин Старичёнок, кандидат исторических наук, доцент БГПУ (Минск)

Загрузка...
Комментарии
19 Июля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Форум регионов отразил состояние интеграционных процессов.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

$1 трлн

составили расходы НАТО на военные нужды в 2018 г. Из них $700 млрд было потрачено США. В сравнении, Россия за прошлый год потратила на те же цели менее $50 млрд – МИД РФ

Mediametrics