24 Октября 2016 г. 00:00

Европарламент боится уйти от старого формата работы с Беларусью - евродепутат

Европарламент боится уйти от старого формата работы с Беларусью - евродепутат
Фото: rtvi.com

Эксперты отмечают период потепления отношений между Беларусью и ЕС. Минск согласился освободить политзаключенных, в ответ Брюссель снял основные санкции против Беларуси. В результате сентябрьских выборов в белорусский парламент прошли политики, которых на Западе считают оппозиционерами, а недавно делегация белорусских политиков приезжала в Европарламент. Однако процесс оттепели между Минском и Брюсселем наталкивается на новые препятствия.

Удастся ли преодолеть эти проблемы, и как меняется отношение евродепутатов к Беларуси - об этом «Евразия.Эксперт» рассказал евродепутат Андрей Мамыкин, первый заместитель председателя делегации Европарламента по сотрудничеству с Беларусью.

«Впервые на моей памяти - большие слушания по Беларуси»

- Андрей Владимирович, расскажите, как построено взаимодействие Европарламента с Республикой Беларусь?

- В Европейском парламенте есть постоянные делегации по сотрудничеству с разными странами. Среди них функционирует делегация по сотрудничеству с Республикой Беларусь, в которой я занимаю должность первого заместителя председателя. Председателем является Богдан Анджей Здроевский, христианский демократ из Польши.

Кроме того, существует Парламентская ассамблея Euronest, включающая в себя делегацию Европарламента с одной стороны и делегации шести стран «Восточного партнерства» – это ассоциированные с ЕС Молдова, Украина и Грузия, плюс страны-участники «Восточного партнерства» Армения, Азербайджан и Беларусь.

В рамках делегации Euronest есть рабочая группа по Беларуси под руководством Агнешки Козловска-Раевич, тоже христианского демократа из Польши. На встречу этой рабочей группы нас и пригласили.

- Какие впечатления оставила встреча? 

- На моей памяти это были первые за 2,5 года функционирования текущего созыва Европарламента открытые и довольно большие слушания по Беларуси.

В Европарламенте, конечно, все долго происходит – парламентские выборы в Беларуси прошли в сентябре, а встретиться решили ближе к концу октября, но лучше поздно, чем никогда.

Потому что на протяжении 5 лет работы предыдущего созыва Европарламента делегация по сотрудничеству с Беларусью «спала». Ни было ни одного визита.

Евродепутаты протестовали, обзывали Беларусь, кричали, какой Лукашенко – «кровавый диктатор», рассказывали про «бедную и несчастную» оппозицию и так далее. Я ранее написал в «Фейсбуке», что, на мой взгляд, образ Лукашенко в Европарламенте очень сильно демонизирован, тогда как образ оппозиции очень сильно идеализирован. От этих слов я не отказываюсь и сейчас. Таким был фон для встречи рабочей группы.

Теперь касательно самой встречи – на нее пригласили все зарегистрированные и незарегистрированные партии, которые есть в Беларуси. Был Анатолий Лебедько, глава Объединенной гражданской партии (ОГП). Была Татьяна Короткевич из общественной организации «Говори правду».

Приехали Владимир Некляев, Николай Статкевич из незарегистрированной Белорусской социал-демократической партии «Народная Грамада». Были представители и зарегистрированной Белорусской социал-демократической партии «Грамада» под руководством Ирины Вештард и другие. Весь цвет современной белорусской оппозиции.

Не могу сказать, что оппозиционеры прямо так яро, чтоб до ядовитых слюней и с пеною у рта, выступали против режима Лукашенко. Они, конечно, его критиковали, сказали, что прошедшие выборы были недемократическими. Сказали, что два оппозиционных кандидата, прошедших в белорусский парламент, были назначены, а не выбраны. Речь идет о Елене Анисим из «Общества белорусского языка» и Анне Конопацкой, получившей мандат от партии Лебедько.

Мои ощущения: все понимают, что происходит, но есть определенная инерция. Европарламент сейчас ищет формат, как начать сотрудничество с Беларусью. Поскольку дальше тотально и огульно критиковать Лукашенко вроде смысла нет.

Все-таки в парламент прошли оппозиционеры, они будут там работать. Анисим будет защищать белорусский язык, Конопацкая – проводить линию ОГП. Теперь тотально ругать Лукашенко мы не можем. В августе 2015 г. он выпустил политических заключенных.

За два месяца до указа президента об освобождении политзаключенных, в июне 2015 г. не без моей помощи удалось организовать официальный визит делегации Европарламента по сотрудничеству с Беларусью в Минск. У нас, социалистов, особенно у моих коллег социал-демократов из Германии, очень теплое отношение к Статкевичу. Я его лично по-человечески уважаю. Несмотря на политические разногласия с Минском, мы понимаем, что время неумолимо бежит вперед, а мы опаздываем.

Евродепутатам предстоит выработать новую тактику взаимодействия с Минском. С одной стороны, в Европарламенте понимают, что в Беларуси не абсолютно идеальная демократия. С другой стороны, мы понимаем, что Беларусь – страна, очень хорошо показавшая себя в рамках «Восточного партнерства». Белорусы никогда не брали на себя лишних обязательств, но что брали – безукоризненно выполняли.

После того, как были выпущены на свободу политзаключенные, Еврокомиссия «распаковала» две важные для Минска программы – трансграничное сотрудничество в форматах «Польша-Беларусь-Украина» и «Латвия-Литва-Беларусь». Скажем, по линии второго формата будут выделены €80 млн.

Эти деньги будут потрачены на приграничные территории Беларуси и Латвии (страны, от которой я избран). Это новые рабочие места, контакты people-to-people, народная дипломатия.

«Санкции не отменены, а лишь приостановлены»

- В каком направлении Европарламент настроен развивать диалог с Минском?

- Мне до сих пор непонятно, как мы будем выстраивать отношения с Беларусью. Мне кажется, Европарламент боится уйти от старого формата и говорить с Беларусью в каком-то новом формате кроме как языком ультиматумов и санкций.

Боится. Хотя Совет ЕС в январе приостановил санкции против Минска. Фактически из санкций остались только оружейное эмбарго и несколько лиц, которым запрещен въезд в ЕС. Но из этого списка был вычеркнут Александр Лукашенко, который много лет числился «невъездным».

Для сравнения: у Евросоюза очень плохие отношения с Россией, но при этом лично Владимир Путин не был в санкционном списке. А Лукашенко был больше 10 лет! Я призывал вычеркнуть его оттуда, и, слава Богу, у Совета по иностранным делам ЕС хватило ума, мужества и рационального подхода, чтобы это сделать.

Ну как мы можем развивать политический диалог с Беларусью, если ее президент физически не может никуда приехать? Ни в Ригу, ни в Мадрид, ни в Брюссель, ни на какую встречу.

Хочу при этом отметить, что санкции не аннулированы и не отменены, а лишь приостановлены – в Евросоюзе наложили на них мораторий. Скоро снова придет время решать, что делать с санкциями дальше – восстановить, продлить, отменить совсем.

И все европейцы хотят сохранить лицо, особенно страны, традиционно относящиеся критически к Беларуси – отчасти Швеция, в большей степени Нидерланды, Великобритания.

У немцев такое критическое отношение сохранялось после, на мой взгляд, крайней неудачной фразы Александра Лукашенко в адрес министра иностранных дел ФРГ [президента Беларуси в 2012 г. обвиняли в гомофобных ремарках по отношению к тогдашнему главе МИД ФРГ Гидо Вестервелле – прим. «ЕЭ»]. 

Поэтому европейцы не могут просто так сказать, что они сглупили с санкциями, положив хорошие экономические отношения и дружбу ЕС с Беларусью на алтарь своих амбиций и политических целей.

Потом Беларусь, к сожалению, стала для Евросоюза удобным «мальчиком для битья». К примеру, недавно проходил первый тур парламентских выборов в Литве. Только ленивые евродепутаты от Литвы не критиковали белорусов, хотя за счет Беларуси они решали собственные внутриполитические проблемы, поднимали себе рейтинг в глазах избирателей перед днем голосования.

«Беларусь в документах Евросоюза - в одном ряду с КНДР»

- И все же - можно ли говорить об определенной линии Европарламента в отношении Беларуси?

- Тактически мы можем лишний раз пнуть Беларусь, а стратегического видения Европарламент пока не имеет. Я пока не вижу политических подвижек, демонстрирующих желание такую стратегию выработать. 

Как мы привыкли видеть Беларусь? Как некий мост в Россию, площадку для переговоров с Москвой (даже самые яростные критики Александра Лукашенко признают его позитивную роль в «минском процессе»). Это тупик, штопор, из которого Европарламент пока никак не может выйти.

Моя личная позиция очень простая: мы должны отложить вопросы, которые нас разъединяют, и заниматься вопросами, по которым между нами нет противоречий. Например – экономическое сотрудничество.

Мы ждем белорусских инвестиций в Рижский порт. На пленарной сессии Европарламента в ноябре будет рассматриваться увеличение квот на продажу белорусского текстиля.

Ведь это большой абсурд: Беларусь сейчас в документах Евросоюза стоит в одном ряду с Северной Кореей, поэтому текстильные квоты очень маленькие. Я задаюсь вопросом: белорусы завалят Евросоюз наволочками, «забрызганными кровью тоталитарного режима», поэтому мы ставим Минск в одну квоту с КНДР? Извините, между Беларусью и КНДР есть разница. 

Другое дело, что, как я отмечал, в ЕС нет тактики и видения взаимодействия с Беларусью. В то время как торговля, экономика не вызывает аллергии ни у кого – ни у Александра Лукашенко, ни у оппозиции, ни у Брюсселя.

- На Ваш взгляд, меняются ли мнения о Беларуси среди Ваших коллег-евродепутатов? 

- Мне все-таки приятно, что мнение евродепутатов о Беларуси немножко меняется в лучшую сторону. Евродепутаты знают о Беларуси, разве что за исключением избранных из приграничных стран. Я рассказываю им о Минске и понимаю, что у них в головах много лозунгов, мало реальной информации. Это при том, что, когда дело касается проектов, связанных с европейскими деньгами, Беларусь выполняет все условия договоренности с аптекарской четкостью и дотошностью. 

Так, на деньги Еврокомиссии под Минском создана лаборатория продуктов питания. Одна из лучших лабораторий по проверке качества продовольствия на европейском континенте. Я там был, видел оборудование и знаю, что белорусы и цента не украли из европейских денег.

А в итоге выиграли все: белорусы получили хорошую лабораторию, европейцы получили гарантию качества экспортируемого белорусского продовольствия. Как говорит в таких случаях Федерика Могерини [Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности – прим. «ЕЭ»] – это тактика win-win: все остались довольны.

Почему мы не можем продолжать такие маленькие шаги? Есть целый ряд конкретных проблем – в том числе, признание белорусских дипломов в рамках Болонского процесса. По этому вопросу тоже идут переговоры.

Есть положительные наработки в разных сферах, но громкие критические резолюции по поводу Беларуси в Европарламенте перечеркивают годами наработанный позитивный опыт сотрудничества.

Я всеми силами стараюсь этому противиться; это неправильно. Соседи так не живут. Не говоря о том, что в Европарламенте имеются двойные стандарты.

«Боюсь, мы опять можем потерять время на болтовню»

- Многие в Европарламенте разделяют ваш подход? Восприятие Минска различается по фракциям?

- Хочется верить, что процесс идет. На уровне отдельных депутатов отношение меняется в сторону улучшения. Но для того, чтобы оно поменялось кардинально, предстоит пройти огромный путь и проделать огромную работу. Представьте, в Европарламенте 751 депутат – это целый стадион. У каждого есть свое мнение. Кто-то живет стереотипами. Кто-то прочитал критическую заметку на «Хартии’97» [оппозиционный белорусский портал – прим. «ЕЭ»] про белорусского президента и считает, что Лукашенко сегодня – это Сталин или Гитлер, как только его не обзывали.

Кто-то просто ничего не знает, и мне приходится его просвещать. Кто-то до сих пор живет событиями 1998 г. [год ввода первых санкций против Беларуси – прим. «ЕЭ»], но Беларусь очень сильно изменилась, и президент Лукашенко изменился. Есть определенные проблемные вопросы, некоторые из них не до конца прояснены, но сколько можно ковыряться в событиях 20-летней давности? Мы все равно за эти 20 лет не нашли никакого решения на уровне Европарламента.

Сказать, например, что все социал-демократы за Беларусь, а все консерваторы – против, было бы большим преувеличением. Зависит от позиций отдельных депутатов. Но мне приятно, что мы, социал-демократы, ставим во главу угла диалог и прагматическое сотрудничество с Беларусью на всех уровнях. Поэтому у нас так много наблюдательных миссий по сбору информации. Последняя была две недели назад, предпоследняя – в декабре прошлого года. Это тоже правильно – надо встречаться, говорить.

Мешают нам, как я упоминал, двойные стандарты. Пока Беларусь 15 лет жила в режиме санкций, вырастает поколение молодых людей, которые привыкли, что состояние замороженной дипломатической войны Минска и Брюсселя – это нормально. Аналогичные стереотипы культивируются с европейской стороны: Лукашенко – «кровавый диктор» и так далее.

Европейцы и белорусы должны искать пути сближения. Боюсь, мы опять можем потерять время на болтовню вместо того, чтобы делать простые прикладные вещи – маленькие совместные проекты, которыми словно кирпичик за кирпичиком закладывается фундамент будущих отношений Евросоюза и Беларуси.

Беседовал Александр Шамшиев

Загрузка...
Комментарии
09 Декабря
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Минск и Москва продолжают согласование спорных вопросов.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

$8,3 млрд

составили совокупные инвестиции ЕАБР в экономики стран–участниц на 1 октября 2019 г., в том числе текущий инвестиционный портфель (97 проектов) – $3,9 млрд

Mediametrics