21 Июня 2019 г. 18:40

Фриман: «Крым не вернуть, США и России нужна нейтральная Украина»

Фриман: «Крым не вернуть, США и России нужна нейтральная Украина»
Фото: wordpress.com

20 июня президент США Дональд Трамп заявил, что Америке «очень важно» выстроить хорошие отношения с Китаем и Россией. «Они мощные страны, – заявил Трамп, – а мы – очень мощная страна». Его слова отражают неизменную позицию Штатов о мировом лидерстве, которую в последние годы упорно подтачивает Китай. Торговые войны и начавшееся разрушение системы глобальной безопасности заставляют искать параллели с предыдущим противостоянием великих держав – но можно ли проводить такие сравнения? Корреспондент «Евразия.Эксперт» поговорил с американским дипломатом и писателем, пожизненным директором Атлантического совета Чарльзом Фриманом о причинах нового обострения напряженности между Западом и Востоком, а также о перспективах нормализации отношений между сегодняшними мировыми державами.

– Президент США Дональд Трамп считает, что отношения Москвы и Вашингтона были подпорчены расследованием спецпрокурора Роберта Мюллера, который занимался делом о «вмешательстве РФ в американские выборы». Об этом он рассказал в интервью телеканалу Fox News. Так ли это, по вашему мнению?

– Россия, ожидаемо, попыталась повлиять на выборы 2016 г. Далеко не ясно, удалось ли ей это сделать. Во всяком случае, господин Мюллер не нашел оснований обвинять предвыборный штаб Трампа в координации с Россией для обеспечения победы на выборах. На мой взгляд, мнение президента Трампа о том, что сотрудничество с Россией будет служить интересам США, является правильным. Оно было саботировано не расследованием Мюллера, а антироссийской истерией, охватившей американскую политику.

– А есть ли вообще надежда на нормализацию российско-американских отношений?

– Ключом к нормализации отношений России с Евросоюзом, США и НАТО является Украина. В их общих интересах находится становление жизнеспособного украинского государства, которое является нейтральным, процветающим и одновременно буфером и мостом между Европой и Россией. Чтобы это произошло, все стороны должны признать этот общий интерес и сотрудничать для построения здоровой украинской экономики.

Если СССР, Великобритания, Франция и США смогли договориться о независимой нейтральной Австрии с гарантированной защитой меньшинств, как это было сделано в австрийском Государственном договоре в разгар Холодной войны в 1955 г., то мы, безусловно, можем сделать то же самое сейчас и для Украины.

Помимо этого, мы должны найти способ стабилизировать европейские границы. В последние десятилетия имели место два случая вмешательства, которые изменили границы таким образом, что многие считают это незаконным: отделение Косово от Сербии и аннексия Крыма Российской Федерацией. Ни одно из этих изменений не может быть отменено. Необходимо достичь соглашения, возможно, через Совет Россия‑НАТО, о том, что в будущем никакие границы в Европе не будут изменены, за исключением международного соглашения между всеми европейскими государствами и в соответствии с международным референдумом. Словом, США и Россия должны заново открыть для себя дипломатию в качестве замены военного позерства и конфронтации.

– Сегодня внимание многих стран сосредоточено на торговой войне между США и Китаем. Что на самом деле происходит между двумя крупными странами и как этот фактор влияет на мировую экономику?

– Обе стороны находятся в тупике, который крайне разрушителен для статус-кво. Неопределенность, которую создает эта ситуация, препятствует принятию решений об инвестициях и чревата риском ввергнуть мировую экономику в серьезный спад.

– В прошлом, еще до прихода к власти Дональда Трампа, американо-китайские отношения развивались в целом нормально, серьезных проблем в двусторонних отношениях не наблюдалось. Так почему же отношения между этими странами испортились при Трампе?

– Администрация президента Трампа состоит из разрозненных элементов с периферии американской политики. Он сам сосредотачивает внимание на меркантилистском двустороннем торговом балансе, в котором американский импорт не превышает американский экспорт. Это отрицание закона сравнительного преимущества Давида Рикардо, который почти повсеместно принят экономистами, но который оспаривают некоторые советники президента Трампа.

Другие советники хотят наказать Китай за прошлые проступки, подорвать его экономический и технологический прогресс или поставить Китай на колени. Каждая из этих повесток представляет американский электорат, но в совокупности они не составляют согласованной позиции администрации. В основе изменения атмосферы лежит широкая озабоченность тем, что после почти четырнадцати десятилетий на вершине международной системы Соединенные Штаты теряют это первенство перед Китаем.

– Противостояние США и Китая принимает затяжной характер. На ваш взгляд, может ли существующая ситуация перерасти в глобальный конфликт? Стоит ли говорить о холодной войне между странами?

– Китайско-американская конфронтация делит мир на две техносферы – в одной доминируют США, а в другой Китай. Она, вероятно, приведет к снижению как роста, так и инноваций в обеих. Это также значительно повышает опасность военного или военно-политического конфликта между двумя противниками. 

Но это не повторение «холодной войны». Конфронтация будет проходить в условиях многополярного, а не биполярного миропорядка. Китай, в отличие от СССР, не имеет за пределами своих границ империи, которую должен защищать. Нет четкой идеологической борьбы: Китай не стремится экспортировать свою систему, как это делали США и СССР.

В отличие от СССР, Китай не изолирован и не изгнан из мирового капиталистического порядка. Он является его ключевой частью, полностью интегрированной, а не находится за «железным занавесом».

– Недавно были обнародованы интересные данные. Опрос более чем 1 тыс. экспертов, аналитиков и лидеров бизнеса из стран Юго-Восточной Азии выявил отношение региона к США. Более 68% опрошенных усомнились в надежности США как «стратегического партнера и источника региональной безопасности». Почти 60% опрошенных заявили, что мощь и влияние США на мировой арене либо ослабли (45,6%), либо существенно ослабли (13,5%). Как вы считаете, действительно ли влияние США в мире постепенно снижается?

– Влияние зависит от сочувствия к интересам и заботам других. США при Трампе пытаются заставить страны выбирать между собой и Китаем. Ни одна страна не хочет, чтобы ее заставляли делать этот выбор.

Любой предпочел бы получить преимущества сотрудничества с обеими сторонами. Восточная Азия в настоящее время является регионом с экономическим центром в Китае. США сохраняют военное превосходство, но в большинстве случаев, это не имеет значения.

– Сегодня США ведут активную внешнюю политику в отношении стран Центральной Азии. Скажите, пожалуйста, как пересекаются их интересы и интересы России, Китая в Центральной Азии?

– Я не думаю, что политику США можно в полной мере назвать «активной». Возможно, так было сразу после окончания Холодной войны, но не сейчас. Соединенные Штаты заинтересованы в суверенитете и самостоятельности новых независимых государств Центральной Азии. Это должна быть зона, свободная от соперничества великих держав. До сих пор Китай и Россия, похоже, используют Шанхайскую организацию сотрудничества и другие механизмы, чтобы препятствовать этому. Я не вижу причин, по которым Америка не должна этому радоваться.


Беседовал Сеймур Мамедов
Загрузка...
Комментарии
22 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Попытки Запада рассматривать Беларусь как «вторую Украину» создают новые риски.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

$26,2 млн

выделит Армения на развитие высокотехнологичной промышленности в 2020 г., в том числе $13,2 млн – на военные разработки

Mediametrics