27 Января 2021 г. 18:16

«Главным козырем Жапарова стал имидж кыргызского Робин Гуда» – эксперт

/ «Главным козырем Жапарова стал имидж кыргызского Робин Гуда» – эксперт
«Главным козырем Жапарова стал имидж кыргызского Робин Гуда» – эксперт
Избранный президент Садыр Жапаров.
Фото: kabar.kg

28 января в Кыргызстане состоится инаугурация избранного президента Садыра Жапарова. Торжество планируют сделать скромным: после волны критики в интернете новый глава государства поручил оргкомитету урезать расходы, отказавшись от кортежа и праздничного банкета. Львиную долю приглашенных на церемонию займут рядовые сторонники Жапарова. О том, что стало главным козырем получившего доверие почти 80% избирателей политика и о том, каких шагов стоит ждать от него в отношениях с партнерами по ЕАЭС, в интервью «Евразия. Эксперт» рассказал сопредседатель Клуба региональных экспертов «Пикир», политолог Игорь Шестаков.

– За короткий промежуток времени Садыр Жапаров сумел сосредоточить в своих руках практически всю власть в Кыргызстане – занял место премьера, «убедил» уйти в отставку президента Сооронбая Жээнбекова, а депутатов парламента – провести референдум. Затем он выставил свою кандидатуру в президенты, и, обойдя десяток конкурентов, выиграл выборы. В чем секрет его популярности?

– Садыр Жапаров – нетипичный политик для Кыргызстана, который сумел стать суперпопулярным не благодаря большим финансовым возможностям, фундаментальной политической партии или мошной поддержке СМИ. Главным его козырем стал имидж «кыргызского Робина Гуда», которого жители преимущественно сельских регионов ассоциируют со «своим парнем», готовым бороться за улучшение их социально-экономического положения. Это было достигнуто благодаря социальным сетям. Ведь и сам Жапаров признался, что, находясь в местах лишения свободы, напрямую связывался с простым народом, имея свои группы в Одноклассниках, Facebook, Instagram, WhatsApp, поэтому речь идет о сотне тысяч кыргызстанцев, с которыми регулярно в онлайн-режиме общался политик.

В целом, начиная с 2010 г., когда Жапаров вместе с оппозиционной партией «Ата Журт» победил на парламентских выборах, он имел устойчивый имидж бескомпромиссного политика, готового отстаивать свои принципы, которые он не променял на кресло или другие привилегии от власти. Таких прецедентов в кыргызской политике раньше не было, так как приходившие на революционных волнах во власть Атамбаев, Бакиев и Отунбаева занимали высокие посты в режимах, против которых они в итоге радикально выступали.

Еще одна особенность Жапарова – ему удалось преодолеть традиционный регионализм, заручившись поддержкой сторонников как на юге, так и на севере республики, что подтвердили результаты выборов.

Стоит сказать и о популярности нового президента среди трудовых мигрантов в России: здесь тоже итоги голосования были в его пользу.

– В Кыргызстане сейчас складывается достаточно сложная социально-экономическая и общественно-политическая обстановка. Насколько в такой ситуации хватит этого имиджа «своего парня», учитывая, что общением в соцсетях народ не накормишь?

– Те факторы, которые я обозначил, дают новому главе государства определенный запас прочности. Однако сейчас ситуация с экономикой в большей степени напоминает коллапс, чем даже серьезный кризис: дефицит госбюджета превышает $500 млн. Еще в декабре в правительстве признавали, что могут возникнуть проблемы с выплатами пенсий и зарплат бюджетным работникам. Благо, вовремя на помощь пришла Россия, предоставив правительству Кыргызской Республики грант в $20 млн как раз для того, чтобы залатать эту бюджетную дыру.

Учитывая, что потенциальные мигранты пока не могут выехать на заработки в ту же Россию, живя в режиме «сидим дома», от президента и правительства потребуется принятие максимально оперативных мер для стабилизации социально-экономической ситуации, которая, как известно, влияет на общественно-политическую стабильность. Многие серьезные проблемы надо было решать еще в прежние годы. Большие вопросы вызывают пока и внешние факторы финансово-экономической поддержки Кыргызской Республики: западные доноры требуют от нынешней власти отчета, как были потрачены почти $400 млн, выделенные ей на борьбу с пандемией в 2020 г.

Так что запаса времени, чтобы улучшить ситуацию в стране, у Жапарова практически нет, а оппозиция, скорее всего, возьмет на вооружение те технологии, которые он использовал, оппонируя власти. Будет ли Жапаров для населения одновременно и «своим парнем», и президентом, сложно сказать.

– Одним из первых заявлений Жапарова в должности премьер-министра было заявление о необходимости изменения Конституции в сторону президентской формы правления. Можно сказать, что в итоге он добился своей цели. На Ваш взгляд, почему именно этот вопрос был для него первостепенным?

– Как показали итоги референдума, проведенного 10 января, большинство кыргызстанцев поддерживает президентскую форму правления. В этом плане Садыр Жапаров прекрасно понимал настроения электората, выступая за проведение Конституционной реформы. В Кыргызстане в 2010 г. повесили большую красивую вывеску под названием «парламентская республика». В реальности же два созыва парламента за последние десять лет практически не предпринимали каких-либо конструктивных действий, чтобы изменить ситуацию в стране в лучшую сторону.

Парламентаризм запомнился тем, что на протяжении 10 лет у нас 1−2 раза в год менялись премьер-министры. Депутаты были заинтересованы в перераспределении правительственных кресел, и, не найдя общий язык с премьером, благополучно его убирали, по сути, продолжая тем самым разваливать экономику.

Все годы так называемого парламентаризма шла только борьба за ресурсы. Можно сказать, что итоговая точка в этом процессе была поставлена даже не в январе, а летом прошлого года, когда пандемия коронавируса уносила жизни тысяч людей, а депутаты, тем временем, спокойно ушли на каникулы. Референдум по изменению Конституции в головах рядовых граждан произошел именно тогда. Безответственная парламентская власть показала свое истинное лицо. Тогда же стали говорить о необходимости возвращения к мажоритарно-пропорциональной системе выборов в Жогорку Кенеш и о сокращении числа депутатов, что и предложил Жапаров.

Пока нет окончательного проекта Конституции, потому что основной вопрос заключается в том, как будет контролироваться институт президента, поскольку с учетом произошедших в стране то ли революций, то ли госпереворотов полномочия главы государства являются довольно чувствительным вопросом.

– Жапаров – не только феномен кыргызской политики, но и «темная лошадка» для стратегических партнеров Кыргызстана. По Вашему мнению, стоит ли ожидать изменения внешнеполитического курса в период его правления?

– Как только Жапаров был избран главой правительства в октябре прошлого года, он сделал заявление, что считает Россию стратегическим партнером Кыргызстана и что намерен продолжать выстраивать дружеские отношения с Москвой. После президентских выборов он вновь подтвердил стратегический внешнеполитический курс, нацеленный на сотрудничество с Российской Федерацией.

Россия является для Кыргызстана ключевым партнером и союзником, который оказывает стране большую поддержку. Это не только материально-техническая и финансовая помощь. Во многом, РФ обеспечивает и нашу безопасность.

Более 700 тыс. кыргызстанцев даже в период пандемии остались работать в России. Эти люди, по сути, являются подушкой безопасности для социально-экономической ситуации в стране, особенно в период острейшего экономического кризиса, что, в свою очередь, влечет и общественно-политическую стабильность. Когда началась пандемия, РФ была первой страной, которая оказала нам помощь медикаментами, оборудованием и даже врачами. Поэтому, исходя хотя бы из этого, разумеется, будет взят курс на сотрудничество с Москвой, что и подтвердил избранный президент.

Конечно, это не отменяет тот факт, что и с ближайшими соседями, такими как Казахстан, Узбекистан и Китай, Жапаровым также будут выстраиваться дружеские отношения. Наверняка будет сохранен курс на укрепление сотрудничества с ЕАЭС. Во-первых, это касается трудовой миграции: наши граждане имеют серьезные преференции по линии Евразийского союза. Во-вторых, весь экспортный потенциал Кыргызстана формируется на базе ЕАЭС.

– Жапаров заявил, что русский язык сохранит свой официальный статус в Кыргызстане. Более того, он пообещал, что руководством страны будут приложены дополнительные усилия для создания условий его изучения. Однако сам он практически не говорит на этом языке, хотя и владеет им на достаточно высоком уровне. Почему?

– Исходя из опыта работы по проведению круглых столов в регионах на тему востребованности русского языка в Кыргызской Республике, могу сказать, что в его изучении заинтересованы рядовые кыргызстанцы. Есть немало примеров, когда в классах с русским языком обучения число учащихся доходит до 70 человек. Русский язык – это общественный запрос в Кыргызстане, многие родители заинтересованы в том, чтобы в будущем их дети могли успешно учиться и работать в РФ. И наверняка Садыр Жапаров это очень хорошо понимает. Как политик он в основном выступает на государственном языке, что вполне закономерно. Стоит также отметить, что все заявления о том, что русский язык якобы не дает развиваться кыргызскому – это популизм и политические спекуляции.

– Достаточно широкий резонанс в кыргызстанском обществе вызвали сообщения относительно предстоящей инаугурации президента. В частности, критике подвергся бюджет церемонии, который заложили ее организаторы. Жапаров отреагировал на это практически мгновенно, пообещав, что церемония будет скромной. Как она будет проходить, и кто примет в ней участие?

– Инаугурация главы пройдет в экономрежиме, как уже объявил Садыр Жапаров, поскольку появившееся официальная информация, что стоимость этого мероприятия составит 10 млн сомов [$118 тыс], вызвала волну негативных откликов в соцсетях. Шквал критики вызвала и репетиция проезда по улицам столицы президентского кортежа из-за перекрытия центральных трасс столицы. Как заверил кыргызстанцев президент, пышных торжеств и банкетов не будет, как и специального перекрытия дорог.

На само торжественное мероприятие приглашено более тысячи человек: в их числе депутаты парламента, члены правительства, представители регионов, послы зарубежных государств. Высоких зарубежных гостей в Кыргызстане не было уже в 2017 г., когда проходила инаугурация Сооронбая Жээнбекова. Тогда в аппарате президента сослались на мировую практику, сейчас эту тенденцию усиливает еще и коронавирус. Впрочем, президенты других стран уже давно не посещают церемонии вступления в должность президентов Кыргызстана. Так, последним в 2011 г. был Михаил Саакашвили.

Кыргызстанцев уже давно в большей степени интересует экономия бюджетных расходов, а не участие знаковых зарубежных персон. А в условиях пандемии и огромного дефицита бюджета, когда Кыргызстан не имеет возможности даже вакцины закупать, скромная инаугурация – это реалии сегодняшнего дня.

Беседовала Ксения Корецкая

Загрузка...
Комментарии
01 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Российскому обществу необходим проект-«локомотив».

Инфографика: Сколько Беларусь экономит на российском газе
инфографика
Цифра недели

56%

россиян считают необходимым усиливать экономическую интеграцию между Россией и Беларусью – ФОМ

Mediametrics