Грузию, Молдову и Украину объединили в «Трио», чтобы держать на коротком поводке – молдавский эксперт Грузию, Молдову и Украину объединили в «Трио», чтобы держать на коротком поводке – молдавский эксперт

Вмешательство Запада во внутренние дела Молдовы усиливается на фоне приближающихся досрочных выборов в парламент. По мнению экс-президента республики Игоря Додона, целью такой активности является превратить ее в геополитический плацдарм для борьбы с Россией, и это поддерживают сторонники нынешнего президента Молдовы Майи Санду. В противовес оппонентам партия социалистов Додона объединилась в один блок с коммунистами. Между тем, 17 мая было объявлено об основании «Ассоциированного трио» Молдовы с Украиной и Грузией, направленного на сотрудничество по вопросам европейской интеграции. Чья сторона возьмет верх на предстоящих выборах, в интервью «Евразия.Эксперт» спрогнозировал молдавский политический эксперт, депутат Парламента Молдовы (2010-2014) Константин Старыш.

– 11 мая в Молдове стартовала электоральная кампания по досрочным выборам в парламент, назначенным на 11 июля. Каковы ожидания молдаван от этих выборов?

– Пока очень трудно говорить о предвыборном состоянии общества, поскольку у нас нет объективной социологии, чтобы мы могли делать какие-то научные или околонаучные выводы. Полагаться же в этом деле на личные ощущения сложно. Понятно, зачем эти выборы нужны Майе Санду. Она пытается на инерции своего успеха на президентских выборах получить парламентское большинство и начать некую программу, с которой она идет.

В чем заключается эта программа, пока тоже никому не понятно, потому что там все очень декларативно. Борьба с коррупцией, европейская интеграция. Все эти мантры повторяются раз за разом, как шаблонные фразы. В чем суть собственно программы с коррупцией? В чем суть европейской интеграции?

К тому же, у них нет команды, которая могла бы разработать такого рода программы, и тем более, реализовать. В основном это представители НПО, какие-то различные эксперты, которые всю жизнь получали гранты, всю жизнь отчитывались за эти гранты. И никто не знает, чем они еще занимались. То есть, люди без опыта. Ничего хорошего ждать от них не приходится.

– Как вы думаете, оправдаются ли надежды Санду получить парламент, который поддержит ее инициативы по реформе системы юстиции и избавлению от коррупционеров среди госслужащих?

– Я не думаю, что сегодня хоть у одной политической силы в Молдове есть достаточно мощи для того, чтобы получить единоличное большинство в парламенте. Пока мы видим, что Санду абсорбировала весь правый фланг. Она его захватила, там больше нет места ни для какой другой политической силы, ни у кого у них особо нет шансов, чтобы прорваться через этот кордон. Строить блоки со вчерашними еще партнерами она категорически не хочет. В общем, она полагается на себя в одиночку. Она думает, что сможет прорваться туда и получить власть.

Как оно будет, сложно сказать. Не надо забывать, что у нас около миллиона человек находится на выезде, за рубежом. Считается, что та диаспора, которая проживает сегодня в Западной Европе, готова поддержать Санду. В какой мере, показали президентские выборы.

Этот ресурс позволяет фактически бесконтрольно корректировать любые результаты выборов в пользу партии, которая поддерживает Санду.

Пока судить очень рано, как все будет. Тем более, у нас есть порядка 400 000 граждан, проживающих в России, и у них диаметрально противоположные политические приоритеты. Но это спящий электорат, который, видимо, сегодня будут пытаться разбудить и попытаются все-таки вывести каким-то образом на избирательные участки. Я имею в виду наших граждан, проживающих в России, Белоруссии.

Пока был раздроблен левый фланг, правые имели шансы получить абсолютное большинство. Сегодня пошли какие-то объединительные процессы на левом фланге, что дает какую-то надежду на консолидацию левого электората, численность которого больше, чем правого. Этот электорат на протяжении последних лет был дезориентирован, распылен между различными партиями. Сегодня был сформирован такой большой мощный блок между коммунистами и социалистами – это дает какую-то надежду на то, что удастся консолидировать электоральную возможность этих партий.

– Какие цели ставит перед собой блок социалистов и коммунистов, и каковы шансы на их реализацию?

– На протяжении последних лет между этими партиями было даже не соперничество, даже не конкуренция, а прямая открытая вражда. Тот факт, что лидерам и самим этим партиям удалось преодолеть разногласия и все-таки найти точки соприкосновения, говорит, на мой взгляд, о том, что они очень серьезно настроены брать власть.

Первая задача в том, чтобы не допустить полномасштабного реванша правых. Тотальный приход правых всегда сопряжен с огромными проблемами для молдавского государства, прежде всего, самой идеи государственности. У нас часть политического класса выступает за ликвидацию независимого молдавского государства и его объединение с Румынией. Среди правых партий нет ни одной неунианитской партии, что надо четко понимать.

В большей или меньшей степени все правые партии выступают у нас за ликвидацию Республики Молдовы как независимого государства. Блок между коммунистами и социалистами имеет главной своей целью не допустить реализацию этого капитулянтского сценария. Это главное.

Второе, это традиционно для левых, – активная социальная политика, восстановление доверия граждан к собственному государству, которое за последние 10-12 лет сильно упало. Ну и все то, с чем обычно идут левые – дружба народов, интернационализм, гражданский мир и так далее.

– Изменят ли выборы нынешней расклад политических сил в стране?

– Парламент, безусловно, обновится. Процентов, наверное, на 30-40. Там будут другие люди, там гарантированно появится партия коммунистов. Возможно, еще какие-то партии, но расклада сил в парламенте это не изменит. Плюс-минус будет таким же, потому что это фактически отражение расклада политических и геополитических сил в обществе. Поэтому я говорю, что обновления нам ждать приходится, а вот на изменение парадигмы уже не стоит рассчитывать.

– Додон поднял вопрос о том, что трое судей Конституционного суда превысили полномочия вместе с президентом Санду, и заявил о необходимости их отставки. Такой сценарий имеет шанс на воплощение?

– На мой взгляд, во-первых, действительно имело место превышение власти и выполнение некоего государственного приказа, потому что оснований для роспуска парламента по большому счету не было. Парламент был в состоянии принимать законы, он мог назначать правительство и так далее. Но Майе Санду этого очень хотелось, и Конституционный Суд принял то решение, которое принял. Нарушив, причем, не только закон, но и логику, и здравый смысл.

Нам вообще следует задуматься о том, как бы изменить саму Конституцию. 30 лет прошло с момента объявления независимости, этот вариант Конституции был принят в 1994 г. Уже подошло время, в том числе потому, что за последние примерно 6-7 лет Конституционный Суд слишком много и часто вмешивался в Конституцию. Она потонула в интерпретациях. Никто не понимает, каким будет вердикт КС и насколько он будет основан на тексте Конституции.

Вердикт КС составляет конституционную ткань. Уже от этого никуда не денешься, поэтому надо принимать новый текст Конституции. Один раз и навсегда ответить на вопросы, которые касаются незыблемости идеи государственности республики Молдова, которые сегодня не отражены в актуальной версии Конституции после того, как туда была включена декларация о независимости. Абсурдная вещь произошла еще при Плахотнюке. КС внес в текст Конституции Декларацию независимости, поставив ее выше, чем весь остальной текст Конституции.

Декларация независимости Молдовы не предполагает независимости Республики Молдова. В этом странность. Она провозгласила независимость от Советского Союза, а от Румынии – нет. Она открыла прямую юридическую лазейку для ликвидации самого государства.

Сегодня текст Конституции противоречив, а Конституция не может быть противоречивым документом. Поэтому надо при определенном политическом раскладе при необходимости разработать новый текст Конституции. Ответить на все проклятые вопросы, связанные с названием языка, нации, государства, закрепить незыблемость нейтралитета, государственности Республики Молдова, какие-то социальные вещи и спокойно вывести все это на референдум. В случае победы блока социалистов и коммунистов это будет являться одним из важнейших приоритетов на ближайшие годы.

– Украина, Грузия и Молдова объединились в Ассоциированное трио (формат усиленного сотрудничества по европейской интеграции) и подписали соответствующий меморандум. В чем необходимость создания такого блока?

– Очень трудно судить, в чем конкретно будет заключаться работа данного блока, но, на мой взгляд, это попытка как-то удерживать эти страны на коротком поводке, чтобы они не улизнули в какую-нибудь другую зону влияния. Потому что у всех есть такие предпосылки. Ничего я от этого триумвирата не жду, потому что мы прекрасно понимаем, что Восточное партнерство себя уже исчерпало, нужно было придумать что-то еще. Мы понимаем, зачем это создается: это такой чуланчик, в который помещают страны, у которых нет никакой ясной европейской перспективы, но и выпускать их тоже не хочется. Вот, собственно, и все.

Наверное, будут какие-то форумы, какие-то гранты, будут сказаны какие-то красивые слова на этот счет, но сути это никогда не поменяет. Ни для Украины, ни для Грузии, ни для Молдовы. Как минимум в ближайшем будущем им не дадут никакой ясной перспективы интеграции в ЕС по понятным причинам. А это попытка как-то приукрасить их бесперспективность.

Мы не видели какой-либо эффективной работы в рамках Восточного партнерства, чтобы думать, что такая эффективная работа вдруг осуществится в рамках этого тройственного союза.

– Какие силы в Молдове продвигали этот блок?

– Такие вещи всегда традиционно продвигают правые политические силы. Причем делают они это на рефлекторном уровне. Они и сами прекрасно понимают, что никакой европейской интеграции ожидать не приходится, но на уровне риторики они эту мантру должны повторять раз за разом, по большому счету, обманывая электорат.

Все эти три страны давно пытаются создать некий ограничительный санитарный кордон вокруг России. Никаких других целей у этих организаций нет и быть не может. ГУАМ, Восточное партнерство, а сейчас этот тройственный альянс. Мы понимаем, что это призыв ко всем этим странам дружить против России. Правые с этим абсолютно согласны.

Мы хорошо помним, когда в 2009 г., окончательно – в 2010 г. к власти после 8 лет правления коммунистов пришли правые. И какой по этому поводу был восторг на Западе и как факт смены власти называли историей европейского успеха. Все это обернулось кражей миллиарда из Национального Банка. Все это обернулось нищетой, массовым исходом населения из страны, гигантскими демографическими проблемами. Эта история «европейского успеха» у нас всегда так заканчивается, когда к власти приходят правые. Нет оснований думать, что в этот раз будет как-то по-другому.

27 мая 2021 г. 09:39

Грузию, Молдову и Украину объединили в «Трио», чтобы держать на коротком поводке – молдавский эксперт

/ Грузию, Молдову и Украину объединили в «Трио», чтобы держать на коротком поводке – молдавский эксперт

Вмешательство Запада во внутренние дела Молдовы усиливается на фоне приближающихся досрочных выборов в парламент. По мнению экс-президента республики Игоря Додона, целью такой активности является превратить ее в геополитический плацдарм для борьбы с Россией, и это поддерживают сторонники нынешнего президента Молдовы Майи Санду. В противовес оппонентам партия социалистов Додона объединилась в один блок с коммунистами. Между тем, 17 мая было объявлено об основании «Ассоциированного трио» Молдовы с Украиной и Грузией, направленного на сотрудничество по вопросам европейской интеграции. Чья сторона возьмет верх на предстоящих выборах, в интервью «Евразия.Эксперт» спрогнозировал молдавский политический эксперт, депутат Парламента Молдовы (2010-2014) Константин Старыш.

– 11 мая в Молдове стартовала электоральная кампания по досрочным выборам в парламент, назначенным на 11 июля. Каковы ожидания молдаван от этих выборов?

– Пока очень трудно говорить о предвыборном состоянии общества, поскольку у нас нет объективной социологии, чтобы мы могли делать какие-то научные или околонаучные выводы. Полагаться же в этом деле на личные ощущения сложно. Понятно, зачем эти выборы нужны Майе Санду. Она пытается на инерции своего успеха на президентских выборах получить парламентское большинство и начать некую программу, с которой она идет.

В чем заключается эта программа, пока тоже никому не понятно, потому что там все очень декларативно. Борьба с коррупцией, европейская интеграция. Все эти мантры повторяются раз за разом, как шаблонные фразы. В чем суть собственно программы с коррупцией? В чем суть европейской интеграции?

К тому же, у них нет команды, которая могла бы разработать такого рода программы, и тем более, реализовать. В основном это представители НПО, какие-то различные эксперты, которые всю жизнь получали гранты, всю жизнь отчитывались за эти гранты. И никто не знает, чем они еще занимались. То есть, люди без опыта. Ничего хорошего ждать от них не приходится.

– Как вы думаете, оправдаются ли надежды Санду получить парламент, который поддержит ее инициативы по реформе системы юстиции и избавлению от коррупционеров среди госслужащих?

– Я не думаю, что сегодня хоть у одной политической силы в Молдове есть достаточно мощи для того, чтобы получить единоличное большинство в парламенте. Пока мы видим, что Санду абсорбировала весь правый фланг. Она его захватила, там больше нет места ни для какой другой политической силы, ни у кого у них особо нет шансов, чтобы прорваться через этот кордон. Строить блоки со вчерашними еще партнерами она категорически не хочет. В общем, она полагается на себя в одиночку. Она думает, что сможет прорваться туда и получить власть.

Как оно будет, сложно сказать. Не надо забывать, что у нас около миллиона человек находится на выезде, за рубежом. Считается, что та диаспора, которая проживает сегодня в Западной Европе, готова поддержать Санду. В какой мере, показали президентские выборы.

Этот ресурс позволяет фактически бесконтрольно корректировать любые результаты выборов в пользу партии, которая поддерживает Санду.

Пока судить очень рано, как все будет. Тем более, у нас есть порядка 400 000 граждан, проживающих в России, и у них диаметрально противоположные политические приоритеты. Но это спящий электорат, который, видимо, сегодня будут пытаться разбудить и попытаются все-таки вывести каким-то образом на избирательные участки. Я имею в виду наших граждан, проживающих в России, Белоруссии.

Пока был раздроблен левый фланг, правые имели шансы получить абсолютное большинство. Сегодня пошли какие-то объединительные процессы на левом фланге, что дает какую-то надежду на консолидацию левого электората, численность которого больше, чем правого. Этот электорат на протяжении последних лет был дезориентирован, распылен между различными партиями. Сегодня был сформирован такой большой мощный блок между коммунистами и социалистами – это дает какую-то надежду на то, что удастся консолидировать электоральную возможность этих партий.

– Какие цели ставит перед собой блок социалистов и коммунистов, и каковы шансы на их реализацию?

– На протяжении последних лет между этими партиями было даже не соперничество, даже не конкуренция, а прямая открытая вражда. Тот факт, что лидерам и самим этим партиям удалось преодолеть разногласия и все-таки найти точки соприкосновения, говорит, на мой взгляд, о том, что они очень серьезно настроены брать власть.

Первая задача в том, чтобы не допустить полномасштабного реванша правых. Тотальный приход правых всегда сопряжен с огромными проблемами для молдавского государства, прежде всего, самой идеи государственности. У нас часть политического класса выступает за ликвидацию независимого молдавского государства и его объединение с Румынией. Среди правых партий нет ни одной неунианитской партии, что надо четко понимать.

В большей или меньшей степени все правые партии выступают у нас за ликвидацию Республики Молдовы как независимого государства. Блок между коммунистами и социалистами имеет главной своей целью не допустить реализацию этого капитулянтского сценария. Это главное.

Второе, это традиционно для левых, – активная социальная политика, восстановление доверия граждан к собственному государству, которое за последние 10-12 лет сильно упало. Ну и все то, с чем обычно идут левые – дружба народов, интернационализм, гражданский мир и так далее.

– Изменят ли выборы нынешней расклад политических сил в стране?

– Парламент, безусловно, обновится. Процентов, наверное, на 30-40. Там будут другие люди, там гарантированно появится партия коммунистов. Возможно, еще какие-то партии, но расклада сил в парламенте это не изменит. Плюс-минус будет таким же, потому что это фактически отражение расклада политических и геополитических сил в обществе. Поэтому я говорю, что обновления нам ждать приходится, а вот на изменение парадигмы уже не стоит рассчитывать.

– Додон поднял вопрос о том, что трое судей Конституционного суда превысили полномочия вместе с президентом Санду, и заявил о необходимости их отставки. Такой сценарий имеет шанс на воплощение?

– На мой взгляд, во-первых, действительно имело место превышение власти и выполнение некоего государственного приказа, потому что оснований для роспуска парламента по большому счету не было. Парламент был в состоянии принимать законы, он мог назначать правительство и так далее. Но Майе Санду этого очень хотелось, и Конституционный Суд принял то решение, которое принял. Нарушив, причем, не только закон, но и логику, и здравый смысл.

Нам вообще следует задуматься о том, как бы изменить саму Конституцию. 30 лет прошло с момента объявления независимости, этот вариант Конституции был принят в 1994 г. Уже подошло время, в том числе потому, что за последние примерно 6-7 лет Конституционный Суд слишком много и часто вмешивался в Конституцию. Она потонула в интерпретациях. Никто не понимает, каким будет вердикт КС и насколько он будет основан на тексте Конституции.

Вердикт КС составляет конституционную ткань. Уже от этого никуда не денешься, поэтому надо принимать новый текст Конституции. Один раз и навсегда ответить на вопросы, которые касаются незыблемости идеи государственности республики Молдова, которые сегодня не отражены в актуальной версии Конституции после того, как туда была включена декларация о независимости. Абсурдная вещь произошла еще при Плахотнюке. КС внес в текст Конституции Декларацию независимости, поставив ее выше, чем весь остальной текст Конституции.

Декларация независимости Молдовы не предполагает независимости Республики Молдова. В этом странность. Она провозгласила независимость от Советского Союза, а от Румынии – нет. Она открыла прямую юридическую лазейку для ликвидации самого государства.

Сегодня текст Конституции противоречив, а Конституция не может быть противоречивым документом. Поэтому надо при определенном политическом раскладе при необходимости разработать новый текст Конституции. Ответить на все проклятые вопросы, связанные с названием языка, нации, государства, закрепить незыблемость нейтралитета, государственности Республики Молдова, какие-то социальные вещи и спокойно вывести все это на референдум. В случае победы блока социалистов и коммунистов это будет являться одним из важнейших приоритетов на ближайшие годы.

– Украина, Грузия и Молдова объединились в Ассоциированное трио (формат усиленного сотрудничества по европейской интеграции) и подписали соответствующий меморандум. В чем необходимость создания такого блока?

– Очень трудно судить, в чем конкретно будет заключаться работа данного блока, но, на мой взгляд, это попытка как-то удерживать эти страны на коротком поводке, чтобы они не улизнули в какую-нибудь другую зону влияния. Потому что у всех есть такие предпосылки. Ничего я от этого триумвирата не жду, потому что мы прекрасно понимаем, что Восточное партнерство себя уже исчерпало, нужно было придумать что-то еще. Мы понимаем, зачем это создается: это такой чуланчик, в который помещают страны, у которых нет никакой ясной европейской перспективы, но и выпускать их тоже не хочется. Вот, собственно, и все.

Наверное, будут какие-то форумы, какие-то гранты, будут сказаны какие-то красивые слова на этот счет, но сути это никогда не поменяет. Ни для Украины, ни для Грузии, ни для Молдовы. Как минимум в ближайшем будущем им не дадут никакой ясной перспективы интеграции в ЕС по понятным причинам. А это попытка как-то приукрасить их бесперспективность.

Мы не видели какой-либо эффективной работы в рамках Восточного партнерства, чтобы думать, что такая эффективная работа вдруг осуществится в рамках этого тройственного союза.

– Какие силы в Молдове продвигали этот блок?

– Такие вещи всегда традиционно продвигают правые политические силы. Причем делают они это на рефлекторном уровне. Они и сами прекрасно понимают, что никакой европейской интеграции ожидать не приходится, но на уровне риторики они эту мантру должны повторять раз за разом, по большому счету, обманывая электорат.

Все эти три страны давно пытаются создать некий ограничительный санитарный кордон вокруг России. Никаких других целей у этих организаций нет и быть не может. ГУАМ, Восточное партнерство, а сейчас этот тройственный альянс. Мы понимаем, что это призыв ко всем этим странам дружить против России. Правые с этим абсолютно согласны.

Мы хорошо помним, когда в 2009 г., окончательно – в 2010 г. к власти после 8 лет правления коммунистов пришли правые. И какой по этому поводу был восторг на Западе и как факт смены власти называли историей европейского успеха. Все это обернулось кражей миллиарда из Национального Банка. Все это обернулось нищетой, массовым исходом населения из страны, гигантскими демографическими проблемами. Эта история «европейского успеха» у нас всегда так заканчивается, когда к власти приходят правые. Нет оснований думать, что в этот раз будет как-то по-другому.

Загрузка...
17 августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Союзное государство становится инструментом развития на фоне санкций.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

27%

составит повышение цен на газ в Молдове с 1 октября 2022 г., утвержденное Национальным агентством по регулированию в энергетике. С октября 2021 г. тариф вырос почти в 7 раз

Mediametrics