03 Июня 2020 г. 18:04

Отмена референдума: к чему приведет конституционный кризис в Армении

Отмена референдума: к чему приведет конституционный кризис в Армении
Фото: armeniasputnik.am

3 июня в Армении одобрили поправки в закон о референдуме, которые дают возможность отменить плебисцит по поводу изменений в Конституцию и передать парламенту право вносить корректировки в основной закон страны. Эта идея вызвала острую полемику среди депутатов: оппозиция ставит под вопрос необходимость подобных рокировок. Причины, по которым власти так спешат внести правки в Конституцию, не желая ждать окончания пандемии для проведения референдума в обычном порядке, специально для «Евразия.Эксперт» проанализировал эксперт исследовательского института «Политэкономия» (Ереван) Бениамин Матевосян.

Несостоявшийся референдум


Коронавирус вносит серьезные поправки не только в привычный для нас уклад жизни, но и серьезно «редактирует» политический процесс по всему миру. Исключением не стала и Армения, где на 5 апреля был назначен референдум по конституционным изменениям. Из-за вируса тот был отложен на неопределенное время, что поставило власти в весьма сложную ситуацию. С одной стороны, им, исходя из политической целесообразности, необходимо сменить состав членов и главу Конституционного суда, а с другой стороны – референдум мог стать «коронавирусной бомбой». Власть стала изыскивать иные варианты решения проблемы с Конституционным судом, и в итоге решили пойти следующим путем:

– внести поправки в конституционный закон «О референдуме», предусмотреть в нем возможность отмены референдума из-за форс-мажоров (нынешняя редакция не позволяет сделать этого);

– после принятия закона в данном формате и отмены всенародного голосования, вынесенные ранее на референдум положения (с рядом изменений) принять уже в Парламенте.

Обсуждения данного законопроекта начались в Национальном Собрании 27 мая.

Вынесенный ранее на референдум проект поправок к Конституции Армении, разработанный фракцией «Мой шаг», предусматривал прекращение полномочий председателя и членов КС, назначенных до реформы Конституции в 2015 г. Не подпадали под это изменение только двое из девяти судей КС – Ваге Григорян и Армен Диланян. Остальные семеро, в том числе и председатель Конституционного суда Грайр Товмасян, стали членами КС в соответствии с положениями основного закона в редакции 1995 и 2005 гг.

Согласно обсуждаемому с 27 мая варианту преобразований в Конституционном суде предлагается избрать нового председателя Суда и уволить судей, находящихся в должности уже 12 лет. По этому варианту изменений Товмасян останется членом Суда, однако с него будут сняты полномочия его председателя, а из действующего состава КС уйдет судья Феликс Тохян, который является членом КС с 1997 года.

Что хотят изменить в Конституции?


Прежде, чем перейти к представлению доводов «за» и «против» конституционных преобразований, необходимо понять, что именно хотят изменить «революционные власти» Армении. В 2015 г. страна изменила свою Конституцию, и, как обычно бывает в таких случаях – были написаны также и переходные статьи Конституции, которые позволили не создавать в государстве политический и правовой казус и обеспечить стабильное функционирование всех государственных структур.

213-я переходная статья регулировала «Пребывание в должности членов и председателя Конституционного Суда». Она действовала до того момента, пока в Армении не осуществился переход к парламентской форме правления и новый премьер не вошел в свою должность.

Серж Саргсян был избран премьером 17 апреля 2018 г. Именно в этот день 213-я переходная статья перестала существовать. Сегодня же власть предлагает «возродить 213-ю статью», а уже после проголосовать за ее изменения. То есть – изменить ту статью, которая уже не существует с 17 апреля 2018 г.

Аргументы «За»


Власть во главе с премьером Николом Пашиняном обосновывает необходимость преобразований в КС рядом аргументов:

– Действующий состав Конституционного Суда был сформирован при предыдущей власти – следовательно, не имеет легитимности и зависим от нее;

– Конституционный суд (в действующем составе) годами утверждал результаты сфальсифицированных общегосударственных выборов;

– Процесс избрания действующего главы КС Грайра Товмасяна сопровождался рядом нарушений закона, по факту которых уже возбуждено уголовное дело, обвиняемым по которому проходит бывший глава Национального Собрания Республики Ара Баблоян;

– И важнейший аргумент властей – изменение состава Конституционного суда является проявлением «воли и требования народа».

Согласно этим доводам, так как Товмасян вступил в должность нового главы КС всего за несколько десятков дней до того, как в силу вошла новая Конституция, на своем посту он может оставаться до 2035 г.

Власть отмечает, что фактически получается, что Конституционный суд, соответствующий требованиям действующей ныне в Армении Конституции, будет сформирован только через 15 лет, что является неприемлемым.

При этом референдум явился не единственным способом «избавиться от неугодного состава КС». Ранее депутатами был принят закон о том, что если до 27 февраля 2020 г. судьи КС, избранные в период до апреля 2018 г., подадут в отставку, то до периода достижения пенсионного возраста будут получать ту же зарплату, что и сейчас (730 тысяч драмов – порядка $1500). Судьям также обещали, что в дальнейшем будут они получать повышенную пенсию как члены КС. Однако никто из судей не воспользовался этой возможностью и данное предложение властей было отвергнуто.

Аргументы «Против»


Противники конституционных изменений заявляют о том, что Конституционный суд является «последним бастионом», отделяющим Пашиняна от обладания в Армении всей полнотой власти и возможности влиять на все судебные решения. Отмечается также, что последствием «падения бастиона» станет передел собственности (на что уже направлены принятые армянским Парламентом законы «О досудебной конфискации незаконно нажитого имущества», «Об уголовном судопроизводстве» «О банковской тайне», которыми снимаются ограничения на банковскую тайну).

Политики, юристы, правозащитники, гражданские активисты, выступающие против конституционных поправок, заявляют: если премьер «борется с кадрами прошлой коррумпированной власти», то странно, что рядом с ним «из прошлых кадров» находятся генпрокурор Артур Давтян и глава ЦИК Тигран Мукучян, депутат от правящего блока «Мой Шаг» Ширак Торосян (ранее был депутатом от отвергнутой в 2018 г. РПА), глава МЧС Феликс Цолакян (ранее также депутат от РПА) и так далее.

Отмечается также, что в прошлом Пашинян обвинял того же Давтяна в сокрытии громкого преступления. При этом он был тем прокурором, который в «революционные дни» 2018 г. выступил с ходатайством о лишении Пашиняна депутатской неприкосновенности и его аресте.

Противники конституционных изменений также задаются вопросом: если Пашинян борется с «негативным наследием прошлого» и убежден, что в прошлом были фальсификации во время выборов, тогда почему не выявили до сих пор ни одного фальсификатора и не осудили его по закону? И самое главное: если были фальсификации, тогда почему Пашинян оставил на посту председателя Центризбиркома Мукучяна?

650 тысяч голосов «за». Возможно ли это?


Спецификой армянского законодательства является то, что вынесенное на референдум положение считается принятым, если за него проголосует простое большинство участников референдума. Однако есть нюанс: согласно 207-ой статье Конституции Армении, выведенный на голосование акт считается принятым, если за него проголосовала как минимум четверть всех обладающих избирательным правом граждан страны. Если говорить цифрами, то «за» должны проголосовать 648 тыс. 285 граждан.

Противники конституционных преобразований также отмечают: с учетом того, что в период пандемии коронавируса армянское правительство не смогло в полном объеме реализовать необходимые для поддержки граждан социальные программы, ее рейтинг пошатнулся. Это, в свою очередь, сделало практически невозможным получение порядка 650 тысяч голосов «за» конституционные преобразования, и именно по этой причине власть намерена «решить вопрос в стенах Парламента».

Кроме того, оппозиция отмечает, что сейчас неподходящее время, чтобы вносить подобные проекты на рассмотрение Парламента, так как стране необходимы решения, связанные с улучшением социального положения граждан и направленные на смягчение негативных экономических последствий, вызванных пандемией коронавируса.

По мнению депутата от фракции «Процветающая Армения» Наиры Зограбян, когда люди не знают, как найти или сохранить работу, не знают, смогут ли заработать на хлеб насущный завтра, власти предлагают им разобраться с главой Конституционного суда Товмасяном. Зограбян считает, что все это совершенно не к месту и не ко времени.

В свою очередь, член иной оппозиционной фракции, «Просвещенная Армения», Карен Симонян отметил, что оппозиция, критикуя власти за их законопроект и поспешность его принятия, не требует от властей проведения референдума в условиях коронавируса.

«В Конституции четко указано, что референдум может проводиться после окончания режима чрезвычайного положения. Основой действующего режима ЧП является пандемия, и, естественно, пока существует риск заражениям, чрезвычайное положение отменено не будет», – подчеркнул депутат.

Тем не менее, задается вопросом Симонян, если референдум может быть проведен после окончания режима, то «что мешает властям провести его тогда, а не вносить изменения в закон именно сейчас?».

Оппозиционные депутаты назвали инициативу властей попыткой изменения механизма проведения референдумов с целью конституционных изменений (любых изменений, не только тех, которые касаются персоналий Конституционного суда) в будущем без общереспубликанского голосования.

«Власти хотят отменить референдум, дав эти функции парламенту. Естественно, что после принятия законопроекта власть сразу же воспользуетесь этим инструментом, так как на самом деле боитесь не самого референдума, а их результатов. Ведь голосование может стать индикатором настроения общественности к действующему правительству», – заявила все та же Зограбян.

Идеальны ли Конституция и иные законы?


Когда принималась Конституция 2015 г., тогда еще депутат Никол Пашинян называл борьбу против конституционных преобразований «ложной повесткой» и не принимал участия в борьбе против ее принятия. Власть же тогда приняла новый основной закон страны с огромным количеством изъянов и элементов, способствующих утверждению института супер-премьерства, а также законодательному закреплению политической монополии одной силы.

Так, Конституция 2015 г. требует формирования в Национальном Собрании «стабильного большинства», что означает, что одна партия/союз партий при любых раскладах должны иметь «устойчивое большинство» в Парламенте и если этого не удается достичь в первом туре голосов, то проводится второй тур парламентских выборов.

В обществе задаются справедливым вопросом: «если цели законодательных и конституционных изменений благие», то не следовало ли бы для начала изменить указанные выше положения Конституции, реформировать Избирательный кодекс, реформировать «Закон о партиях», сделав их структуру более прозрачной и демократической? Звучат вопросы и мнения о том, что следовало также ограничить полномочия «супер-премьера» (о необходимости чего заявлял депутат-Пашинян), однако сегодня меняется то положение, которое в данный момент ограничивает всю полноту личной власти премьера.

Забыть об истории, избрать «свой путь»


За весь период своего существования человечество прошло целый ряд этапов развития, и от первобытно – общинного строя мы пришли к эпохе современности с развитыми государственными институтами. Человеческое желание приобретать новые знания является таким же старым, как и сам наш вид. Мы всегда стремились расширять границы нашего опыта в социальном, географическом или интеллектуальном плане. Важным свойством человека является и его способность к рефлексии. Осознание и реакция на опыт прошлого позволяет заявить о том, что еще в XVII веке мыслители стали формулировать идею о необходимости разделения ветвей власти, для того чтобы не допустить ее концентрации в руках одного человека. Уже 4 века назад было осознание того, что не каждый может выдержать «удар властью» и, сконцентрировав в своих руках всю ее полноту, не стать тираном.

«Первопроходцем» в деле создания концепции разделения властей считается английский философ Джонн Локк. В дальнейшем идея получила свое продолжение и у иных мыслителей, в числе которых был и Шарль Луи Монтескье. Позднее их идеи получили концептуальное применение и стали основами существования современных демократических государств.

В Армении же предлагается «забыть опыт человечества» и довериться «честному слову» власть имущих, и, осуществив конституционные преобразования, дать возможность одному человеку формировать не только правительство и Парламент, но и Конституционный суд, иными словам – взять под свой контроль судебную ветвь власти.

При этом общество пугают присказками о том, что если не изменить состав Конституционного суда, то вернется прошлая власть.

Утверждение носит манипуляционный характер. Возврата к прошлому не будет в политической конструкции армянского государства, однако это не означает, что всю полноту власти без эффективно функционирующей системы сдержек и противовесов необходимо вверить одному человеку. Причем такому, который за прошедшие почти два года показал, что не имеет четкой концепции развития государства.

Кроме того, запущенный нынешними властями процесс может в будущем ввергнуть страну в пучину постоянных потрясений, так как «умудренная опытом» нынешней власти, любая новая будет также стремиться сформировать необходимый для себя состав и формат судебной власти. Тот ли это путь, по которому должна двигаться Армения?


Бениамин Матевосян, эксперт исследовательского института «Политэкономия» (Ереван)

Загрузка...
Комментарии
24 Апреля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Швеция стала первой в Евросоюзе страной, полностью закрывшей институты Конфуция.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2019 году
инфографика
Цифра недели

140


предприятий Кыргызстана стали экспортировать продукцию в страны ЕАЭС к 2020 г., что в 7 раз больше, чем в 2017 г.

Mediametrics