23 Июня 2017 г. 00:32

Фобия и имитация: каким польские аналитики видят Евразийский союз?

Фобия и имитация: каким польские аналитики видят Евразийский союз?
Фото: neweurope.eu

Евросоюз официально не признает Евразийский экономический союз. Однако европейские аналитики и эксперты уделяют внимание евразийским интеграционным проектам. Интерес вызывают оценки аналитиков из стран Восточной Европы, так как в них нередко можно увидеть весь набор незамысловатых аргументов и клише, который в явной или неявной форме используется в западной прессе в целом. Специально для «Евразия.Эксперт» белорусский политолог Павел Потапейко подготовил анализ взглядов экспертов из Польши на Евразийский экономический союз.

Польский аналитический Центр восточных исследований (Ośrodek Studiów Wschodnich) в 2015 г. подготовил на английском языке обширное и достаточно тенденциозное исследование «Евразийский экономический союз – более политический, чем экономический» (The Eurasian Economic Union – More Political, Less Economic, авторы Александра Ярошевич и Эва Фишер).

В докладе по итогом исследования отмечается, что ЕАЭС стал самым серьезным интеграционным проектом на постсоветском пространстве после распада СССР. Однако, по мнению авторов, его особенности вкупе с «агрессивной политикой», как характеризуют международную стратегию России польские эксперты, делают его в первую очередь политическим проектом – в ущерб экономике. По мнению польских аналитиков, отношение Казахстана и Беларуси к нему меняется. Согласно позиции поляков, поначалу они рассматривали интеграцию как возможность укрепления экономики, однако после присоединения Крыма и событий в Украине им стало очевидно, что ЕАЭС – орудие влияния России и изоляции постсоветских государств от Запада и Китая.

Насколько справедливы подобные выводы, остается вопросом. Ведь как Казахстан, так в особенности и Беларусь выступают за более глубокую интеграцию. Руководство последней считает, что прохождение этапов интеграции, предусмотренных по договору о ЕАЭС до 2025 г., следовало бы ускорить; еще до вступления договора в силу Александр Лукашенко отметил, что все этапы можно было пройти и в 2015 г.

Польские фобии перед имитацией?


По мнению польских экспертов, ЕАЭС на деле является лишь имитацией интеграции. В странах-участницах правят авторитарные режимы, закон превращен в инструмент, распространена системная коррупция, доминирует Россия. Но насколько подобные аргументы реалистичны, и в принципе связаны с интеграцией – остается вопросом.

Еще одним спорным аргументом польских экспертов может считаться положение доклада о якобы базировании ЕАЭС на «принудительной интеграции». Поэтому, по мнению экспертов, ЕАЭС теряет экономическую привлекательность для участников (кроме России). Его политическое измерение все более настораживает их. Его функционирование будет зависеть от силы России.

Результаты президентских выборов в Молдове, где победил сторонник развития отношений с ЕАЭС Игорь Додон, дискуссии о вступлении в ЕАЭС Таджикистана, желание создать зону свободной торговли с ЕАЭС у других мировых игроков, включая, например, Индию или Израиль - все это ставит под вопрос объективность польского взгляда.

В долгосрочной перспективе, говорится в докладе, члены ЕАЭС будут стремиться замедлять или откладывать дальнейшую интеграцию. А если Россия ослабеет, ЕАЭС может трансформироваться в чисто формальную организацию, чему будет способствовать «низкий уровень правовых стандартов» стран-членов. Если же Россия усилится, он станет эффективным инструментом ее гегемонии на постсоветском пространстве.

Возникает вопрос: если члены организации желают из нее выйти или нивелировать, то зачем они ее организовывали и входили? Или же авторы доклада опять думают о России, которая «принудила» своих соседей интегрироваться? Какими инструментами можно было принудить интегрироваться Казахстан, имеющий собственные ресурсы и неплохие показатели в экономике? Авторы не задаются такими вопросами.

Интеграция откладывается?


При всем своем негативном отношении к евразийской интеграции, польские эксперты все же отмечают, что ЕАЭС, в отличие от Таможенного союза и ЕЭП, институционализирован, его создание знаменует переход на новый уровень интеграции, хотя это и сложно назвать прорывом. При этом, суверенитет членов не затрагивается в тех областях, где это было бы чувствительно (например, нетарифное регулирование в торговле с третьими странами). Т.е. говорить по этим пунктам о какой-то принудительности интеграции или потере суверенитета стран-членов не приходится. И это несмотря на утверждение польских экспертов о принудительности интеграции.

Польские аналитики также отмечают, что в целом ряде сфер экономики интеграция откладывается – например, создание единого рынка нефти и газа отложено до 2025 г., электроэнергии – до 2019 г., услуг – до 2025 г. И здесь делается достаточно неаргументированный вывод о якобы противоречащих интересов стран-членов ЕАЭС. При том, что сам факт достижения компромисса между различными позициями является аргументом в пользу учета интересов членов ЕАЭС.

Польские эксперты полагают, что ЕАЭС также мешает чрезмерная скорость интеграции, навязанная Россией, что критикуют другие участники. По образцу ЕС планируется ввести маркировку «Сделано в ЕАЭС», но страны-члены сохраняют собственную производственную политику и протекционистские меры при помощи субсидий, хотя это и подлежит согласованию с Евразийской экономической комиссией. Но здесь возникает вопрос: как сочетается предыдущий пункт польского исследования о торможении интеграции с вторым пунктом о ее чрезмерном ускорении?

Глубже всего интеграция развита в вопросах предоставления гражданам стран-членов доступа на рынок труда, признают польские аналитики. Договор о ЕАЭС расширяет перечень профессий, чья квалификация будет признаваться всеми странами-членами. Он гарантирует равный доступ к медицинским услугам гражданам стран-членов на всей территории ЕАЭС.

Также ведется работа по признанию во всех странах трудового и пенсионного стажа по единым правилам.

Тем не менее, авторы документа считают, что экономический эффект интеграции будет ограничен в силу различий потенциала стран-участниц, а также потомуо, что в таких принципиально важных сферах, как нефть, газ и электроэнергия, интеграция откладывается.

В докладе делается вывод, что ЕАЭС усилит экономическую зависимость, открывая мало возможностей. Согласно польским экспертам, Беларусь и Армению продолжает субсидировать Россия. Ее решение предоставить Беларуси, Армении и Кыргызстану льготы стало платой за их вовлечение в интеграцию. После таких выводов возникает вопрос, читали ли польские эксперты договор о ЕАЭС: то, что авторы доклада называют «льготами», является поэтапным переходом к равенству субъектов хозяйствования в ЕАЭС.

Также польские эксперты, которые всегда радели за конкуренцию, вдруг стали отмечать возможный рост конкуренции в Казахстане благодаря более сильным российским компаниям, что является якобы вызовом. Почему-то также делается ничем не подтвержденный вывод о непривлекательности казахстанского нефтяного сектора для зарубежных инвесторов.

Так как производственные возможности стран ЕАЭС, по мнению экспертов, слабы, единый рынок просто облегчит доступ российских товаров, особенно при ослаблении рубля (хоть ослабление валют имело место во всех странах членах ЕАЭС). Исключение – Беларусь, 50% экспорта которой идет на российский рынок. Более того, согласно польским аналитикам, российские компании могут скупить наиболее привлекательные предприятия стран-членов.

Идеология польских экспертов


В докладе отдельно рассматривается институционально-правовой аспект ЕАЭС (с характерным подзаголовком «Эффективная дисфункция»). Отмечается, что он завершает создание институциональной базы евразийской интеграции. ЕАЭС, говорится в докладе, создан за счет расширения и корректировки существующих документов и институтов. В докладе подробно говорится о структуре, функциях и механизме работы руководящих органов ЕАЭС.

Авторы делают вывод, что решения принимает Высший экономический совет, а остальные органы имеют исполнительные и технические функции. Решения могут блокироваться на национальном уровне, в том числе по причине нечетких формулировок в документах, простора для интерпретаций (например, в области санитарных норм, что позволило России временно запретить транзит мяса в Казахстан в 2014 г.).

Из этого делается вывод, что интеграция якобы сводится к сотрудничеству только на высшем политическом уровне. На первый взгляд, отмечают авторы, это усиливает позиции стран-членов, так как решения должны приниматься консенсусом, а это теоретически дает более слабым участникам возможность налагать вето.

Однако, делают оговорку польские аналитики, возникает необходимость в частых саммитах президентов, что гарантирует России возможность политического давления на партнеров с целью добиться согласия на решения, согласованные ЕЭК, в которой Россия якобы доминирует. Но на самом деле Комиссия формируется на паритетных основаниях из представителей всех стран-членов, а председательствует в ней сейчас гражданин Армении.

Польских экспертов, очевидно, раздражает авторитарность всех стран-членов ЕАЭС, где, по их мнению, правовое государство и гражданское общество имеют формальный характер, а все решают лидеры. Из этого авторы доклада делают непонятный вывод, что совместно принятые решения искажаются или не выполняются. Здесь видна определенная заидеологизированность аналитиков, считающих, что исключительно модель либеральной демократии может содействовать интеграции.

Выводы


В этой связи неудивительно, что в столь идеологизированном докладе делается вывод: ЕАЭС является политическим орудием России. Членство в ЕАЭС якобы мешает странам-участницам вести диалог с Западом и Китаем. Констатируется, что Россия стремится использовать ЕАЭС для пересмотра международного порядка в пользу многополярности (но почему-то авторы доклада даже не рассмотрели позиции других стран-участниц по данному вопросу).

Также, по мнению авторов доклада, ЕАЭС служит платформой продвижения концепции евразийства и лидерства России, русского языка и культуры на постсоветском пространстве. Такие выводы делаются несмотря на то, что ни в одном документе нет отсылки ни к философии евразийства, ни к трансляции русской культуры в ЕАЭС и даже образованию.

По мнению польских экспертов, для подтверждения этого можно указать на организацию Россией различного рода инициатив в области информации, образования, науки, проведения евразийских форумов, и т.д. Хотя ни одно из этих мероприятий не проводится официально в рамках ЕАЭС.

В докладе констатируется, что в странах-членах нарастает ощущение угрозы со стороны России и опасение, что их суверенитет подрывается. Хотя ни одного факта действий и высказываний по этому поводу в отношении ЕАЭС нет. Стоит ли принимать пропаганду отдельных аналитиков и журналистов, подогревающих тему угрозы с Востока, за позицию всей страны и ее граждан - вопрос риторический.

Главный вывод польских экспертов – ЕАЭС предлагает скорее кнут, чем пряник. Его функционирование сильно зависит от России, которая наиболее заинтересована в его существовании и обладает экономическими возможностями субсидировать экономики других стран-членов. Именно Россия – движущая сила евразийской интеграции, и она стремится углублять ее в своих интересах, что все чаще не находит поддержки остальных государств-членов.

Поэтому при ослаблении России, согласно взглядам польских экспертов, ЕАЭС может превратиться в нефункциональную, чисто символическую организацию наподобие СНГ. В краткосрочной перспективе главным вызовом для ЕАЭС и его членов станет ухудшение экономической ситуации в России, что повлечет ослабление экономики и Казахстана и Беларуси. А Россия может использовать это, чтобы усилить свое влияние на эти страны, заключают польские аналитики.

P.S.


В приведенном исследовании бросается в глаза попытка показать, что евразийская интеграция невыгодна всем ее участникам, кроме России. Сначала авторы говорят о чрезмерно быстрых скоростях интеграции, затем – уповают на отложенные интеграционные шаги. Также авторы без всяких аргументов утверждают, что ЕАЭС является политическим проектом.

Складывается впечатление, что из доклада следует, что главной задачей всех членов ЕАЭС должно являться противостояние России внутри интеграционного объединения. Вероятно, авторы ставили целью не анализ принципов, механизмов функционирования ЕАЭС и реальных проблем, которых немало, а поиск любых аргументов против евразийской интеграции в любой ее форме.

Вполне возможно, что за подобными экспертными оценками скрываются обыкновенные геополитические и цивилизационные фобии польского правящего класса. 


Павел Потапейко, к.ист.н., специалист по международным отношениям (Минск, Беларусь)

Загрузка...
Комментарии
09 Декабря
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Минск и Москва продолжают согласование спорных вопросов.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

$12,3 млрд

ввозных таможенных пошлин поступило в бюджеты стран-участниц ЕАЭС в 2018 г. По сравнению с 2017 г. сумма выросла на 5,7% – Счетная Палата России

Mediametrics