18 Июня 2021 г. 12:29

«Игра на антирейтинге»: Кто победит на парламентских выборах в Армении

/ «Игра на антирейтинге»: Кто победит на парламентских выборах в Армении
«Игра на антирейтинге»: Кто победит на парламентских выборах в Армении
Фото: news2world.net

20 июня в Армении пройдут внеочередные выборы в парламент. Как показали последние опросы социологов, борьба за народные голоса будет для власти нелегкой. Под вопросом также возможные коалиции, которые могут создать прошедшие в парламент партии по итогам голосования. Предвыборные расклады и последствия нынешних выборов проанализировал преподаватель кафедры политологии Российско-Армянского (Славянского) Университета (Ереван) Норайр Дунамалян.

Результат внеочередных выборов в Армении очень сложно предугадать по причине продолжающегося политического кризиса, внешнеполитического давления и усталости общества от постоянных потрясений. Основная борьба развернулась между и.о. премьер-министра Николом Пашиняном и экс-президентом Республики Армения Робертом Кочаряном, однако ни один из претендентов на победу скорее всего не сможет добиться ее в одиночку. В текущей ситуации будущее правительство сформируется на основе парламентской коалиции.

Эмоции против программ


Война обнажила многие проблемы армянского общества, не дав возможности трезво оценить перспективы развития армянского государства. Как и в 2018 г., политические деятели эксплуатируют эмоции, спровоцированные поражением в войне, и ввязываются в соревнование в «вульгарном популизме», который уже давно пустил корни в армянском внутриполитическом дискурсе. С другой стороны, мы видим все то же использование негативной повестки в политическом процессе, направленной против Пашиняна (как и в 2018 г. против Сержа Саргсяна) и не предлагающей содержательного обсуждения причин проигрыша во Второй Арцахской войне.

Иными словами, эмоции продолжают доминировать над здравым смыслом и политические силы этим активно пользуются: Пашинян доводит до критического уровня свои популистские высказывания, а оппозиция пытается сыграть на антирейтинге премьера. Кроме того, короткая 12-дневная предвыборная кампания не позволила претендентам подробно высказаться о своих программах и обсудить острые вопросы на различных площадках, поэтому она запомнится блиц-митингами партии «Гражданский договор» во главе с Пашиняном и блока «Айастан» во главе с Кочаряном, а также взаимными обвинениями. С другой стороны, накаленность ситуации требует быстрого реагирования и создания новых форматов внутренней и внешней политики, чему предвыборная борьба сильно мешает.

Проблема явки


Расстановка сил, несмотря на короткую кампанию, быстро меняется, и результат выборов может стать непредсказуемым для всех. Дело в том, что поствоенная апатия не способствует высокой явке на выборы, но в то же время политический кризис и проблемы безопасности (по опросам IRI 34% респондентов назвали наиболее актуальными задачами, стоящими перед республикой, вопросы обеспечения безопасности) вынуждают граждан идти на голосование.

Напомним, в 2018 г. явка избирателей достигала 48,6% на фоне постреволюционной эйфории, при этом низкую явку можно объяснить отнюдь не протестом против новой власти, но верой в то, что все предрешено (см. теорию коллективного действия Олсона). Сегодня же разочарование в политике может привести к совсем иному исходу, и явка может быть около 60% и больше.

Вопрос явки очень важен с точки зрения распределения голосов в парламенте. Так, низкий уровень голосов «Гражданского договора» (около 30%) может привести при низкой явке к победе нынешней власти. Вместе с тем очень важно понять, какие из сил способны пройти в парламент и создать коалицию для формирования правительства.

Коротко обратимся к особенностям избирательной системы Армении. После «бархатной революции» новоизбранное правительство пыталось реформировать Избирательный кодекс республики дважды: до выборов в декабре 2018 г. и до этих внеочередных выборов. После трех лет обсуждений и за два месяца до выборов из избирательного кодекса изъяли только пункты о «рейтинговых списках», что нельзя назвать полноценной реформой.

В текущих условиях для преодоления порогового процента партиям необходимо получить 5%, а блокам – 7%. По Конституции Республики Армения существует требование стабильного большинства в парламенте, составляющего 54% от всего количества депутатов, но достичь этой планки ни одной политической силе на данный момент не представляется возможным. В случае отсутствия большинства избирательный кодекс дает шанс для партий или блоков, преодолевших порог, создать коалицию, что, опять же, не является панацеей для выборов 2021 г., и в случае неспособности договориться после выборов армянское общество ждет второй тур через 28 дней.

Ключевые соперники


Основными противниками в этих выборах являются Пашинян и Кочарян, несмотря на то, что в выборной гонке участвует 26 политических сил. Мотивация и.о. премьера заключается в сохранении власти и продолжении политического курса, заявленного еще в дни революции и довольно романтизированного в схемах специфического «демократического развития». В свою очередь, Кочарян пытался вернуться в политическую жизнь страны довольно-таки давно, хотя возбуждение уголовного дела по политическим мотивам со стороны властей ускорило процесс возвращения второго президента в политику.

Кочарян никогда не был главой какой-либо политической силы и держался в стороне от партийного строительства, но в то же время с успехом выполнял роль координатора после 1999 г., поэтому, не имея политической площадки (несмотря на то, что партия «Процветающая Армения» считалась проектом Кочаряна, а затем дистанцировалась от него), он не мог эффективно использовать свой ресурс для участия в политической борьбе. Создание блока «Айастан» («Армения») дало такую возможность.

Партия «Дашнакцутюн» традиционно поддерживала курс Кочаряна и после снятия запрета на деятельность в 1998 г. стала постоянным участником провластных коалиций в парламенте (вплоть до 2010 г.). Вторая сила, входящая в данный блок, «Возрождающаяся Армения», скорее представляет собой группу интересов, объединяющую представителей региональной элиты Сюникской области (юг Армении), ставшей центром противостояния действующим властям после войны в Нагорном Карабахе и зоной соприкосновения многих геополитических интересов.

В остальном партийный список блока состоит из деятелей оппозиции, часть которых была активна в работе «Движения во имя Родины» в послевоенный период противостояния с властью, а видимая часть кандидатов, участвующих в предвыборных дебатах и выступлениях, состоит из технократов и позиционируется как компетентная команда.

В случае с «Гражданским договором», основную ношу предвыборной агитации взял на себя Пашинян, так как электорат этой политической силы ассоциирует свои чаяния и стремления во многом с его личностью. Несмотря на последствия войны и непоследовательный политический курс в различных сферах, определенная группа населения продолжает поддерживать нынешнюю власть. Такую поддержку можно объяснить как низким социально-экономическим уровнем значимого количества избирателей, которое надеется на «восстановление» социальной справедливости, так и всеми факторами, которые привели к «революционным» событиям 2018 г.

Еще одним симптомом внутрипартийного кризиса является отказ от участия в выборах вице-премьера Тиграна Авиняна и отсутствия в списках многих членов нынешней фракции блока «Мой шаг».

На второе место в возможной оппозиционной Пашиняну коалиции претендует блок «Честь имею», состоящий из партии «Айреник» экс-главы СНБ Армении Артура Ванецяна и Республиканской партии Армении (РПА) во главе с третьим президентом республики Сержем Саргсяном. Тот по имиджевым соображениям отказался от первого места в списке нового блока, но стал активно участвовать в предвыборной кампании.

Неучастие Саргсяна в списке кандидатов в парламент скорее всего убавит несколько процентов голосов, невзирая на отрицательное отношение к бывшему президенту, которому справедливо вменяют в вину создание столь «химерической» Конституции. Однако опыт партийного развития и отказ некоторых известных представителей РПА участвовать в выборах может навести на мысль, что эта партия попытается капитализировать свое нахождение в парламенте и перетянуть на свою сторону депутатов блока «Айастан». Благо, опыт для такой деятельности имеется с 1999 г.

Остальные силы, претендующие на прохождение в парламент, обладают различным потенциалом участия в электоральной борьбе. Партия «Процветающая Армения» во главе с Гагиком Царукяном имеет стабильный контингент избирателей, и самый низкий процент для получения мест в парламенте вполне устроил бы эту силу. В свою очередь, Партия «Просвещенная Армения» находится на распутье, и сложно судить, отдаст ли малочисленный средний класс свои голоса этой силе.

«Армянский национальный конгресс» первого президента Армении Левона Тер-Петросяна, скорее всего, отберет некоторые голоса Пашиняна, но пройти в парламент этой силе не удастся.

Хотя на выборы идут и другие политические силы, часть которых делает акцент на антироссийской риторике (партии «Республика», «Национально-демократический полюс», блок «демократов Шириняна и Бабаджаняна» и другие), их возможность получить проходной процент слишком мала. Можно отдельно отметить движение «5165», которое активизировалось в связи с инцидентами на армяно-азербайджанской границе и может получить бо́льшую поддержку, чем ожидалось.

Социология


Непредсказуемая политическая реальность перетекает и в результаты соцопросов, где даже незначительный показатель электоральной поддержки может стать предметом предвыборной манипуляции. В последнем опросе MPG Gallup (10 июня) позиции «Гражданского договора» и блока «Айастан» сильно приблизились (23,8% и 24,1% соответственно), хотя в середине февраля разрыв между эти силами составлял около 25% в пользу партии власти. Согласно опросу IRI, в начале мая деятельность Пашиняна оценивали в качестве удовлетворительной 45% респондентов, а Кочаряна – 20%, хотя поддержать партию «Гражданский договор» были готовы лишь 26% (конфликт на границе между Арменией и оккупированной Азербайджаном областью Карвачар вспыхнул в середине мая).

Надо отметить, что в вышеупомянутом опросе МPG Gallup число неопределившихся насчитывало около 27% (в опросе IRI – 55%), что представляет довольно большое отклонение для определения окончательного результата выборов.

Группа неопределившихся может способствовать трем сценариям: распылению голосов, появлению «темной лошадки» либо феномену «опрокидывающих» выборов (когда ошибки властей приводят к неожиданной победе оппозиции).

С другой стороны, надо обратить внимание на активность избирателей из Еревана, других городов и сел, так как поддержка Пашиняна в селах достигает 30% и в случае низкой явки в городах регионы решат судьбу всей республики. Если же строить прогнозы о потенциальных коалициях, то текущая ситуация скорее способствует проведению второго тура выборов, чем такой конфигурации, когда оппозиционные силы смогут создать коалиционное большинство. Однако, опять же, исход выборов решит масса неопределившихся, которая, возможно, примет окончательное решение, только придя на избирательный участок.

Внешний контекст выборов и перспективы


После войны внешнеполитический контекст, который долго игнорировался внутри Армении, обрушился на армянское общество и причинил непоправимый материальный и нематериальный ущерб. Внеочередные выборы сегодня продолжают эту порочную практику, хотя сегодня для Армении важнее всего консолидация общества и работа над ошибками.

Захват суверенных территорий Армении азербайджанскими формированиями сильно ударил по рейтингу Пашиняна, а реакция России и ОДКБ очень активно комментировалась внутриполитическими силами, использующими эту повестку в своих целях.

Таким образом, внешнеполитические сюжеты снова подчиняются внутренней политике, но вряд ли это способствует стабилизации в стране.

Программы фаворитов выборов также тесно связаны с внешнеполитической повесткой, но необходимо осознавать, что Пашинян продолжит тот политический курс, который был избран после «бархатной революции» и, в общем, привел страну к очередному кризису из-за отсутствия стратегического видения процессов. В свою очередь, негативные и позитивные эффекты эпохи правления Кочаряна не возвратятся с приходом этой силы к власти, так как внутри- и внешнеполитические условия существенно изменились, и выбор новой стратегии становится необходимостью.

Конечно, политическая борьба не окончится, и армянскому обществу стоит научиться правильно расставлять приоритеты. Выборы 20 июня не станут концом долгого процесса дестабилизации, а политическим элитам предстоит выбирать новые стратегии развития. Глубокий кризис 1998 г. окончился к 2005 г., хотя армянская политическая система еще не раз переживала периоды политической нестабильности. Нынешний кризис совпадает с кризисом глобальным, и время «игры во внутреннюю политику» подходит к концу.


Норайр Дунамалян, кандидат политических наук, преподаватель кафедры политологии Российско-Армянского (Славянского) Университета (Ереван)

Загрузка...
Комментарии
01 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Российскому обществу необходим проект-«локомотив».

Инфографика: Сколько Беларусь экономит на российском газе
инфографика
Цифра недели

31%

составил рост взаимной торговли товарами стран ЕАЭС в январе-августе 2021 г. к прошлогоднему периоду. Ее объем в денежном выражении составил $45 млрд – ЕЭК

Mediametrics