22 Июля 2016 г. 06:09

Белорусско-украинские отношения: по лезвию майдана

Белорусско-украинские отношения: по лезвию майдана
Фото: kommersant.ru

Выступив посредником в украинском кризисе, Беларусь привлекла к себе повышенное внимание с разных сторон. Пошатнув геополитическую позицию Беларуси, сместив ее в какую либо из сторон конфликта, выгодополучатели смогли бы со всей помпой использовать авторитет Беларуси в своих целях. Неудивительно появление всевозможных интерпретаций белорусско-украинских отношений. Одни авторы определенной геополитической ориентации подталкивают официальный Минск к более глубоким интеграционным отношениям с Киевом вплоть до создания какого либо союза по типу Балто-Черноморского. Другие с подобным же пафосом обвиняют официальный Минск чуть ли не в «военной поддержке» Киева в конфликте на Донбассе и требуют полностью разорвать отношения с Украиной, закрыть границу и заморозить торговлю. Что же представляют на самом деле отношения Беларуси и Украины сегодня?

От утопии к прагматике

Украина была первой страной для Беларуси, с которой уже 27 декабря 1991 г. были установлены дипломатические отношения. Однако несмотря на все попытки сильной тогда в Беларуси прозападной оппозиции актуализировать создание Балто-Черноморского Союза отношения Беларуси и Украины вплоть до избрания президентом Александра Лукашенко были фактически заморожены. Президент Беларуси в первый свой визит в Киев в 1994 г. даже пожурил своих предшественников, что те не обращали должного внимания на южное направление.

Несмотря на весь запал, с самого начала выявились различные подходы в международной политике Беларуси и Украины. В Беларуси уже в 1995 г. на референдуме было принято решение о построении Союзного государства Беларуси и России. Президент Беларуси приложил немало дипломатических усилий для вовлечения в этот союз Украины и создания полноценной конфедерации, так называемого «восточнославянского треугольника».

Однако украинская сторона сделала иной выбор. Уже в 1996 г., по оценке многочисленных экспертов, украинско-американские отношения вышли на уровень стратегического партнерства. А 11 июня 1998 г. была официально принята Стратегия интеграции Украины в Европейский Союз. В то же самое время началась адаптация внутригосударственного законодательства под европейские стандарты. Во всех государственных организациях были созданы отдельные структурные единицы по сотрудничеству с ЕС. Тогда же было создано Национальное агентство по вопросам европейской интеграции.

В 2002 г. сближение с НАТО стало стратегической целью официального Киева. Данная стратегия была утверждена решением Совета национальной безопасности и обороны от 23 мая 2002 г.

Следует отметить, что подобные отличия белорусского предложения конфедерации в рамках «восточнославянского треугольника» и украинской модели «тихой интеграции» с Западом при экономическом преобладании отношений с Россией, не могли остаться незамеченными.

Подобные несоответствия между Минском и Киевом приводили к серьезным противоречиям. В частности, украинское руководство в унисон с западными коллегами негативно отнеслось к конституционному референдуму в Беларуси 1996 г. и до 1999 г. не признавало легитимности белорусского парламента. В рамках оппозиционных акций 1996 г. в Минске, были задержаны радикалы из УНА-УНСО, на что последовала достаточно негативная реакция официального Киева.

В 1999 г. в ходе избирательной кампании, командой действующего президента Украины Леонида Кучмы демонстрировался агитационный фильм «И настал октябрь», где главным негативным героем была Беларусь, которая иллюстрировалась как пример коммунистического изгоя, в которого может превратиться и Украина в случае проигрыша Кучмы.

Подобный стиль отношений, как это не удивительно, не позволил втянуть Беларусь во всевозможные интеграционные инициативы Киева по созданию санитарного кордона вокруг России. В частности было официально отозвано приглашение белорусской делегации на Международную конференцию стран Балто-Черноморского региона, проходившую в Ялте 10-11 сентября 1999 г.

Поэтому путем проб и ошибок белорусско-украинские отношения свелись к чистой прагматике. Беларусь и Украина уже к 2000 г. отказались втягивать друг друга в собственные геополитические проекты.

Доктрина «третий лишний»

Формулу белорусско-украинских отношений с этого времени можно очертить как «третий лишний». Ни официальный Минск, ни официальный Киев, наученные горьким опытом, не хотели видеть в двусторонних отношениях фактор «третьей стороны». Беларусь отказалась от попыток втянуть Украину в постсоветские интеграционные проекты, а Украина «демократизировать» либо вывести Беларусь из Союзного государства и других постсоветских объединений.

Конечно, иногда эти негласные правила нарушались. В частности после оранжевой революции президент Украины Виктор Ющенко первоначально солидаризовался со своими западными партнерами в отношении Беларуси. На кишиневском саммите ГУАМ в 2005 г. Ющенко заявил о необходимости «демократизировать» Беларусь. Однако подобные настроения быстро прошли, особенно после объявления Евросоюзом о создании инициативы «Восточного партнерства», благодаря которой официальный Киев занял посредническую позицию в белорусско-евросоюзовских отношениях.

Именно в это время белорусско-украинские отношения выходят на стратегический уровень. Беларусь для Украины становится плацдармом продвижения своей продукции в ЕАЭС, а Украина – стабильным рынком сбыта, источником недостающих технологических цепочек, а также политическим посредником в диалоге с Западом.

Сейчас Украина традиционно входит в тройку торговых партнеров Беларуси после России и Великобритании. Беларусь же для Украины занимает пятую позицию.

В белорусско-украинских отношениях тогда же был сформулирован коридор возможностей. Это, прежде всего, торговые, производственные, энергетические проекты, а так же техническая кооперация. Политическое содержание отношений ограничивалось формулой «дружбы и добрососедства», за рамки которой обе стороны согласились не выходить.

Официальный Минск при Януковиче не выступал против договора о евроассоциации Украины, наращивая взаимный товарооборот. Киев же в момент очередного ухудшения отношений между Беларусью и Западом не стремился становиться движущей силой очередного витка «демократизации» Беларуси.

Товарооборот в этот период вышел на максимальный уровень за всю историю белорусско-украинских отношений, достигнув в 2012 г. суммы в $7,8 млрд. с положительным сальдо в пользу Беларуси. Последний фактор в складывающихся кризисных условиях играет огромную роль, подталкивая официальный Минск сохранять баланс отношений и после майдана.

На острие майдана

Итоги майдана в 2014 г. пошатнули баланс в регионе. Перед Беларусью встал выбор. Полное присоединение к позиции России означало бы непризнание «майдановской власти», потерю украинского рынка и превращение Украины в плацдарм для подпитки белорусской радикальной оппозиции. Белорусское руководство пошло по другому сценарию. Официальный Минск взял на себя посреднические функции между Киевом и Москвой и стал фактической площадкой их взаимодействия уже с первых дней смены власти в Украине.

Также Минск пошел по пути максимального сохранения хозяйственных, гуманитарных и технологических связей с Украиной. В этот период в Беларуси появляется предприятие «Моторсич». В процессе внутриполитического конфликта в Украине в Беларусь переселяется большое количество специалистов, в том числе в сфере высоких и военных технологий.

Официальный Минск, кроме удерживания Москвы и Запада от наращивания противостояния по предмету украинского кризиса, также добивается улучшения своих имиджевых позиций на Западе, в отношениях с которым, по оценке многих экспертов, достигает максимума в коридоре возможностей.

Однако объективный обвал экономики Украины, уменьшение ее платежеспособности, проблемы с безопасностью и общая деградация привели к резкому уменьшению товарооборота между двумя странами.

Динамика внешней торговли
между Республикой Беларусь и Украиной

млн. долл. США


Периоды

Т/оборот

Экспорт

Импорт

Сальдо

2010

4 439,4

2 560,1

1 879,3

680,8

2011

6 195,8

4 159,8

2 035,0

2 124,8

2012

7 866,7

5 557,2

2 309,5

3 247,7

2013

6 249,3

4 195,8

2 053,5

2 142,3

2014

5 778,2

4 089,5

1 688,7

2 400,8

2015

3 470,8

2 520,8

950,0

1 570,9

2015 г. к 2014 г., %

60,3

62,0

56,2

 


Источник: данные Посольства Беларуси в Украине

Из приведенной таблицы видно, что падение товарооборота в 2015 г. по отношению к 2014 г. составило практически 40%. Это худший результат за пять лет.

За 2014-2015 гг. Беларусь сохранила Украину в качестве партнера, нейтрализовала попытки политизации отношений, свела их к чистой прагматике. И пока ей это удается.

Фейки информационной войны

Сможет ли Беларусь в дальнейшем сохранять подобный нейтралитет в отношении сторон конфликта на Донбассе, остается вопросом. После майдана украинские власти стали глубоко зависимыми от своих западных партнеров.

В Украине появились многочисленные, в том числе и вооруженные структуры, которые только формально подотчетны украинскому правительству. К ним следует присоединить информационные и общественные организации, которые так или иначе аффилированы с западными структурами и стараются работать с белорусским информационным полем и гражданским обществом.

В частности, в 2014 г. на фоне украинского кризиса подобные украинские структуры начали сотрудничество с радикальными оппозиционными организациями и инициативами Беларуси. По этой линии пытались решить следующие задачи:

а) привлечь белорусских добровольцев в АТО;

б) склонить белорусское гражданское общество к солидарности с АТО, в том числе и через гуманитарную помощь;

в) использовать подобные инициативы в информационной войне, в том числе и внутри Беларуси.

В последнем пункте можно выявить несколько направлений. Первое – это внутриукраинская публика. Здесь редпринимаются попытки изобразить Беларусь удаляющейся от России, отказывающейся  от евразийской интеграции. В частности один из показательных материалов так и называется: «Лукашенко выбрал США».

На наш взгляд, подобные информационные вбросы связаны с достаточно высоким рейтингом президента Лукашенко и Республики Беларусь в Украине. Подобная информация играет роль «ограничителя» воздействия идей евразийской интеграции через симпатии украинских граждан к Беларуси.

Внутриукраинское информационное пространство также накачивается материалами о якобы вооруженной помощи «нейтральной» Беларуси в адрес Украины. Подобные информационные фейки иногда приводят к таким несуразицам как, например, материал о якобы возможной поставке комплексов «Полонез» в АТО. Природа подобных материалов понятна: изобразить Беларусь солидарной с АТО.

Второй целевой группой информационной войны выступает белорусское общество. Украинский кризис запустил новый виток в информационном противостоянии внутри Беларуси. Произошла поляризация общества по отношению к майдану и украинскому кризису.

Большинство населения осудило майдан. Активное же прозападное меньшинство, задействованное в общественной и информационной сфере, активно поддержало АТО. Именно последняя группа и явилась генератором многочисленных материалов информационного характера, нацеленных на конфликт.

Здесь следует выделить материалы, направленные на освящение участия белорусских оппозиционных радикалов в АТО, гуманитарной помощи АТО, а также организации информационного противостояния другим силам внутри Беларуси: военно-патриотическим организациям, а также русским общественно-культурным инициативам. Последние действия нередко перерастали в прямую пропаганду русофобии. В частности, глубоко аффилированной организацией с гражданским сектором АТО стал радикально-экстремистский Молодой фронт, который с первых дней украинского кризиса проводил акции, направленные против России.

Третьей целевой группой информационной войны стала внутрироссийская. Белорусскую тему в основном эксплуатировали либерально-националистические ресурсы, представляющих Беларусь как «предателя» своего союзника России. Львиная доля информации в этих материалах была взята из украинских источников. Получался эффект расшатывания. Противоборствующие стороны использовали одни и те же материалы с разной коннотацией, что содействовало поляризации белорусского общества. Порой информационное противостояние создавало «параллельный мир» белорусско-украинских отношений, далекий от реальности.

Коридор белорусско-украинских возможностей

Тление украинского кризиса и его глубокий эффект на долгую перспективу делает Беларусь более уязвимой. Поэтому руководством страны с первого дня был выработан коридор возможностей в белорусско-украинских отношениях. Наиболее четко это было сформулировано в выступлении Александра Лукашенко во дворце офицеров в ходе оперативного сбора командного состава Вооруженных Сил 30 октября 2015 г.

Президент Беларуси  заявил: «Особую тревогу вызывает подогреваемая извне нацеленность Киева на конфронтацию с Москвой (выделено – П.П.). Это уже закреплено на законодательном уровне. В частности в новой редакции украинской военной доктрины Россия именуется военным противником. Фактически впервые в постсоветском пространстве существует конфликт, развитие которого без преувеличения напрямую влияет на безопасность Беларуси. В этих условиях для нас крайне важно сохранить выработанный на политико-дипломатическом уровне баланс отношений с Москвой и Киевом. При любом развитии ситуации мы не должны быть втянутыми в их противостояние. Активное, рациональное участие Беларуси в урегулировании украинского кризиса по достоинству оценено и поддержано мировым сообществом».

При этом «нацеленность Киева на конфронтацию с Москвой» рассматривается Лукашенко в контексте расширения блока НАТО на восток. Глава государства полагает, что «основное дестабилизирующее влияние на безопасность в Европе по-прежнему оказывает стремление Соединенных Штатов и их союзников закрепить за собой ведущую роль в современном мироустройстве». Примеры - наращивание военного присутствия и размещение оперативных штабов НАТО в Прибалтике и Польше. 

«Политическое руководство этих стран стремится максимально использовать мнимую угрозу с Востока для получения дивидендов в виде развертывания дополнительных воинских контингентов НАТО, а также для модернизации существующих и создания новых объектов военной инфраструктуры», - подчеркивает Лукашенко, рассматривая происходящее «нарушение регионального баланса сил» как «источник военной угрозы для Беларуси».

Из выступления Лукашенко видно, что белорусско-украинские отношения рассматриваются официальным Минском теперь уже в контексте противостояния Запада с Россией. Белорусское руководство видит несамостоятельность официального Киева и заявляет о недопустимости втягивания Беларуси в противостояние с Россией. Если же говорить кратко, то

формула отношений с Украиной официального Минска проста: «нейтралитет по отношению к сторонам украинского конфликта при полном неприятии расширения НАТО на восток и втягивания Беларуси в противостояние с Россией».

Исходя из такой формулы, белорусско-украинские отношения еще более ограничиваются. Политическая составляющая уже сегодня сведена к нейтральности официального Минска по отношению к украинскому конфликту. Любые же попытки втянуть Беларусь, будь то на государственном уровне или через общественные инициативы в политические проекты антироссийской направленности будут купироваться. Таким образом,

коридор белорусско-украинских отношений сегодня можно сформулировать так: «Торгово-экономическим отношениям – да! Политической вовлеченности – нет!».

Данная формула будет действовать в отношении Украины до тех пор, пока официальный Киев не пересмотрит свою позицию в отношении России.

Петр Петровский, директор консервативного центра NOMOS (Минск),
сопредседатель редсовета "Евразия.Эксперт"

Загрузка...
Комментарии
02 Сентября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Что стоит за визитом советника Трампа в Минск.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

37 000

военных соберут учения США и НАТО DEFENDER-Europe 20. Из них 20 тыс. будут переброшены в Европу с континентальной части США, 9 тыс. – американские солдаты с европейских баз США, а 8 тыс. примут участие от других стран

Mediametrics