01 Ноября 2021 г. 08:22

Русакович: На учениях НАТО у белорусской границы отрабатывалось наступление

/ Русакович: На учениях НАТО у белорусской границы отрабатывалось наступление

В октябре НАТО резко увеличило военное присутствие у белорусских и российских границ. В литовском городе Пабраде состоялись крупные учения «Железный волк – 2021 II», а власти Польши увеличили число военных на польско-белорусской границе до 10 тыс. человек и привлекают танки под предлогом «охраны границ» от нелегальных мигрантов. Кроме того, в Прибалтике создаются центры информационной и кибервойны. На совместной коллегии белорусского и российского оборонных ведомств министр обороны России Сергей Шойгу анонсировал принятие новой военной доктрины Союзного государства, которая должна ответить на «усиливающееся давление со стороны коллективного Запада». Как Минск и Москва будут противостоять новым угрозам со стороны НАТО, в интервью «Евразия.Эксперт» спрогнозировал заместитель председателя Комиссии Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь по международным делам и национальной безопасности Андрей Русакович.

– В Литве состоялись крупные учения НАТО «Железный волк – 2021 II». Маневры проходят в непосредственной близости к границам Беларуси. Как подобные действия Литвы и НАТО воспринимаются в Минске?

– Это традиционные учения, которые проводятся с 2016 г. в Литве, и проходят в два этапа. В текущем году в октябре проходит второй этап, это мероприятие расценивается как одно из самых масштабных учений в рамках НАТО в нынешнем году. Как сообщают официальные литовские источники, в ходе маневров были проверены процедуры планирования военных операций, отработаны действия по организации боевых действий механизированного батальона литовской армии во взаимодействии с подразделениями сводного батальона НАТО передового базирования, расположенного в Литве.

В мероприятиях принимали участие около 3 тыс. военнослужащих, которые представляли вооруженные силы десяти стран Североатлантического альянса, а также Украины. Задействовано около 1 тыс. единиц военной техники, включая танки, самоходные артиллерийские установки, бронемашины. Учения были запланированы заранее, и как заявляют представители НАТО, они носят оборонительный характер.

Тем не менее, в ходе маневров отрабатывались действия и наступления, и обороны, а проходили они непосредственно вблизи границы с Беларусью. Учения в целом являются частью широкомасштабной активности НАТО в регионе в последние годы (например, военные маневры DEFENDER Europe 2021 уже названы крупнейшими за последние 25 лет).

Следует также отметить, что именно Литва становится одним из центров активности Североатлантического альянса в регионе. В Беларуси внимательно анализируется деятельность НАТО в контексте высокого уровня политической конфликтности в регионе и формирования новых вызовов в сфере безопасности, одним из которых является, в том числе, и миграционный кризис.

– Можно ли рассматривать данные учения как попытку политического давления на Беларусь?

– Глобальная цель подобных мероприятий – сохранение военного доминирования НАТО в регионе на основе усиления и модернизации военных потенциалов и инфраструктуры, отработки механизмов планирования и взаимодействия вооруженных сил стран-членов. В НАТО заявляют, что одним из направлений деятельности блока является «сдерживание» России и Китая. Беларусь воспринимает возросшую военную активность НАТО в непосредственной близости от своих границ как одну из составляющих западного воздействия на республику в целях создания в ней политической и экономической среды, близкой к западным стандартам. Не исключается и возможность случайных инцидентов, ведущих к обострению ситуации.

Увеличение и расширение военных мероприятий со стороны НАТО, в том числе, ведет к укреплению взаимодействия Беларуси и России в оборонной сфере. Следует вместе с тем подчеркнуть, что все сложные вопросы региональных отношений должны решаться политико-дипломатическими методами, путем диалога всех заинтересованных сторон.

– В маневрах у белорусских границ также приняли участие украинские военнослужащие. Помимо этого, украинское руководство активно заявляет о желании стать частью НАТО. Как подобные намерения оценивает Беларусь, и как это способно повлиять на региональную безопасность?

– Беларусь, безусловно, уважает геополитические приоритеты украинского народа, выбор союзников и право Украины вступать в те или иные международные организации. Вместе с тем намерение Украины стать членом НАТО белорусское руководство в целом оценивает отрицательно. Другое дело, что стремление наших соседей стать участниками Альянса в настоящее время, полагаю, является скорее политической декларацией, так как возможности членства вызывают серьезные сомнения. Это и неурегулированность территориальных проблем, и состояние экономики, и оборонной сферы, и негативная позиция России и Беларуси.

Тем не менее, активизация и углубление взаимодействия Украины и НАТО в политической и военной области не содействует стабилизации в регионе в целом и на территории Украины в частности.

– 27 сентября по итогам переговоров с президентом России Владимиром Путиным президент Беларуси Александр Лукашенко заявил об обсуждении ответных мер на размещение баз НАТО на Украине. Какие ответные меры могут предпринять Беларусь и Россия?

– Россия и Беларусь совместно договорились реагировать по возрастающие факторы военной опасности, например, в случае размещения войск стран НАТО в Украине. Речь идет о комплексе совместных действий по обеспечению безопасности двух государств, в первую очередь об укреплении оборонных потенциалов в рамках Союзного государства: единой региональной группировки войск, единой системы ПВО, модернизации военных потенциалов. Также необходимо активизировать усилия по возобновлению всестороннего диалога по обновлению региональной системы безопасности, укреплению мер доверия.

– 13 октября в ходе Совещания руководителей органов безопасности и разведывательных служб государств-участников СНГ секретарь Совбеза России Николай Патрушев отметил, что «страны НАТО также интенсивно развивают наступательный информационный потенциал, включающий разработку технологий искусственного интеллекта, реализацию концепции упреждающей киберобороны и создание профильных коалиционных формирований, предназначенных для проведения наступательных киберопераций». В частности, подобные центры создаются в Прибалтике. Какие риски это несет для Беларуси? Как на них следует реагировать, в том числе в рамках Союзного государства?

– Киберпространство признано одной из сфер активности НАТО, и Альянс активно работает над повышением своего потенциала в этой области, в том числе в рамках Обязательств по кибернетической обороне. Расширение возможностей НАТО в области кибернетического потенциала влечет за собой новые риски в сфере безопасности, в первую очередь информационной, повышает опасности возникновения конфликтов в этой сфере. Не следует забывать и о том, что киберугрозы сами по себе могут нести существенные риски для инфраструктуры, деятельности жизненно важных объектов, системы управления. Как на это реагировать?

Прежде всего, надо выстраивать в рамках Союзного государства кибероборону, соответствующим образом готовить военнослужащих, снижать риски информационных угроз, которые могут формироваться, снижать потенциал возможных кибератак на жизненно важные объекты, объекты инфраструктуры, системы управления. Необходимо совместное реагирование на уровне Союзного государства и принятие соответствующих программ.

Предполагается, что Военная доктрина Союзного государства в каком-то плане сможет дать ответ на вопросы, связанные с кибербезопасностью.

Эти вопросы также должны быть решены комплексно и системно на международном уровне. Как известно, Россия и США внесли на рассмотрение Генеральной Ассамблеи ООН совместную резолюцию по кибербезопасности. Принятие этого документа в какой-то степени будет содействовать выработке правил поведения в киберпространстве на международном уровне.

– Какой потенциал сейчас есть у Союзного государства в данном вопросе?

– Большинство мер в мире по обеспечению кибербезопасности пока активно разрабатываются на национальном уровне и зависят от возможности того или иного государства в цифровой сфере. Здесь надо отметить, что цифровая сфера сама по себе несет определенные риски: например, мы во многих случаях используем платформы, которые разрабатываются другими государствами, в том числе и теми, которые входят в блок НАТО. Вопрос лидерства в области цифровизации имеет стратегическое значение.


Беседовала Мария Мамзелькина

Загрузка...
Комментарии
20 Апреля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

США проецируют на Россию и Китай собственные имперские амбиции.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

11%

составил рост товарооборота Казахстана со странами ЕАЭС в номинальном выражении в январе-марте 2022 г. по отношению к аналогичному прошлогоднему периоду – Бюро нацстатистики Казахстана

Mediametrics