14 Января 2019 г. 19:25

Защита или нападение? Зачем НАТО наращивает активность в Восточной Европе

Защита или нападение? Зачем НАТО наращивает активность в Восточной Европе
Фото: dvidshub.net

Возросшая активность НАТО в Европе в 2018 г. многое говорит о намерениях Альянса в отношении России и ее союзников. Данная статья является третьей и заключительной в цикле статей, посвященных учениям НАТО и стран-членов НАТО, проведенных в Европе в октябре-декабре 2018 г. Основное место в ней уделяется общевойсковому учению вооруженных сил Польши Anakonda 18 с многонациональным участием. Сделаны некоторые выводы о характере и направленности маневров НАТО и стран-членов НАТО в Европе.

Реальные масштабы


Общевойсковые учения вооруженных сил Польши Anakonda, организуемые польским Оперативным командованием, проводятся с 2006 г. каждые два года. В 2012 г. в учении впервые приняли участие подразделения вооруженных сил ряда других стран НАТО (главным образом, США и Канады), и учения Anakonda были включены в перечень учебно-боевых мероприятий Североатлантического Альянса. Самым крупным из них стало учение Anakonda 16, в котором приняли участие почти 31 тыс. чел. из 24 стран НАТО и стран – партнеров НАТО. Это было самое масштабное учение в истории Польши с 1989 г.

В учении Anakonda 18 в Польше официально приняли участие около 12,5 тыс. человек. Еще почти 5 тыс. участвовали в нем в Литве, Латвии, Эстонии (впервые за всю историю маневров Anakonda они проводились и в Прибалтике), а также в акватории Балтийского моря.

Такое подчеркнутое разделение на две категории явно было нацелено на то, чтобы избежать приглашения на учение международных наблюдателей, прежде всего из России. Согласно Венскому документу 2011 г. о мерах укрепления доверия и безопасности, наблюдатели должны приглашаться на учения в тех случаях, когда численность учаcтвующих войcк составляет или превышает 13 тыс. человек.

Тем не менее с 12 по 16 ноября 2018 г. в рамках реализации Венского документа в районе проведения учений в целях определения масштабов осуществляемой в пределах указанного района уведомляемой военной деятельности или подтверждения отсутствия военной деятельности, подлежащей предварительному уведомлению, побывала российская группа инспекторов. Они посетили учебные районы и полигоны, получили брифинги о проводимой в указанном районе военной деятельности, информацию о находящихся там формированиях и воинских частях, а также об учении Anakonda 18. В этот же период на учениях присутствовали два белорусских наблюдателя.

Войска, участвовавшие в учении, кроме самой Польши, были еще из 10 стран НАТО (Венгрии, Германии, Латвии, Литвы, Румынии, США, Словакии, Турции, Чехии, Эстонии). Их сосредоточение началось еще в сентябре и продолжилось в октябре 2018 г.

В некоторых открытых источниках указывалось, что в учении было задействовано 5 тыс. единиц различной наземной техники, 45 кораблей, 150 самолетов и вертолетов. Если эти цифры соответствуют действительности, то данное количество слишком велико по отношению к заявленному личному составу, участвовавшему в учении (17,5 тысяч).

Напомню, что в учении Anakonda 16 с 31 тыс. человек участников было задействовано 3 тыс. единиц наземной техники, более 100 самолетов и вертолетов и 12 кораблей. В недавно завершившемся в Норвегии учении Trident Juncture 2018 на 50 тыс. чел. приходилось более 10 тысяч машин, до 250 самолетов и 65 кораблей. В связи с этим в некоторых СМИ указывалось, что в учении Anakonda 18 реально приняло участие до 100 тыс. военнослужащих. На мой взгляд, это все же преувеличение. Но очень похоже, что официальная цифра в 17,5 тысяч существенно занижена и включает только войска 10 других стран НАТО, принявших участие в учении (кроме самой Польши). В некоторых источниках указывалось, что в учении примут участие 20 тыс. польских военнослужащих. Следовательно, реальное количество участников учения могло быть близко к 40 тысячам.

Цели


Целью учения была объявлена интеграция национальных, союзных и коалиционных командных структур и войск для достижения способности осуществлять стратегическую оборонительную операцию в условиях обычных и «гибридных» угроз.

Большое внимание было уделено отработке взаимодействия военных органов управления с гражданскими органами и отдельными элементами командных структур НАТО и США (такими, как Объединенное командование союзных войск Брюнсум (Allied Joint Force Command Brunssum) в Нидерландах, Союзное командование Сухопутных войск НАТО (Allied Land Command) в Измире (Турция), многонациональный корпус НАТО «Северо-Восток» (MNC-NE) в Щецине, многонациональная дивизия «Северо-Восток» (MND-NE) в Эльблонге, штаб Сухопутных войск США в Европе (USAREUR) в Висбадене (Германия), передовой командный элемента (Mission Command Element (MCE) 1-й пехотной дивизии США в Познани и др.).

Перед началом учения 17-19 октября была проведена компьютерная игра, в ходе которой Оперативное командование Войска Польского, Объединенное командование союзных войск Брюнсум, польский центр сухопутных операций – командование сухопутного компонента и штаб многонационального корпуса НАТО «Северо-Восток» согласовали процедуры передачи ответственности за военную операцию от национальных командных структур к союзным.

Одной из главных целей учения была сертификация штаб-квартиры многонациональной дивизии «Северо-Восток» (MND-NE), созданной в соответствии с решением Варшавского саммита НАТО в июле 2016 г. и осуществляющей командование четырьмя многонациональными боевыми группами усиленного передового присутствия НАТО в Польше и трех странах Прибалтики. Все эти группы приняли участие в учении Anakonda 18.

Командовал учениями новый командующий Оперативного командования Войска Польского генерала Томаш Петровский, назначенный на этот пост 8 сентября 2018 г.

Официально как обычно заявлялось, что учение не направлено против какой-либо страны, но в польской прессе не скрывалось, что речь идет об отработке сценариев войны с Россией. Об этом писала, в частности, одна из крупнейших польских газет Rzeczpospolita.

В некоторых СМИ утверждалось, впрочем, без ссылок на источники, что на учении отрабатывались окружение и последующее концентрическое наступление на Калининградскую область России, включая отражение возможного контрудара из Беларуси, с конечной целью захвата российского эксклава. Понятно, что никто в НАТО это официально не подтвердил и не подтвердит, но можно не сомневаться в том, что меры по нейтрализации калининградской «зоны воспрещения и ограничения доступа и маневра (A2/AD), которая является своего рода «костью в горле» Североатлантического Альянса в этой части мира, на учении Anakonda 18 действительно отрабатывались. И это далеко не первое учение, где такое происходило.

Этапы учений


Как и учение Trident Juncture 2018, учение Anakonda 18 проходило в два этапа: полевые учения (Live Exercise (LIVEX)) (c 7 по 16 ноября) и командно-штабное учение (Command Post Exercise (CPX)) (с 26 ноября до 6 декабря в Эльблонге).

На суше учение Anakonda 18 проходило в восьми местах - Дравско-Поморске (Drawsko Pomorskie), Варшава (Warszawa), Гдыня (Gdynia), Ожиш (Orzysz), Хелмно (Chełmno), Вельбарк (Wielbark), Белосток (Białystok) и Эльблонг (Elbląg) (рис. 1)

рис1.jpg

Рис. 1. Учебные зоны и полигоны, на которых проходило учение Anakonda 18.

Основной упор в рамках учения был сделан на отработку совместных воздушно-наземных операций на восточном фланге НАТО. Для усиления польской 16-й механизированной дивизии (Эльблонг) на восток перебрасывались силы и средства польской 12-й механизированной дивизии (Щецин). Всего из состава 12-й дивизии в учении Anakonda 18 приняло участие более 3 тыс. военнослужащих и около тысячи единиц техники. В ночь на вторник 6-го ноября, еще до официального начала учения, началась передислокация двух батальонов 12-й механизированной бригады 12-й механизированной дивизии из Щецина и Старграда. 7 ноября они прибыли на полигон Дравско-Поморске. 1-й мотопехотный батальон бригады остался в Дравско-Поморске для последующих совместных учений с американцами из 1-й бронетанковой боевой бригадной группы 1-й кавалерийской (бронетанковой) дивизии, а 3-й мотопехотный батальон отправился дальше на восток. По пути, согласно плану учения, он должен был 10 ноября форсировать реку Висла в районе Хелмно. В июне этого года в ходе учения Saber Strike 18 1-й мотопехотный батальон этой же 12-й механизированной бригады успешно преодолел водную преграду в данном районе. Но на этот раз из-за низкого уровня воды отработать переправу на понтонах не удалось. Тем не менее 3-й батальон успешно достиг Ожиша в Варминьско-Мазурском воеводстве. Оттуда часть войск и техники отправились в Литву.

Кроме того, 12 ноября семь колесных БТР Rosomak 12-й дивизии было отправлены морем из Свиноуйсьце в Гдыню на борту двух средних десантных кораблей Gniezno и Kraków. Корабли шли несколько дней в составе конвоя, включавшего кроме них фрегат Generał Tadeusz Kościuszko (американской постройки класса Oliver Hazard Perry), ракетный катер Grom, спасательные суда Lech и Zbyszko и три-четыре тральщика. По пути выполнялись упражнения по отражению воздушных и подводных атак противника и преодолению минных заграждений. В роли подводного противника выступала польская подводная лодка Sęp (класса Kobben норвежской постройки), воздушные атаки имитировали польские истребители F-16. Во время учения прошли боевые стрельбы.

На полигоне Дравско-Поморске стреляли польские танки PT-91 Twardy, БТР Rosomak, 152-мм самоходные гаубицы Dana, РСЗО БМ-21 «Град» и WR-40 Langusta, 120-мм самоходные минометы Rak, а также американские танки M1A2 Abrams, БМП M2A3 Bradley Fighting и 155-мм самоходные гаубицы M109 Paladin из состава дислоцированной в Европе (в т.ч. и в Польше) по ротации 1-я бронетанковой бригадной боевой группы («Iron Horse») 1-й кавалерийской (бронетанковой) дивизии. На полигоне Бемово-Писке рядом с Ожишем недалеко от Калининградской области стрельбы выполняли американские танки Abrams, БМП Bradley и гаубицы Paladin 278-го бронекавалерийского полка Национальной гвардии штата Теннесси из состава боевой группы усиленного передового присутствия НАТО, а также танки Leopard 2A5, БМП BWP-1 (БМП-1) и самоходные минометы Rak польских 1-й бронетанковой и 15-й механизированной бригад.

Военнослужащие 22-й базы тактической авиации из Мальборка во время учения оборудовали участок автодороги в районе Вельбарка (Варминьско-Мазурское воеводство) для обеспечения действий с него истребителей МиГ-29. При этом фактически взлеты и посадки не осуществлялись.

ВМС тренировались, как указывалось выше, в обеспечении безопасности морских коммуникаций и морского транспорта. В учении также приняли участие польские береговые ракетчики.

Существенное внимание было уделено противодействию так называемым «гибридным» угрозам.

9 ноября на одном из польских полигонов подразделения медицинской службы и химической защиты тренировались в проведении необходимых процедур (эвакуация, обеззараживание людей и дезинфекция транспортных средств) после условной химической атаки, во время которой против населения были использованы пестициды.

11 ноября в населенном пункте Грёдек (Gródek) в Подляском воеводстве отрабатывалась эвакуация людей из офисного здания после звонка о заложенной бомбе и последующие мероприятия по ее поиску и обезвреживанию.

15 ноября отрабатывались мероприятия по принудительной эвакуации гражданских лиц из зоны боевых действий. В муниципальном культурном центре Грёдека был создан эвакуационный пункт, в котором были размещены лица, подлежащие эвакуации. Там им выдали эвакуационные карточки и затем перевезли в пункт погрузки на железнодорожную станции Валилы около Грёдека. Оттуда эвакуируемые были отправлены поездом через Белосток в Снялдово, а оттуда автобусами в Ломжу, где были размещены во временных кварталах. Эвакуация населения 15 ноября также отрабатывалась и в Оструве-Мазовецке.

14-15 ноября в рамках учений Anakonda 18 было проведено учение ПВО и авиационных спасательных служб RENEGADE/SAREX-18/II.

14 ноября было отработано упражнение RENEGADE-18/II по освобождению захваченного террористами над Польшей пассажирского самолета, который по сценарию совершал транзитный рейс из Германии на Украину. Дежурная пара истребителей перехватила самолет и заставила его совершить посадку на авиабазе около Минска-Мазовецкого, где военная жандармерия нейтрализовала «террористов» и освободила пассажиров.

В рамках упражнения SAREX-18/II на Мазурах в районе озера Свенцайты была отработана поисково-спасательная операция по поиску обломков и выживших пассажиров военно-транспортного самолета CASA C-295, который по сценарию учения летел из Таллинна и был поражен зенитной ракетой. В ней приняло участие 200 человек. А в приморском районе Мжежино (Mrzeżyno) в Западно-Поморском воеводстве 150 человек в рамках этого же упражнения тренировались в устранении последствий аварии пассажирского самолета. По сценарию он разбился на пляже, а его обломки повредили цистерны с опасным химическим веществом.

Упоминалось, что сценарий учения также предусматривал освобождение захваченного морского судна.

К участию в учении Anakonda привлекались не только военнослужащие, но и около 450 членов более чем 20 польских оборонных организаций. Так, например, на полигоне Дравско-Поморске совершенствовали свои навыки более чем 100 членов таких организаций, как Ассоциация польских парашютистов из Плоцка, Стрелецкий союз из Радома, Combat Alert из Еленя-Гуры и Картуза, Национальная гвардия из Щецина и JS 1001 из Белхатува. Они практиковались в ведении разведки местности и составлении разведсводок.

Во время командно-штабной части учения (CPX) с 26 ноября по 6 декабря 2018 г. штаб многонациональной дивизии «Северо-Восток» (MND-NE) управлял на цифровом поле боя подчиненными подразделениями, в число которых входили 7-я механизированная бригада из Чешской Республики, литовская бригада «Железный волк», польские 15-я механизированная бригад и 21-я горно-пехотная бригада, артиллерийские, разведывательные, зенитные и инженерные полки, а также другие более мелкие подразделения. Всего в этом учебном мероприятии приняло участие приняло участие более полутора тысяч военнослужащих. По его итогам многонациональная дивизия «Северо-Восток» была признана достигшей полной оперативной готовности (full operational capability).

Параллельные учения


Из других учений, проходивших практически параллельно с Trident Juncture 2018 и Anakonda 18, следует выделить литовское учение с многонациональным участием Iron Wolf 18 (4-19 ноября 2018 г.), проходившее на полигоне Пабраде недалеко от границы с Беларусью. В нем приняло участие около 3500 военнослужащих из 13 стран НАТО (Бельгии, Великобритании, Германии, Италии, Канады, Литвы, Люксембурга, Нидерландов, Норвегии, Словении, США, Чешской Республики и Эстонии) и с Украины как страны – партнера НАТО.

На учении проверялась готовность боевой группы усиленного передового присутствия НАТО, возглавляемой Германией, планировать и осуществлять оборонительную операцию совместно с батальонами литовской бригады «Железный волк».

Боевая группа НАТО также проверила свою мобильность. Менее чем за сутки она отправила в район учений 10 колонн, насчитывавших примерно 350 единиц транспортных средств (около 1400 военнослужащих из шести стран). Это было крупнейшее перемещение войск в Литве за последние годы.

С 1 по 30 ноября 2018 г. в Литве, Латвии и Эстонии проходило под руководством Литвы учение Baltic Host 18, нацеленное на подготовку к приему, размещению и обеспечению войск других стран НАТО в рамках применения статьи 5 Североатлантического договора или вне их. Отрабатывались процедуры кооперации и координации между всеми элементами обеспечения силами и средствами страны пребывания (Host Nation Support (HNS)) (НАТО, региональными и национальными). О деталях этих учения, кроме его целей в самом общем виде и самого факта проведения, практически ничего не сообщалось.

C 22 ноября по 7 декабря в Польше в Объединенном центре боевой подготовки Объединенных вооруженных сил НАТО (The Joint Force Training Centre (JFTC)) в Быдгощи и в Марселе в штабе 3-й французской дивизии прошло командно-штабное учение НАТО Citadel Bonus 18, на котором французский Корпус быстрого реагирования (RRC-FR) (штаб в Лилле) возглавлял силы НАТО во время операции по реагированию на кризис в вымышленной стране Arnland. По сценарию учения корпус восстанавливал стабильность и безопасность во время эскалации конфликта по вымышленному сценарию силами 3-й французской дивизии, артиллерии 1-й пехотной дивизии США, 56-й бригадной боевой группы Stryker 28-й пехотной дивизии сухопутных войск Национальной гвардии штата Пенсильвания и французской 4-й вертолетной бригады (brigade d'aérocombat) и др. При этом большое внимание уделялось международной совместимости и взаимодействию: на учении 3-я французская дивизия командовала американскими и британскими бригадами, а французскими бригадами командовала 1-я пехотная дивизия США. Всего в Польше в учении Citadel Bonus 18 приняло участие около 650 человек из штаба Корпуса быстрого реагирования из 15 стран НАТО (Албании, Бельгии, Дании, Великобритании, Венгрии, Германии, Греции, Испании, Италии, Канады, Нидерландов, Румынии, США, Турции и Франции). Еще около 250 человек из штаба 3-й дивизии тренировалось в Марселе.

В Дании с 5 по 23 ноября проходило учение бригадного уровня Brave Lion.

В Великобритании с 5 по 27 ноября прошло учение дивизионного уровня Arrcade Fusion 18 многонационального Объединенного армейского корпуса быстрого развертывания (Allied Command Europe Rapid Reaction Corps (ARRC)). В случае необходимости развертывания корпуса в его состав, по мнению российских военных, с наибольшей вероятностью могут быть включены 1-я бронетанковая и 3-я механизированная дивизия сухопутных войск Великобритании, 1-я танковая дивизия сухопутных войск Германии, механизированная дивизия «Акуи» сухопутных войск Италии и датская мотопехотная дивизия. Сценарий учения предусматривал гибридный конфликт/нетрадиционные (ambiguous) военные действия.

Выводы


Подводя итоги проведенных учений в октябре-ноябре учений НАТО и стран-членов НАТО, о которых шла речь в этой и двух предыдущих статьях, следует сделать следующие основные выводы.

Во-первых, НАТО в ходе этих учений готовилось к боевым действиям с Россией и ни с кем другим.

Можно, конечно, в ответ на этот тезис сказать что-то вроде «автор открыл Америку» или того похлеще. Но данное обстоятельство надо еще раз подчеркнуть, потому что официально НАТО продолжает настаивать на том, что ее учения-де не подразумевают какого-либо конкретного противника или противников.

Во-вторых, несмотря на то, что официально учения НАТО и стран-членов НАТО носят исключительно оборонительный характер, на них отрабатываются и весьма активно наступательные операции. Любая оборона в конце концов предусматривает, что какие-то силы НАТО играют за наступающего противника. Ну а в дальнейшем стороны меняются местами и обороняющиеся переходят в контратаки, отрабатывая уже наступательные действия.

В-третьих, на учениях отрабатывались не только традиционные военные операции, но и противостояние так называемым «гибридным угрозам», то есть широкому спектру симметричных и асимметричных враждебных действий во всех средах, включая киберпространство. При этом в учения вовлекались не только военные, но и полувоенные и гражданские структуры, включая региональные и местные органы власти, формирования территориальной и гражданской обороны, противопожарную охрану, пограничников и полицию, общественные оборонные организации и т.д. и т.п.

В-четвертых, велась подготовка к действиям в условиях применения оружия массового поражения (ОМП). Так, на учении Anakonda 18 активно тренировались подразделения радиационной, химической и биологической защиты (РХБЗ).

В-пятых, в учениях активно задействовались силы быстрого реагирования, такие, как Объединенная оперативная группа повышенной готовности (Very High Readiness Joint Task Force (VJTF), французский Корпус быстрого реагирования (RRC-FR), Объединенный армейский корпус быстрого развертывания (Allied Command Europe Rapid Reaction Corps (ARRC)).

Существенное внимание уделялось наращиванию сил и средств (включая их переброску с континентальной части США (CONUS) и связанными с этим вопросам мобильности и логистики.

Речь идет о том, что бывший командующий Европейским командованием вооруженных сил США и Верховный главнокомандующий Объединенных вооруженных сил НАТО в Европе генерал Филип Бридлав и бывший заместитель генерального секретаря НАТО Александр Вершбоу называют «сдерживанием через быстрое усиление» («deterrence by rapid reinforcement»).

В-шестых, в ходе потенциальных военных действий в стороне не останутся нейтральные сейчас Швеция и Финляндия. Речь пойдет, прежде всего, об использовании их воздушного пространства и авиабаз авиацией ВВС стран – членов НАТО.

В-седьмых, с большой долей уверенности можно сказать, что силы НАТО в случае военных действий в Балтийском регионе будут поддержаны как минимум одной, а возможно, и несколькими авианосными ударными группами (АУГ). Причем действовать они будут не в акватории Балтики, а из Норвежского или даже Адриатического морей. Последний вариант, в частности, впервые отрабатывался на учении BALTOPS 18.


Юрий Зверев, заведующий кафедрой географии, природопользования и пространственного развития БФУ им. И. Канта

Загрузка...
Комментарии
22 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Попытки Запада рассматривать Беларусь как «вторую Украину» создают новые риски.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

25%

составляет запланированный рост численности литовской армии к 2024 г. Увеличить намерены как число профессиональных военных, так и резервистов

Mediametrics