01 Апреля 2019 г. 19:47

«Шаг вперед, два назад»: о чем договорились Алиев и Пашинян

«Шаг вперед, два назад»: о чем договорились Алиев и Пашинян
Президент Азербайджана Ильхам Алиев и премьер-министр Армении Никол Пашинян.
Фото: phototass1.cdnvideo.ru

29 марта в Вене состоялась первая официальная встреча премьер-министра Армении Никола Пашиняна и президента Азербайджана Ильхама Алиева. Стороны позитивно оценили новый раунд переговоров и договорились об организации некоторых гуманитарных акций, но не раскрыли подробностей переговоров, оставив экспертному сообществу широкое поле для размышлений. Подробнее о позициях Армении и Азербайджана, возможностях изменения формата переговоров по Арцаху и вариантах дальнейшего развития событий читайте в статье кандидата политических наук, преподавателя кафедры политологии Российско-Армянского (Славянского) Университета Норайра Дунамаляна специально для «Евразия.Эксперт».

Шаг вперед и два шага назад


После «бархатной революции» перед новой политической элитой Армении встал вопрос о возобновлении переговорного процесса с учетом некоторых «постреволюционных» заявлений. Перед новыми властями Армении стояла задача определить оптимальный вариант ведения переговоров, учитывая последние политические изменения. Так, был выдвинут тезис о необходимости включения (возвращения) Республики Арцах (Нагорно-Карабахская республика) в переговорный процесс, что означало и некоторую смену формата, хотя до 1998 г. мнение Нагорно-Карабахской Республики учитывалось напрямую при обсуждении предложений по урегулированию. Такой подход не означал отказа Армении от участия в переговорах, а мог изменить саму логику переговоров, так как здесь присутствовал фактор не только внешнеполитического позиционирования, но и, прежде всего, уточнения стратегических отношений между Арменией и Арцахом. Свидетельством этому 12 марта стало первое совместное заседание Советов безопасности Армении и Арцаха, показавшее, что для Еревана важно сверить часы с арцахским руководством и в дальнейшем включить его в процесс урегулирования.

Вместе с этим Никол Пашинян 1 апреля в ответ на тезис Ильхама Алиева об успехе в деле недопущения изменения формата переговоров заявил о том, что в процессе переговоров и до них «вопроса о смене формата не стояло как такового».

Премьер-министр Армении также отметил, что в процессе переговоров был поднят вопрос об уточнении и определении позиций вокруг «базовых принципов».

Для Армении важно также сохранить в повестке дня договоренности, достигнутые после апрельской эскалации военных действий 2016 г. на переговорах в Вене, Санкт-Петербурге и Женеве. По предварительной информации, Армения и Азербайджан согласились на тот момент с необходимостью мониторинга возникающих инцидентов и внедрения механизма их расследования в рамках полномочий постоянного представителя ОБСЕ.

Неофициальные встречи Пашиняна и Алиева на полях различных саммитов, а также встречи министров иностранных дел внесли новую повестку в виде «подготовки населения к миру» и создания «механизмов прямой связи» (надо понимать, это та же «оперативная связь», представленная Пашиняном после саммита СНГ в Душанбе).

Пункт о проведении некоторых гуманитарных мероприятий в заявлении Минской группы ОБСЕ (МГ ОБСЕ) после встречи в Вене во многом подтверждает малый прогресс в урегулировании.

Также в заявлении МГ ОБСЕ по результатам переговоров 29 марта был отмечен только саммит в Душанбе, но это не означает, что обсуждение вопросов, затронутых на прошлых встречах, не имело продолжения.

Разные задачи и противоположные подходы


После смены власти в Армении ясно просматривается эволюция взглядов на урегулирование карабахского конфликта. Новая власть во главе с Пашиняном, исходя из «революционной» целесообразности должна была отойти от старых подходов в новых условиях, предложив вариант с возвращением Арцаха за стол переговоров, а также заняться вопросами переговоров с большими усилиями. Здесь важен и отмеченный Пашиняном аспект необходимости определения и уточнения отношения сторон к трем элементам и шести пунктам обновленных «мадридских принципов».

Эволюция взглядов новой политической элиты началась с употребления в дипломатическом обиходе понятий «статус» и безопасность, предоставив широчайшее поле для интерпретаций, в том числе о пресловутой «сдаче территорий», но в январе 2019 г. Пашинян заявил о неприемлемости для нового правительства страны формулы «территории в обмен на мир». А уже 30 марта министр обороны Армении Давид Тоноян на встрече с армянской общиной в Нью-Йорке заявил об изменении формулировки «территория в обмен на мир» на «новая война – новые территории».

Таким образом, задача армянских властей касается не отказа от переговоров или радикального пересмотра их формата, а разработки новых подходов в контексте политики стратегического сдерживания.

Кроме того, Армения заинтересована в расширении миротворческой деятельности как в индивидуальном формате (гуманитарная миссия в Сирии), так и в коллективном – в рамках миссий ООН. Этот процесс свидетельствует о новом «месседже» армянской власти мировому сообществу о переходе к более активным действиям за рубежом, а также в деле армяно-азербайджанского противостояния.

В отличие от Армении, у Азербайджана позиция в вопросе урегулирования карабахского конфликта остается прежней.

Задача азербайджанской стороны заключается в возвращении подконтрольных Республике Арцах семи районов. В этом контексте рассматривается два способа действий: переговоры и военные действия.

В недавних заявлениях президента Азербайджана, а также в интервью посла Азербайджана в США FoxNews была четко отмечена важность «решения проблемы в рамках территориальной целостности Азербайджана» и возможная угроза возобновления военных действий. Подход азербайджанской стороны строго определяет своей задачей только решение «территориального вопроса». Иных подходов, связанных, например, с реинтеграцией Нагорного Карабаха или с подробностями о «статусе широкой автономии», попросту нет.

Если говорить о проблеме включения Республики Арцах в переговорный процесс, то реализация договоренностей о налаживании механизмов прямой связи между Ереваном и Баку с целью предотвращения инцидентов в зоне соприкосновения, как отмечает эксперт по вопросам Азербайджана Тарон Оганесян, будет означать и необходимость трехстороннего сотрудничества (Армения – Арцах – Азербайджан) в этой сфере. Что касается «подготовки населения к миру», то эта инициатива может стать поводом для создания внутри Минской группы ОБСЕ определенного органа, отвечающего за анализ «пропаганды ненависти» в СМИ, сфере образования, заявлениях политиков в Армении, Азербайджане и Арцахе.

Иными словами, позитивный ход переговоров рано или поздно включит и арцахскую сторону на одном из этапов реализации определенных решений в результате переговоров.

Несмотря на это, позиция Азербайджана не позволяет предположить возможный исход переговорного процесса на текущий момент, так как задача Алиева в этом вопросе ограничена «возвратом территорий». В этом контексте стороны слабо представляют дальнейший план переговоров за исключением разработки механизмов с целью снижения количества жертв на границе.

Внутренние противоречия и контекст


Традиционно внутренняя политика занимает важный аспект в процессе урегулирования карабахского конфликта. Лидеры стран не могут пойти на «непопулярные» решения, опасаясь внутриполитической реакции. Именно поэтому чуткость политического руководства и возможность формирования внутриполитического дискурса в этом вопросе очень важна.

Без учета внутриполитической обстановки в мировом сообществе формируется стереотип о возможности «быстрого урегулирования» или «прорыва», который, в свою очередь, проникает в дальнейшем и в общественное мнение противоборствующих сторон. Даже общественное мнение России и других стран иногда становится заложником внутриполитической борьбы между властью и оппозицией, не понимая сути вопроса, говоря о возможной «сдаче территорий». Хотя Пашиняна, согласно меткому замечанию политолога Сергея Маркедонова, критикуют представители бывшей власти, которые готовы были подписать «базовые принципы» в прошлом.

Смена власти в Армении привела к пересмотру многих проблем во внутренней и внешней политике, но сегодня для Пашиняна важно занять в вопросе урегулирования карабахского конфликта принципиальную позицию в деле снижения вероятности возобновления военных действий, не обращаясь к проблеме территорий.

Интересная тенденция наблюдается и в Азербайджане, власти которого после Апрельской войны 2016 г. любыми способами старались избежать реализации договоренностей о мониторинговой миссии ОБСЕ или расследования инцидентов на границе, где на протяжении нескольких месяцев проводятся реформы в различных сферах. Возможно, этот процесс свидетельствует также и об «имиджевой» конкуренции Азербайджана с «постреволюционной» Арменией наравне с наращиванием военного потенциала. Особенно активно президент Азербайджана стал апеллировать к непосредственной связи с населением на фоне «демократизирующейся» Армении. Этот процесс можно рассматривать и в качестве ответа на готовность Пашиняна вести диалог напрямую с азербайджанским народом.

Стратегия войны или мира


Как бы то ни было, многие аналитики обращают внимание на отсутствие перспективы урегулирования конфликта. Но вместе с тем условия, в рамках которых конфликт развивался на протяжении 30 лет, резко изменились и требуют определенной адекватной реакции.

В текущей международной ситуации фактор силы остается определяющим, поэтому «война» выходит за рамки простой альтернативы «миру». Стороны вынуждены существовать в контексте «пограничного состояния».

Несмотря на политические изменения, в вопросе осуществления реформ в сфере безопасности в Армении присутствует преемственность курса модернизации вооруженных сил и стратегии реагирования на возможные угрозы извне. В семилетней программе модернизации ВС Армении такая стратегия была связана с осуществлением «цели сдерживания» противника. В этот контекст вписывается и возможное использование превентивных мер для предотвращения крупномасштабных военных действий.

Кроме того, расширение зоны конфликта на границе с Нахичеванской автономной республикой и увеличение армейского резерва Азербайджана за счет сил пограничной службы не способствуют снижению напряжения в регионе. Не новость, что переговорному процессу на протяжении последних десяти лет сопутствовала напряженность на границе Армении, Арцаха и Азербайджана, кульминацией которой стали вооруженные столкновения в апреле 2016 г. Сегодня переговоры ведутся в новых условиях, не способствующих миру, но свидетельствующих о необходимости формирования различных механизмов сдерживания.


Норайр Дунамалян, кандидат политических наук, преподаватель кафедры политологии Российско-Армянского (Славянского) Университета (Ереван)

Загрузка...
Комментарии
09 Декабря
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Минск и Москва продолжают согласование спорных вопросов.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

$12,3 млрд

ввозных таможенных пошлин поступило в бюджеты стран-участниц ЕАЭС в 2018 г. По сравнению с 2017 г. сумма выросла на 5,7% – Счетная Палата России

Mediametrics