25 октября 2023 г. 17:45

Отказ от нейтралитета: какие риски создает новая стратегия нацбезопасности для Молдавии

/ Отказ от нейтралитета: какие риски создает новая стратегия нацбезопасности для Молдавии

25 октября в Молдавии начались совместные с США военные учения с участием десантников и спецназа. Учащение подобных тренировок со странами НАТО и активная милитаризация страны в целом совершенно не соответствуют закрепленному в конституции нейтральному статусу. Однако в Кишиневе не скрывают, что намерены отказаться от нейтралитета. Соответствующих положений уже нет в проекте новой Стратегии нацбезопасности, представленной накануне. К каким последствиям может привести утверждение этого документа, читайте в статье кандидата исторических наук, эксперта Института актуальных международных проблем Дипломатической академии МИД России Евгения Коренева.

Доктрина молдавской многовекторности


В начале октября президент Молдавии Майя Санду презентовала Высшему совету безопасности проект новой Стратегии нацбезопасности. Этот документ предсказуемо получил негативную оценку со стороны российского МИД в силу антироссийских положений, закрепленных в нем.

Чтобы понять, насколько сильно может поменяться внешняя политика Кишинева, вернее ее доктринальные основы, необходимо хотя бы кратко проанализировать пока еще действующую редакцию Стратегии национальной безопасности Молдавии. Сразу стоит отметить, что документ был утвержден молдавским парламентом в июле 2011 г., то есть, в совершенно других политических и геополитических реалиях. Тогда ведущей политической силой страны была Партия коммунистов Республики Молдова. Правда, она не обладала парламентским большинством, поскольку в высшем законодательном органе страны было представлено несколько прозападных партий.

Кроме того, Кишинев в тот момент немного по-другому позиционировал себя на мировой арене. Молдавия уже фактически шла по пути евроинтеграции, однако не отказывалась от развития отношений с РФ, особенно в сфере экономики. Неудивительно, что Стратегия национальной безопасности страны, выработанная в таких условиях, в какой-то степени носила компромиссный характер. В целом, документ получился относительно сбалансированным, насколько это было возможно в тех реалиях, хотя в нем уже присутствовали антироссийские сюжеты.

Так, главными задачами молдавской внешней политики в области обеспечения национальной безопасности назывались интеграция страны в Европейский союз, поддержание взаимовыгодных отношений и налаживание стратегических партнерств с ЕС, Румынией, Украиной, США и РФ. Планировалось также выстраивать сотрудничество с НАТО, правда, с учетом принципа нейтралитета Республики Молдова. Что касается России, то Молдавия выражала готовность выстраивать отношения с ней с учетом интересов обоих государств.

«Республика Молдова намерена развивать конструктивный потенциал двусторонних отношений в политической, экономической, социальной и энергетической сферах на основе принципов суверенного равенства, взаимного уважения и взаимовыгодного сотрудничества. Тесное сотрудничество с Российской Федерацией будет развиваться как на двустороннем уровне, так и в рамках существующих переговорных механизмов в формате «5+2» в целях нахождения всеобъемлющего и долгосрочного решения приднестровского конфликта в условиях соблюдения суверенитета и территориальной целостности Республики Молдова», – говорится в тексте от 2011 г.

Однако уже тогда в документе содержалось положение, в соответствии с которым нормализация обстановки в Приднестровье могла произойти только при условии вывода оттуда российских войск.

Что нового предлагает Майя Санду?


В проекте новой Стратегии национальной безопасности отсутствует упоминание о нейтралитете как ключевом принципе внешней политики страны, несмотря на его закрепление в Конституции Республики Молдова. Фактически, в документе Россия объявлена «агрессивным» и «враждебным» государством, что полностью соответствует тем оценкам, которые с начала специальной военной операции давали РФ представители молдавского руководства. Так что, ничего удивительного в этом нет. Понятно и кто, по мнению руководства страны, будет основным гарантом безопасности и главным другом для Кишинева в ближайшее время. «Стратегическое партнерство с США – ключевой аспект национальной стратегии безопасности Молдовы», – именно так на брифинге, посвященном презентации проекта Стратегии, сказала президент Молдавии.

Кстати, про нейтралитет она все-таки вспомнила, правда, не в том контексте, в котором этого можно было ожидать: «Бюджет обороны нужно увеличить. Это необходимая инвестиция в связи с внешней агрессией. Молдавии нужна современная, оснащенная армия, способная взаимодействовать с внешними партнерами. Нейтралитет обязывает нас развивать армию, которой будут гордиться граждане». Иными словами, по мнению Майи Санду, чтобы быть нейтральной, Республике Молдова надо сблизиться с НАТО и увеличить закупки западного вооружения.

Что касается приднестровского урегулирования, тут Санду вместе с соратниками тоже планирует провести качественную ревизию доктринальных положений. В частности, в тексте предлагаемого проекта Стратегии содержится упоминание, что ключевым игроком в этом процессе должен стать Брюссель. Это означает, что будут полностью проигнорированы уже достигнутые при содействии России официальные договоренности о приднестровском урегулировании. Следовательно, может возникнуть напряженность вокруг Приднестровья. При этом молдавскими властями по традиции предлагается вывести российские вооруженные силы из региона, чтобы обеспечить условия для дальнейших переговоров.

Перспективы молдавской внешней политики и политики безопасности


Если предложенный президентом Санду проект Стратегии национальной безопасности будет утвержден депутатами парламента, а сомневаться в этом практически не приходится, это будет означать окончательный переход страны к новому этапу внешней политики. Этот этап будет откровенно антироссийским и, соответственно, откровенно прозападным. И в какой-то степени определяющим для молдавского нейтралитета. В принципе, закрепление вышеобозначенных положений в ключевом доктринальном документе означает провозглашение курса на отказ от реального нейтрального статуса страны.

Однако это совершенно не означает, что вслед за обозначением новых правил игры последует их незамедлительное апробирование в реальности. Молдавская политика приучила нас к относительной плавности происходящих изменений по сравнению с той же Украиной. К тому же страна вступает в большой электоральный цикл. Совсем скоро в ноябре состоятся всеобщие местные выборы, в следующем году пройдут президентские, а в 2025 г. – и парламентские выборы. Следовательно, конфигурация молдавской политической системы потенциально может серьезно измениться в следующие два года. Подобные перспективы заставляют нынешние власти Молдавии действовать, исходя из двух ключевых и в какой-то мере противоречащих друг другу принципов.

Во-первых, те стратегические изменения во внешней политике и политике безопасности страны, за которые выступают Майя Санду вместе со своей командой, они должны осуществить сейчас. Или как минимум подготовить для этого почву, поскольку в недалеком будущем их позиции могут пошатнуться. А это не даст им возможности проводить нужную для них политику.

Во-вторых, чтобы окончательно закрепить прозападный курс страны, активно действовать молдавским властям нужно уже сейчас. Но сделать этого они в полной мере не смогут, поскольку будут опасаться мнения избирателей, которым может не понравиться отказ от реального нейтралитета, сближение с НАТО и отдаление от России. Исходя из этого, можно сделать вывод, что антироссийская по своей сути Стратегия национальной безопасности Молдавии будет принята, однако ее реализация, насколько это возможно, как минимум в ближайшие два года будет проходить в плавном режиме. Существенное ускорение процесса трансформации политики безопасности республики может произойти лишь при оказании Западом, прежде всего, США серьезного давления на молдавские власти.

Совершенно очевидно, что тот внешнеполитический курс, который сегодня оформляется Кишиневом, не соответствует национальным интересам страны. В условиях дестабилизации региональной и международной системы безопасности Республика Молдова могла бы стать одним из немногих островков стабильности на постсоветском пространстве. Однако власти, идя на поводу у западных партнеров, намеренно втягивают ее в большую геополитическую игру с непредсказуемыми для молдавской государственности последствиями. Похоже, что эксперимент с отказом от нейтралитета как одного из основополагающих принципов молдавской внешней политики входит в финальную стадию, и нам предстоит наблюдать за этим динамичным процессом.


Евгений Коренев, эксперт Института актуальных международных проблем Дипломатической академии МИД России, доцент СГУ им. Н.Г. Чернышевского. Автор телеграм-канала «Gеополитика и Mеждународные Oтношения»

Комментарии
26 февраля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Определять тактику Москвы будет множество факторов.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

5 млн

российских туристов посетили Беларусь в 2023 г. Ежегодный рост взаимных турпотоков составляет 50% – замминистра спорта и туризма Беларуси Олег Андрейчик