20 Мая 2021 г. 11:14

Парад Победы-2021: премьеры и тенденции развития российских вооружений

Парад Победы-2021: премьеры и тенденции развития российских вооружений
Фото: ria.ru

Парад Победы 9 мая в Москве традиционно играет не только символическую роль, но и является выставкой актуальных вооружений, отражает тенденции развития российского оборонного комплекса, и даже нюансы военно-технического сотрудничества России с другими странами. Независимый военный обозреватель Артем Мальцев анализирует премьеры и свежие тренды в развитии российских вооружений.

Новинки и традиционная парадная техника


Премьерой парада на Красной площади в честь Дня Победы в Великой Отечественной войне в 2021 г. стала бронемашина «Тайфун-ПВО», модификация на базе стандартного «Тайфун-К» с колесной формулой 4х4. Последние представители семейства этих бронеавтомобилей повышенной защищенности (хорошо известных по западной концепции «засадоустойчивой» бронетехники MRAP), вероятнее всего, развивают опыт продолжающейся военной операции в Сирии, где отлично зарекомендовала себя концепция высокомобильного транспорта с дополнительно увеличенной огневой мощью.

Здесь, конечно, все еще наиболее внушительно выглядит новинка прошлогоднего парада – бронеавтомобиль «Тайфун-ВДВ», оснащенный дистанционно-управляемым боевым модулем с 30-мм автопушкой.

мальц1.png

Бронеавтомобили «Тайфун-ПВО» и «Тайфун-ВДВ» на репетиции парада 7 мая. Фото: Саид Аминов.

И в других нюансах нынешний парад повторяет и развивает структуру «образца» 2020 г. – более масштабного парада в честь 75-летнего юбилея Победы. По брусчатке вновь проехали недавно модернизированные танки Т-80БВМ и Т-90М, новое поколение ЗРК сухопутных войск «Бук-М3», ракетно-артиллерийские системы ТОС-1А «Солнцепек» и РСЗО «Торнадо-С», наряду с традиционными системами вооружений и военной техники, такими как ЗРС С-400, ОТРК «Искандер-М» и ПГРК РС-24 «Ярс».

Однако в отличие от знаменательного парада 2015 г., на котором зрители смогли увидеть широкую линейку принципиально новых платформ военной техники, во многом сформировавших «новый облик» бронетехники сухопутных войск, парад 2020 г., наоборот, вернул в центр внимания глубоко модернизированные образцы классической советской военной техники.

Парады как тематические выставки техники


Что интересно, многие отдельные единицы вооружений и военной техники уже были известны наблюдателям в виде прототипов и неоднократно демонстрировались на различных выставках и форумах – в частности, например, ОБТ Т-80БВМ и Т-90М, БМПТ «Терминатор-2», ЗРК «Бук М3» и С-350 «Витязь».


ЗРК «Бук М3». Фото: ФАН / Евгения Авраменко.

Таким образом, юбилейный парад 2015 г. был, прежде всего, выставкой технологических достижений оборонной промышленности, в то время как 2020 г. скорее подчеркивал преемственность и последовательность военных закупок, статус «серийного производства» многих анонсированных в предыдущее десятилетие новинок.

Данную закономерность можно объяснить началом очередного переходного периода в развитии Вооруженных Сил РФ, связанного с окончанием ГПВ-2020 (государственная программа развития вооружений на 2011-2020 гг.). Пик объемов закупок вооружений и военной техники пришелся на 2015-2017 гг., и именно эти годы запомнились зрителям самыми зрелищными парадами.

Развитие вооружений в России


В последние годы финансирование разработок, модернизации и производства новых вооружений и военной техники стабилизировалось, а с учетом падения курса рубля (даже по ППС) даже несколько снизилось. При этом наиболее амбициозные цели реформ по массовому производству новейших шасси военной техники (Армата, Курганец, Бумеранг) были пересмотрены. Основной фокус программ перевооружения сместился в сторону менее затратных, но более последовательных закупок уже зарекомендовавших себя модернизованных образцов платформ военной техники, созданных в позднем СССР.

Старт государственной программы развития вооружений на 2018–2027 гг. (ГПВ-2027) инкорпорировал в себя развертывание серийного производства перспективных образцов вооружений и военной техники, однако основные достижения этой программы, скорее всего, будут заметны во второй половине 2020‑х гг., когда объемы финансирования достигнут пиковых значений аналогично 2016-2017 гг.

Таким образом, модернизированные платформы тяжелого вооружения составляют костяк материально-технической базы ВС РФ в 2020-х гг.

мальц2.png

Источник: Richard Connolly, Russian Military Expenditure in Comparative Perspective: A Purchasing Power Parity Estimate, CNA Paper, 2019, С.14

Интенсивность программ перевооружения довольно явно демонстрирует акценты в планировании военного строительства ВС РФ в условиях ограниченных финансовых ресурсов и научно-производственной базы. В первую очередь в расчет принимается влияние программы вооружений на оперативно-стратегические возможности ВС, что ведет к приоритизации системных и равномерных закупок новых единиц вооружений и военной техники.

Тактико-технические характеристики отдельных образцов имеют относительно вторичное значение по сравнению с соотношением «стоимость-эффективность» программы в целом. Единственное исключение здесь составляют нишевые потенциалы, развитие которых оказывает стратегическое воздействие на структуру глобальных и региональных военных балансов. В частности, это закупка элементов интегрированной системы ПВО/ПРО, наступательные ракетные вооружения и, конечно же, Стратегические ядерные силы.

Именно поэтому, проще говоря, новейшие модификации ЗРПК «Панцирь-С» можно увидеть в парадных колоннах многих российских городов, в то время как основной боевой танк Т-14 «Армата» в ближайшие годы останется звездой лишь парада на Красной площади.

Парадная техника и экспортные тенденции


Интересная особенность, на которую стоит обратить внимание – отражение парадного облика в военно-технических связях России с ее ключевыми партнерами. В 2010-е гг., по данным SIPRI, основные покупатели российских вооружений и военной техники приобретали в основном позднесоветские платформы бронетехники: в лидерах семейство БТР-80, знаменитая БМП-3, основные боевые танки Т-72Б и Т-90С. Бронетехника повышенной защищенности «нового облика» занимает незначительное место в общей доле экспорта, по тем же данным SIPRI за 2010-2020 гг. Например, на 61 единицу бронемашин класса MRAP приходится 1351 единица бронетранспортеров БТР-70/БТР-80 различных модификаций.


БТР-80 на параде 2015 г.

Новейшие российские разработки пока отличаются более высокой стоимостью, в которую, в том числе, часто вкладываются издержки, связанные с расходами на НИОКР и импортозамещение. Сказывается и повышенная конкуренция со стороны западных производителей: тот же рынок бронемашин класса MRAP остается перенасыщенным предложениями самых разнообразных моделей. Поэтому импортеры в группе развивающихся стран предпочитают уже зарекомендовавшие себя образцы вооружений, позволяющие наиболее экономно решить задачу переоснащения материально-технической базы.

При этом союзники России по ОДКБ, приобретающие вооружений и военной техники по льготным условиям, также зачастую получают платформы, унифицируемые с закупаемыми ВС России (самым ярким примером здесь служит поставка танков Т-72Б/Т-72Б3 в Таджикистан и Беларусь).

Таким образом, военно-технические связи России с ее основными партнерами оказывают значительный синергетический эффект на внутренние программы закупок вооружений. Создаваемый экспортными поставками эффект масштаба увеличивает внутреннюю привлекательность для закупок систем вооружений, спроектированных на основе модернизированных позднесоветских разработок.

С другой стороны, многообразие линеек вооружений военной техники, а также модульный принцип в проектировании новейших платформ вооружений и военной техники может позитивно сказаться на реализацию ГПВ-2027 и одновременно на развитие международных ВТС России. Возможность создания нишевого предложения позволяет продвигать отечественную бронетехнику на рынки с уникальными условиями и запросами. Отличным примером здесь служит поставка в 2020 г. 120 БМПТ «Терминатор-2» в Алжир. Крупносерийное производство наверняка повысит интерес Минобороны РФ к дополнительным закупкам этих машин.


Артем Мальцев, независимый военный обозреватель

Загрузка...
Комментарии
17 Июня
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Пожалуй, впервые белорусский кейс оказался живее украинского.

Инфографика: Что дает Беларуси союз с Россией
инфографика
Цифра недели

$650 млн

составило финансирование, которое ЕАБР направил на проекты в области «зеленой» энергетики и обращения с отходами за последние 5 лет. Такая работа Банка позволит сократить выбросы СО2 на 500 тыс. тонн/год – ЕАБР

Mediametrics