Председательство Кыргызстана в Евразийском союзе в 2022 году: Ключевые приоритеты Председательство Кыргызстана в Евразийском союзе в 2022 году: Ключевые приоритеты

В 2022 г. Кыргызстан выступает в роли страны-председателя в Евразийском экономическом союзе. Это означает, что республика на год возглавит три ключевые структуры ЕАЭС – Совет ЕЭК, Высший Евразийский экономический совет и Евразийский межправительственный совет. Однако в этой ответственной роли стране предстоит столкнуться с последствиями дестабилизации в соседнем Казахстане, волатильностью на рынках ресурсов и внутренними экономическими вызовами. Какой будет евразийская стратегия Бишкека, и сможет ли Кыргызстан использовать новый статус для решения своих проблем, в интервью «Евразия.Эксперт» рассказал Заместитель председателя общественного фонда «Евразийское поколение», политолог из Бишкека Игорь Шестаков.

– Игорь Альбертович, какие вопросы Кыргызстан вынесет на евразийскую повестку?

– Кыргызстан в первую очередь заинтересован решить вопрос с трудностями прохождения товаров через кыргызско-казахскую границу. Безусловно, это сильная болевая точка в Евразийском союзе. Как известно, Казахстан периодически усложняет досмотр грузов из Кыргызстана. Наш экспертный пул недавно проводил круглый стол, в котором участвовали представители рынка «Дордой». По их словам, бывают случаи, когда казахские таможенники срывают пломбы с грузов, что само по себе не должно происходить. Поэтому наше правительство и президент акцентируют внимание на этих проблемах при транспортировке грузов.

Другое дело, что казахская сторона может всегда сказать, что у наших грузов высокий уровень контрабандных товаров. В таком случае Кыргызстану нужно использовать функции Евразийской экономической комиссии, чтобы решить эту проблему. Тем более, у Бишкека во время председательствования добавятся возможности в рамках секретариата ЕЭК проталкивать принятие необходимых решений. Решить эту проблему в первую очередь заинтересованы экспортеры, которые отправляют свою продукцию через территорию Казахстана.

У властей двух республик в этом плане есть взаимопонимание, потому что ситуация на границе отрицательно сказывается на имидже всего ЕАЭС: она порождает у представителей бизнеса мнение, что есть правила ЕАЭС для свободного передвижения товаров, а есть национальный взгляд на то, как эти товары должны передвигаться.

Стоит отметить, что во время последних событий в Казахстане, стороны не стали перекрывать границы. На мой взгляд, Бишкеку необходимо развивать диалог не только на межправительственном уровне в плане снятия препятствий. Экспертное сообщество много раз предлагало в рамках своей деятельности провести форум на уровне ЕАЭС, на котором специалисты всех стран могли бы помочь выработать нужное решение. Пока же есть определенный вакуум; переговоры, как правило, официальные, проводятся лишь в двухстороннем формате.

– Помимо границ, какие еще вопросы будет поднимать Бишкек?

– Поскольку у Бишкека имеются проблемы с продовольственной безопасностью, этот вопрос тоже станет одним из приоритетных. Также события вокруг рудника «Кумтор» могут отпугнуть определенный круг инвесторов, в первую очередь из западных стран, а инвестиции нам очень нужны. Значит, власти будут искать им замену из других стран, и тут, кроме членов ЕАЭС, мало других вариантов. Кыргызстан не должен упускать шанс воспользоваться возможностями Евразийского союза и привлечь инвесторов из России, Казахстана и других стран. Прежде всего – в сферу производства продуктов питания, с которыми у Кыргызстана есть определенные проблемы, что, в свою очередь, подстегивает цены на внутреннем рынке.

Для этого можно задействовать на полную мощь возможности Евразийского банка развития (ЕАБР) и Кыргызско-российского фонда развития (КРФР). Когда я в сентябре прошедшего года общался с представителями КРФР, они говорили, что сейчас наблюдается дефицит проектов. Особенно мало экспортно-ориентированных проектов по производству товаров народного потребления. Поэтому здесь многое зависит как от самого правительства, так и от бизнес-сообщества Кыргызстана.

Бизнес опасается нестабильности в стране, поэтому не торопится брать кредиты у евразийских финансовых институтов. Хотя еще недавно все говорили, что надо активнее использовать потенциал того же ЕАБР, который обладает большими финансовыми ресурсами.

Также необходимо решать вопросы с сертифицированием продукции, чтобы наши лучшие товары (например, мед), которые востребованы на зарубежных рынках, в том числе таких как Китай и Европа, имели все необходимые документы. Но для этого их нужно сертифицировать в соответствии с международными требованиями. Хотя Кыргызстан уже более 5 лет состоит в ЕАЭС, вопросы сертификации никуда не делись, и никто кроме нас самих эти вопросы решать не будет. Надо понимать, что международная торговля – это конкуренция, а не какая-то благотворительная организация.

Еще Кыргызстан может предложить себя как экспертную и медийную площадку, потому что даже внутри ЕАЭС к организации имеется неоднозначное отношение. Необходимо укрепить имидж как внутри Союза, так и за его пределами.

– В последние годы Узбекистан начал сближение с ЕАЭС, как к этому относится соседний Кыргызстан?

– У нас достаточно стабильные торгово-экономические отношения, идет развитие, прежде всего за счет импорта продукции из Узбекистана. На кыргызско-узбекской границе сейчас нет особых проблем, в отличие от вышеупомянутых конфликтов на границе с Казахстаном. Также стоит сказать, что Ташкент с учетом своего мощного аграрного и швейного потенциала постоянно наращивает производство и поставки своих товаров на зарубежные рынки.

Кыргызстан, конечно, меньше может предложить Узбекистану разновидностей товаров. Однако мы также можем использовать его опыт в продвижении на евразийские рынки.

Когда в 2017 г. Кыргызстан в первый раз председательствовал в ЕАЭС, мы на экспертном уровне поднимали вопросы о возможном членстве Узбекистана. Были предложения, что Кыргызстан, Узбекистан и РФ могли бы создать совместные предприятия по производству продуктов питания и в швейной отрасли. В принципе, Узбекистан сегодня является важным международным партнером как для России, так и для Кыргызстана. Это создает благоприятную почву для дальнейшей интеграции между нашими странами.

– Появились предположения, что и Азербайджан тоже может в будущем присоединиться к ЕАЭС. Насколько это возможно?

– Азербайджанская продукция в Кыргызстане присутствует в небольших количествах. Уже имеются определенные логистические цепочки, которые налажены пока на минимальном уровне. Необходимо развивать полноценное авиасообщение между Баку и Бишкеком, потому что через Skype или Zoom бизнесмены вряд ли смогут налаживать деловые связи. В целом необходимо расширять сферу транспортных услуг между Азербайджаном и всеми странами ЕАЭС.

Перспектива участия Азербайджана в ЕАЭС вполне реальна, потому что для Баку важно найти рынки сбыта для своих товаров повседневного спроса. И вряд ли азербайджанские товары пустят на рынки Евросоюза. Азербайджан наверняка рассматривает успешный опыт взаимодействия узбекской стороны, и, возможно, по этому сценарию будет наращивать сотрудничество.

Другое дело, что не все члены Евразийского союза могут положительно отнестись к этой инициативе. В первую очередь могут возникнуть некие нюансы с той же Арменией. Но с учетом того, что это межгосударственная площадка, как раз в формате ЕАЭС возможно начать диалог и достичь определенного компромисса.

Расширение Союза, особенно с участием флагманской республики Кавказа с большим торгово-промышленным потенциалом, позволит ЕАЭС помимо экономических бонусов приобрести и дополнительные имиджевые очки как перспективной торгово-экономической организации. Это определенным образом подействует и на Грузию, пусть и в небольшой степени.

– Кыргызстан как центральноазиатская страна обеспокоена ситуацией в Афганистане. По линии ЕАЭС афганская проблема будет каким-либо образом обсуждаться?

– Афганский фактор в первую очередь обсуждается по линии ОДКБ. С другой стороны, охрана границ стран Евразийского союза – не только вопрос безопасности, но и торгово-экономическое взаимодействие, которое завязано с приграничной безопасностью. Хотя эта повестка в большей степени модерируется в рамках ОДКБ, тот же фактор трудовой миграции нужно решать в других форматах.

Для бизнеса и экономики важен фактор безопасных границ и общественно-политической стабильности, которая, как мы видим, подвергается вызовам даже в Казахстане, который до этого считался примером стабильного развития в Центральной Азии. И как мы все знаем, трудовую миграцию деструктивные силы пытаются использовать для продвижения своих радикальных идей в странах ЕАЭС. Поэтому, безусловно, здесь есть взаимосвязь, как фактор общих угроз и фактор экономического сотрудничества.


Беседовал Евгений Погребняк

24 февраля 2022 г. 08:18

Председательство Кыргызстана в Евразийском союзе в 2022 году: Ключевые приоритеты

/ Председательство Кыргызстана в Евразийском союзе в 2022 году: Ключевые приоритеты

В 2022 г. Кыргызстан выступает в роли страны-председателя в Евразийском экономическом союзе. Это означает, что республика на год возглавит три ключевые структуры ЕАЭС – Совет ЕЭК, Высший Евразийский экономический совет и Евразийский межправительственный совет. Однако в этой ответственной роли стране предстоит столкнуться с последствиями дестабилизации в соседнем Казахстане, волатильностью на рынках ресурсов и внутренними экономическими вызовами. Какой будет евразийская стратегия Бишкека, и сможет ли Кыргызстан использовать новый статус для решения своих проблем, в интервью «Евразия.Эксперт» рассказал Заместитель председателя общественного фонда «Евразийское поколение», политолог из Бишкека Игорь Шестаков.

– Игорь Альбертович, какие вопросы Кыргызстан вынесет на евразийскую повестку?

– Кыргызстан в первую очередь заинтересован решить вопрос с трудностями прохождения товаров через кыргызско-казахскую границу. Безусловно, это сильная болевая точка в Евразийском союзе. Как известно, Казахстан периодически усложняет досмотр грузов из Кыргызстана. Наш экспертный пул недавно проводил круглый стол, в котором участвовали представители рынка «Дордой». По их словам, бывают случаи, когда казахские таможенники срывают пломбы с грузов, что само по себе не должно происходить. Поэтому наше правительство и президент акцентируют внимание на этих проблемах при транспортировке грузов.

Другое дело, что казахская сторона может всегда сказать, что у наших грузов высокий уровень контрабандных товаров. В таком случае Кыргызстану нужно использовать функции Евразийской экономической комиссии, чтобы решить эту проблему. Тем более, у Бишкека во время председательствования добавятся возможности в рамках секретариата ЕЭК проталкивать принятие необходимых решений. Решить эту проблему в первую очередь заинтересованы экспортеры, которые отправляют свою продукцию через территорию Казахстана.

У властей двух республик в этом плане есть взаимопонимание, потому что ситуация на границе отрицательно сказывается на имидже всего ЕАЭС: она порождает у представителей бизнеса мнение, что есть правила ЕАЭС для свободного передвижения товаров, а есть национальный взгляд на то, как эти товары должны передвигаться.

Стоит отметить, что во время последних событий в Казахстане, стороны не стали перекрывать границы. На мой взгляд, Бишкеку необходимо развивать диалог не только на межправительственном уровне в плане снятия препятствий. Экспертное сообщество много раз предлагало в рамках своей деятельности провести форум на уровне ЕАЭС, на котором специалисты всех стран могли бы помочь выработать нужное решение. Пока же есть определенный вакуум; переговоры, как правило, официальные, проводятся лишь в двухстороннем формате.

– Помимо границ, какие еще вопросы будет поднимать Бишкек?

– Поскольку у Бишкека имеются проблемы с продовольственной безопасностью, этот вопрос тоже станет одним из приоритетных. Также события вокруг рудника «Кумтор» могут отпугнуть определенный круг инвесторов, в первую очередь из западных стран, а инвестиции нам очень нужны. Значит, власти будут искать им замену из других стран, и тут, кроме членов ЕАЭС, мало других вариантов. Кыргызстан не должен упускать шанс воспользоваться возможностями Евразийского союза и привлечь инвесторов из России, Казахстана и других стран. Прежде всего – в сферу производства продуктов питания, с которыми у Кыргызстана есть определенные проблемы, что, в свою очередь, подстегивает цены на внутреннем рынке.

Для этого можно задействовать на полную мощь возможности Евразийского банка развития (ЕАБР) и Кыргызско-российского фонда развития (КРФР). Когда я в сентябре прошедшего года общался с представителями КРФР, они говорили, что сейчас наблюдается дефицит проектов. Особенно мало экспортно-ориентированных проектов по производству товаров народного потребления. Поэтому здесь многое зависит как от самого правительства, так и от бизнес-сообщества Кыргызстана.

Бизнес опасается нестабильности в стране, поэтому не торопится брать кредиты у евразийских финансовых институтов. Хотя еще недавно все говорили, что надо активнее использовать потенциал того же ЕАБР, который обладает большими финансовыми ресурсами.

Также необходимо решать вопросы с сертифицированием продукции, чтобы наши лучшие товары (например, мед), которые востребованы на зарубежных рынках, в том числе таких как Китай и Европа, имели все необходимые документы. Но для этого их нужно сертифицировать в соответствии с международными требованиями. Хотя Кыргызстан уже более 5 лет состоит в ЕАЭС, вопросы сертификации никуда не делись, и никто кроме нас самих эти вопросы решать не будет. Надо понимать, что международная торговля – это конкуренция, а не какая-то благотворительная организация.

Еще Кыргызстан может предложить себя как экспертную и медийную площадку, потому что даже внутри ЕАЭС к организации имеется неоднозначное отношение. Необходимо укрепить имидж как внутри Союза, так и за его пределами.

– В последние годы Узбекистан начал сближение с ЕАЭС, как к этому относится соседний Кыргызстан?

– У нас достаточно стабильные торгово-экономические отношения, идет развитие, прежде всего за счет импорта продукции из Узбекистана. На кыргызско-узбекской границе сейчас нет особых проблем, в отличие от вышеупомянутых конфликтов на границе с Казахстаном. Также стоит сказать, что Ташкент с учетом своего мощного аграрного и швейного потенциала постоянно наращивает производство и поставки своих товаров на зарубежные рынки.

Кыргызстан, конечно, меньше может предложить Узбекистану разновидностей товаров. Однако мы также можем использовать его опыт в продвижении на евразийские рынки.

Когда в 2017 г. Кыргызстан в первый раз председательствовал в ЕАЭС, мы на экспертном уровне поднимали вопросы о возможном членстве Узбекистана. Были предложения, что Кыргызстан, Узбекистан и РФ могли бы создать совместные предприятия по производству продуктов питания и в швейной отрасли. В принципе, Узбекистан сегодня является важным международным партнером как для России, так и для Кыргызстана. Это создает благоприятную почву для дальнейшей интеграции между нашими странами.

– Появились предположения, что и Азербайджан тоже может в будущем присоединиться к ЕАЭС. Насколько это возможно?

– Азербайджанская продукция в Кыргызстане присутствует в небольших количествах. Уже имеются определенные логистические цепочки, которые налажены пока на минимальном уровне. Необходимо развивать полноценное авиасообщение между Баку и Бишкеком, потому что через Skype или Zoom бизнесмены вряд ли смогут налаживать деловые связи. В целом необходимо расширять сферу транспортных услуг между Азербайджаном и всеми странами ЕАЭС.

Перспектива участия Азербайджана в ЕАЭС вполне реальна, потому что для Баку важно найти рынки сбыта для своих товаров повседневного спроса. И вряд ли азербайджанские товары пустят на рынки Евросоюза. Азербайджан наверняка рассматривает успешный опыт взаимодействия узбекской стороны, и, возможно, по этому сценарию будет наращивать сотрудничество.

Другое дело, что не все члены Евразийского союза могут положительно отнестись к этой инициативе. В первую очередь могут возникнуть некие нюансы с той же Арменией. Но с учетом того, что это межгосударственная площадка, как раз в формате ЕАЭС возможно начать диалог и достичь определенного компромисса.

Расширение Союза, особенно с участием флагманской республики Кавказа с большим торгово-промышленным потенциалом, позволит ЕАЭС помимо экономических бонусов приобрести и дополнительные имиджевые очки как перспективной торгово-экономической организации. Это определенным образом подействует и на Грузию, пусть и в небольшой степени.

– Кыргызстан как центральноазиатская страна обеспокоена ситуацией в Афганистане. По линии ЕАЭС афганская проблема будет каким-либо образом обсуждаться?

– Афганский фактор в первую очередь обсуждается по линии ОДКБ. С другой стороны, охрана границ стран Евразийского союза – не только вопрос безопасности, но и торгово-экономическое взаимодействие, которое завязано с приграничной безопасностью. Хотя эта повестка в большей степени модерируется в рамках ОДКБ, тот же фактор трудовой миграции нужно решать в других форматах.

Для бизнеса и экономики важен фактор безопасных границ и общественно-политической стабильности, которая, как мы видим, подвергается вызовам даже в Казахстане, который до этого считался примером стабильного развития в Центральной Азии. И как мы все знаем, трудовую миграцию деструктивные силы пытаются использовать для продвижения своих радикальных идей в странах ЕАЭС. Поэтому, безусловно, здесь есть взаимосвязь, как фактор общих угроз и фактор экономического сотрудничества.


Беседовал Евгений Погребняк

Загрузка...
01 декабря
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Россия может стать опорой стабильности для стран постсоветского пространства.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

$17 млрд

составил общий объём российских капиталовложений в казахстанскую экономику. Совместно осуществляется более 30 крупных инвестиционных проектов – президент России Владимир Путин

Mediametrics