20 июня 2024 г. 16:37

Прибалтика погрузилась в миграционный кризис

/ Прибалтика погрузилась в миграционный кризис
Прибалтика погрузилась в миграционный кризис
Фото: © REUTERS / KAI PFAFFENBACH

С самого начала конфликта на Украине власти прибалтийских стран декларировали горячую любовь к украинцам, хвастаясь объемами оказываемой Киеву помощи. Они также радушно открыли свои двери для украинских беженцев, но результат им, судя по всему, не очень понравился. Так, в Латвии жалуются на то, что фактором притяжения для украинцев стала возможность разговаривать с местными на русском языке. Исследование Варшавского и Экономико-гуманитарного университетов показало, что поляки больше не одобряют предоставление украинским беженцам социальных привилегий. Сократить объем помощи считают нужным 95% опрошенных. Как и почему изменилось отношение к украинцам в Польше и Прибалтике, разобрал советник президента Российской ассоциации прибалтийских исследований, старший научный сотрудник Центра белорусских исследований Института Европы РАН Всеволод Шимов.

Беженцы как инструмент пропаганды


20 июня отмечается Всемирный день беженцев. Очевидно, на Западе этот день будет использован для очередной пропагандистской накачки в связи с украинским кризисом. Беженцы с Украины – любимое пропагандистское клише, используемое в информационной войне против России.

Демонстративная солидарность с беглецами от вооруженного конфликта на Украине захлестнула Европу в 2022 г. Европейские города окрасились в цвета украинских флагов, везде появились информационные стенды и пункты помощи для украинских беженцев. Лицемерность этого спектакля достаточно очевидна. При всем трагизме ситуации, в которой действительно оказались многие выходцы с Украины, очевидно, что их с самого начала использовали в информационно-пропагандистских целях.

При этом не менее трагические эпизоды, последовавшие вслед за конфликтом на Украине, встретили на Западе глухое молчание, ведь на их основе нельзя было создать нужную пропагандистскую картинку. Например, судьба 140 тысяч армян, вынужденных покинуть Нагорный Карабах, не встретила в западном информационном поле никакого отклика. С украинскими беженцами ситуация иная. Они как нельзя лучше работают на образ Украины как невинной жертвы «российской агрессии».

Особенно активно на этой ниве работали Польша и государства Прибалтики, для которых русофобия стала неотъемлемой частью политики и идеологии. Именно в этих странах пропагандистский накал достиг максимального предела, и именно они широко открыли ворота для украинцев. Однако за прошедшие два года пропаганда успела изрядно потускнеть и приесться европейскому обывателю. А вот проблемы, связанные с наплывом гостей с востока, остались.

Отношение к украинцам в Польше и Прибалтике


Следует отметить, что Польша и прибалтийские государства в связи с проблемой украинских беженцев оказались в весьма разных условиях. Для Польши привлечение трудовой миграции с Украины было давней и вполне осознанной политикой. Не желая принимать беженцев из стран Азии и Африки и всячески противостоя в этом вопросе Брюсселю, Варшава, вместе с тем, охотно принимала трудовых мигрантов с Украины и из Беларуси.

Польская экономика – достаточно крупная и нуждается в большом количестве рабочих рук. При этом сами поляки в поисках более высоких заработков уезжают в более зажиточные страны Европы – Германию, Швецию. Украинские и белорусские иммигранты как раз замещают уехавших. Кроме того, будучи славянами, они достаточно легко ассимилируются в Польше, восполняя ее демографические ресурсы.

В этой связи наплыв беженцев с Украины был воспринят в Польше именно как возможность пополнить демографические и трудовые ресурсы. Безусловно, конфликты между поляками и украинцами на бытовой и национальной почве периодически возникают, но в целом Польша вполне в состоянии «переварить» эту массу иммигрантов. В Прибалтике ситуация принципиально иная. Трудовой рынок этих стран маленький и тесный, ему попросту не нужно такое количество рабочих рук, особенно учитывая схлопывание местной промышленности в постсоветский период.

Более того, национальная политика прибалтийских государств носит открыто ксенофобский характер и направлена на выдавливание любых «чужаков», в особенности русских, проживающих в Прибалтике десятилетиями. Наплыв беженцев с Украины ломает эту привычную схему. Особенно с учетом того, что большинство из них русскоязычны в быту, а русский язык действует на власти прибалтийских государств как красная тряпка на быка.

Когда гостям уже не рады


Очевидно, в пропагандистском запале власти государств Балтии рассчитывали, что наплыв украинских беженцев будет временным, и они вскоре уедут восвояси после того, как Украина победоносно разгромит Россию. Однако «перемоги» не случилась, конфликт принял затяжной характер, а исход людей с Украины продолжился. Страны Прибалтики выглядели привлекательной для многих украинцев как часть постсоветского пространства. То есть, как страны с более-менее понятным и привычным им жизненным укладом. Однако сами власти этих государств такого подхода не разделяли.

Ситуация усугубляется тем, что в условиях экономической стагнации и острого дефицита средств в ЕС Брюссель не оплачивает странам Прибалтики содержание беженцев, а своих средств на их содержание у Вильнюса, Риги и Таллина не было изначально. Поэтому объемы помощи сокращаются, а беженцев вынуждают переезжать в другие страны. Одним из инструментов такого принуждения становится языковое давление. Так, в Эстонии депутаты парламента выразили недовольство, что украинцы говорят на русском языке, и предложили обязать украинских беженцев учить эстонский.

Очевидно, что в Латвии и Эстонии украинцы так или иначе будут пополнять ряды местных русскоязычных сообществ, что категорически не устраивает этнократические режимы этих стран. Литва, помимо беженцев с Украины, сталкивается еще и с проблемой белорусской политической эмиграции. 60-тысячная белорусская диаспора весьма раздражает официальный Вильнюс. Не мудрствуя лукаво, литовские власти начинают изымать виды на жительство и депортировать людей под теми или иными предлогами.

Проблема беженцев в Европе является результатом политики стран Запада на Ближнем Востоке, в Африке, на постсоветском пространстве. Бесконечное провоцирование конфликтов возвращается в Европу бумерангом в виде волн беженцев. А прибалтийские элиты, десятилетиями боровшиеся с «русским присутствием» на своей территории, также получили свой бумеранг в виде десятков тысяч русскоязычных белорусов и украинцев, с которыми теперь не знают, что делать.


Всеволод Шимов, советник президента Российской ассоциации прибалтийских исследований, старший научный сотрудник Центра белорусских исследований Института Европы РАН

Комментарии
20 мая
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Москва сделала геостратегический выбор поддерживать Минск.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

$775 млн

составляет долг Молдовы перед Международным валютным фондом (МВФ). Это означает, что на каждого молдаванина приходится долг примерно в $315 – лидер оппозиционного блока «Победа» Илан Шор