16 Марта 2017 г.

Призраки войны возвращаются на Балканы?

Призраки войны возвращаются на Балканы?
Военный парад в Хорватии.
Фото: gr.cz

Рост международной напряженности заставляет вспомнить о возможной разморозке конфликтов в регионах Евразии. Наряду с Закавказьем и Ближним Востоком, один из самых взрывоопасных регионов – Балканский полуостров. Что удерживает Балканы от вооруженного конфликта сегодня, и какие противоречия могут стать детонатором новой войны?

Призраки балканского прошлого


Прежде всего, напомним, что Балканы являются сложным, но периферийным регионом. Положение дел в нем в значительной степени зависит от отношений между мировыми и региональными державами. Одно это обстоятельство уже делает конфликт принципиально возможным.

История дает множество примеров того, как в ходе мировых конфликтов в различных точках земного шара возникали войны между конкурирующими государствами, выбиравшими различные военно-политические блоки.

Так, на Балканах в Первую мировую войну (и двух войнах до этого) столкнулись Сербия и Болгария. В некотором смысле этот конфликт оказался воспроизведен в ходе бомбардировок Югославии в 1999 г.

Болгария, еще не являясь членом НАТО, предоставила альянсу воздушное пространство. Впрочем, так поступили многие страны – весьма показательна фраза о «гуманитарных бомбардировках» президента Чехии В. Гавела. Единственной страной НАТО, занявшей особую позицию, стала Греция, где прошли многотысячные демонстрации под антиамериканскими и антивоенными лозунгами. 

 Хотя в конце 1990-х гг. было объявлено о преодолении вековых противоречий и наступлении прогрессивной «эры демократии», подписаны основополагающие документы (например, Пакт стабильности для Юго-Восточной Европы), реальность не совсем оправдала эти ожидания.

На Балканах с известными сложностями столкнулась европейская интеграция[1]. Остро стоит вопрос вступления стран региона в НАТО. При этом за последнее десятилетие усилилось транзитное значение полуострова – как в смысле присутствия внешних инвесторов (Россия, арабские страны, Турция, Китай), конкурирующих транзитных проектов – так и в смысле «экспорта» нестабильности (радикальный ислам, нелегальная эмиграция, наркотрафик). Рост транснациональных угроз вновь превращает регион в «болевую точку» для Европы.

За последние 15 лет балканские дела в политико-экономическом смысле во многом перестали быть прерогативой Евросоюза при руководящей роли Германии, и превратились в арену сопряжения и столкновения различных сил.

Однако военный контроль региона по-прежнему осуществляется евроатлантическим блоком, в частности, посредством крупнейшей военной базы США «Бондстил», расположенной в Косово вблизи от основных городов и транзитных маршрутов (55 км от Скопье, 230 км от Тираны, 300 км от Софии и Подгорицы, 490 км от Белграда).

Карта конфликтов будущего


Весьма примечательно, что карта региона сегодня представляет собой «лоскутное одеяло» и очень напоминает картину 1878-1914 гг. Есть вовлеченная в европейский имперский проект Хорватия (тогда это была Австро-Венгрия, сегодня это – ЕС и НАТО). Есть сохраняющая элементы нейтральности Сербия, находящаяся в кольце окружения не всегда дружелюбных соседей.

Между ними находится Босния и Герцеговина (БиГ). Ее промежуточный статус в виде протектората ЕС можно уподобить периоду между оккупацией (1878 г.) и аннексией (1908 г.) со стороны Австро-Венгрии, которая накалила ситуацию в канун мировой войны.

Как и в XIX в., существует разделенность между Сербией и Черногорией. Тогда  она носила географический характер (Черногория отделялась от Сербии узкой полоской земли в районе области Санджак). Сегодня она создана политическим путем, также существует зашедшая далеко попытка этнического раскола.

Как и во второй половине XIX в., остро стоит македонский вопрос. Раньше он был предметом спора между Болгарией, Сербией и Грецией. Сегодня вместо Сербии возник албанский фактор, который также существует еще в ряде областей (на юге Сербии, в Косово, на юге Черногории и частично в Греции).

Создание в 2016 г. Союза албанских муниципалитетов, куда вошли Тирана, Ульцинь (Черногория), Тетово (Македония), Прешево (Сербия), Приштина (Косово), можно понимать как шаг в сторону дальнейшего самоопределения территорий с албанским населением.

В конечном итоге, на Балканах еще продолжается процесс самоопределения наций. Право на самоопределение по-прежнему конфликтует с государственными границами. Наиболее разделенными народами являются сербы и албанцы. Попытки возрождения «больших» государственных проектов могут привести к конфликту, в том числе c участием других региональных государств.

Так, нестабильность в БиГ может спровоцировать вмешательство Хорватии, которая склонна рассматривать БиГ как буферную территорию. Албанское самоопределение под исламистскими лозунгами поставило бы сразу ряд проблем, в том числе создание «зеленого пояса» в сторону Боснии через сербский Санджак, где 52% населения составляют славяне мусульманского вероисповедания.

Евроинтеграция – панацея?


Однако возрождение старых конфликтов больнее всего ударило бы по нынешним политическим режимам в регионе. За 16 лет с момента окончания Югославского кризиса сложился определенный порядок вещей, в котором представители правящего класса каждого из субъектов чувствуют себя вполне комфортно. По этой причине все государства по-прежнему придерживаются курса на вступление в ЕС, несмотря на кризисные тенденции в Брюсселе.

Данный курс заложен в программе Республики Сербской (несмотря на оговорку, что сохранение самостоятельности республики является приоритетом). Разногласия по Косово не мешают Сербии и Албании держать курс на вступление в ЕС. Необходимостью достижения долгосрочного компромисса обосновывается свертывание сербского присутствия в Косово.

Хотя премьер-министр Албании Э. Рама позволяет себе вполне однозначные заявления, в Тиране существует запрет на продажу карт так называемой «этнографической Албании», показывающей реальные границы проживания албанского этноса. Проблема в том, что тенденция на «умиротворение» ситуации конфликтует с негативными трендами в экономике и внутренней политике, а ситуация на проблемных территориях не всегда подконтрольна законным властям.

В итоге, несмотря на кризис и подъем евроскептицизма в Евросоюзе, угрожающие стабильности Балканского полуострова, евроинтеграция по-прежнему считается в регионе панацеей от всех бед.

Сегодня стабильность поддерживается наличием однотипных политических режимов и рядом силовых компромиссов, достигнутых в ходе урегулирования Югославского кризиса в 1990-е гг. Размывание хотя бы одной из этих опор (а признаки заметны сегодня) обострит ситуацию в регионе и поставит его на грань вооруженного конфликта. Однако пока более вероятным сценарием остается политическое противостояние, которое может происходить как в правительствах и парламентах, так и на улицах и площадях.


Александр Пивоваренко, к.ист.н., научный сотрудник Института славяноведения РАН


[1] См. подробнее: Кандель П.Е. ЕС-Западные Балканы // Европейский союз в поиске глобальной роли: политика, экономика, безопасность. М., 2015. С. 217-240. 


Загрузка...
Комментарии
11 Августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Парламентские выборы откроют новый политический цикл в Беларуси.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

$335,5 млн

составила сумма сделок, заключенных на полях Первого Каспийского экономического форума. Всего было заключено 72 различных соглашения

Mediametrics