30 августа 2023 г. 08:16

Промышленное сотрудничество с Россией позволяет создавать в Казахстане новые рабочие места – эксперт

/ Промышленное сотрудничество с Россией позволяет создавать в Казахстане новые рабочие места – эксперт

На межправсовете ЕАЭС в Цахкадзоре премьер-министр Казахстана Алихан Смаилов отметил, что союзу не стоит увлекаться втягиванием в интеграцию новых сфер. Вместе с тем, Казахстан заинтересован в дальнейшем развитии экономической интеграции в рамках объединения. В числе приоритетов – промкооперация и логистика. Как отмечал президент Касым-Жомарт Токаев, Москва и Астана успешно развивают сотрудничество в обрабатывающих отраслях промышленности. А по словам торгпреда России в республике Антона Логинова, в Казахстане за год на 70% выросло число компаний с российским капиталом. Увеличиваются показатели взаимной торговли и инвестиций. Это было бы невозможно без реализации совместной программы промышленной кооперации. Перспективы развития двустороннего сотрудничества Казахстана с Россией и в рамках ЕАЭС в интервью «Евразия.Эксперт» оценил руководитель ИАЦ «Институт Евразийской политики» Максим Крамаренко.

– Максим Борисович, как видят в Астане развитие интеграции в рамках ЕАЭС на ближайшую перспективу? И что предпринимает или готов предпринять Казахстан для этого?

– Казахстан заинтересован в развитии своей промышленности и агропромышленного комплекса, а также в усилении транспортно-логистического сотрудничества в ЕАЭС. Но для правильного понимания казахстанской позиции следует обратить внимание и на другие тезисы, высказанные Алиханом Смаиловым на заседании Евразийского межправительственного совета. Так, он обратил внимание, что дальнейшее развитие евразийского интеграционного проекта должно быть основано на экономическом прагматизме. Иначе говоря, Казахстан будет участвовать только в том, что выгодно ему с экономической точки зрения. Поэтому Алихан Смаилов призвал другие государства-участники ЕАЭС «не увлекаться втягиванием в интеграцию новых сфер».

Такая позиция основана на действующей в Казахстане концепции внешней политики, в которой также проговаривается, что республика придерживается прагматизма во взаимодействии с другими государствами и межгосударственными объединениями, которые будут представлять для страны практический интерес.

На ближайшую перспективу следует ожидать, что руководство страны будет стараться создать условия для притока иностранного капитала в промышленную и агропромышленную сферы, а также делать упор на «прокладку» международных транспортных коридоров по своей территории.

При этом принцип прагматизма у нас сочетается с еще одним внешнеполитическим принципом – многовекторностью. Так, для обеспечения притока капитала и развития общего финансового рынка Казахстан в этом году одобрил соглашение о порядке обмена кредитными историями заемщиков из стран ЕАЭС, что должно нормализовать процесс выдачи и получения кредитов для казахстанских субъектов бизнеса. Кроме того, президент Токаев на днях подписал указ взаимном признании банковских гарантий при осуществлении госзакупок в границах ЕАЭС. Но в то же время Казахстан активно участвовал в создании тюркского инвестиционного фонда в Организации тюркских государств.

С целью повышения логистической привлекательности Казахстан в настоящее время создает систему торговых хабов. В качестве примера можно привести центр трансграничной торговли Евразии на территории Западно-Казахстанской области. Аналогичные хабы создаются на границе с Кыргызстаном, Китаем и Узбекистаном. Все они будут логистически привязаны к водным портам Актау и Курык.

В начале августа текущего года была озвучена идея создания «сухого» порта в Костанае, который будет направлен на расширение транспортных потоков по направлению «Северный Казахстан – Южный Урал». И он будет действительно востребован, так как в данном регионе Казахстана планируют открыть в течение следующих трех лет около десяти предприятий только в сфере машиностроения. В тоже время, Казахстан является активным сторонником создания так называемого «Срединного коридора» Транскаспийского международного транспортного маршрута, который пойдет в обход России. В этом для Казахстана есть практический интерес – сохранить себя как востребованную часть торгового транзита между Китаем и Западом.

– Казахстан и Россия реализуют программу сотрудничества по 29 промышленным проектам на сумму $9 млрд и 12,5 тыс. рабочих мест, которая была подписана в 2022 г. Как продвигается работа в этом направлении и как все эти проекты повлияют на будущее экономических связей двух стран?

– К этим проектам относится строительство завода минеральных удобрений в Жамбылской области, где у нас располагается фосфоритовый бассейн Каратау. Строительство уже началось, его осуществляет российская компания «Еврохим». Предполагается, что объем инвестиций в этот проект составит порядка $1 млрд, и, в итоге при запуске завода будет создано 1,2 тыс. новых рабочих мест. Также успешно реализуется проект по строительству завода каменной ваты в индустриальной зоне «Кайрат» в Талгарском районе Алматинской области. Завод будет открыт в феврале 2024 г. Проект осуществляет российская компания «Технониколь», ожидаемый объем инвестиций – более €80 млн.

Конечно, реализация таких проектов должна положительно сказаться на внутриэкономической ситуации в республике – создаются новые рабочие места. Кроме того, происходит обмен новыми технологиями в различных производствах, привлечение инвестиций и выстраивание новых кооперационных цепочек.

О том, что эта программа в целом успешна, свидетельствует следующий факт: в настоящее время реализуется порядка 125 совместных инвестиционных проектов. Кроме того, министр индустрии и инфраструктурного развития республики Марат Карабаев заявил, что Казахстан и Россия намерены увеличить в 2024 г. число совместных инвестиционных проектов вдвое – до 250.

– Какие сферы взаимодействия вы считаете наиболее перспективными, а какие требуют расширения?

– Перспективными являются проекты в сфере энергетики. По мнению ряда экспертов, Казахстан стоит на пороге энергетического кризиса. Так, в настоящее время дефицит электрических мощностей в стране составляет порядка 10% от имеющихся. И этот дефицит будет только нарастать, если сейчас не начать строительство электростанций. Уже несколько лет обсуждается идея совместного с Россией строительства АЭС в Казахстане. Думаю, что эта идея перспективна. У России есть удачный опыт по строительству таких станций. Например, в той же Турции, где недолго колебались с выбором «атомного подрядчика».

Также имеет большую перспективу идея генерального секретаря ОДКБ Имангали Тасмагамбетова по развитию кооперации в сфере ВПК. Здесь мы сможем наблюдать и обмен технологиями, и создание новых рабочих мест, и, что немаловажно, повышение обороноспособности стран, участвующих в этой кооперации.

– Что бы Вы выделили из числа крупных уже реализованных проектов России и Казахстана?

– Один из первых крупных совместных казахстанско-российских проектов в сфере производства автотранспорта – АО «Камаз-Инжиниринг», базирующийся в Кокшетау. Это предприятие появилось 2 июня 2005 г., и на нем начали собирать самосвалы и автобусы «Нефаз». В рамках этого проекта казахстанской стороне была передана конструкторско-технологическая документация российских предприятий, по которой была организована крупноузловая сборка. Также успешный проект был реализован на заводе «Актюбрентген», где совместно с оренбургским предприятием «Уралрентген» был налажен выпуск рентгенодиагностического оборудования.

– Казахстан превращается в крупный торгово-логистический хаб на новых маршрутах из России в Азию. В стране началось строительство современных оптово-распределительных центров, самый яркий пример – центр трансграничной торговли «Евразия» на границе с Россией. Стоит ли надеяться на Казахстан как на ключевого логистического партнера России в ближайшем будущем?

– Здесь мы опять возвращаемся к вопросу о двух главных принципах внешней политики Казахстана – прагматичности и многовекторности. Когда Казахстану стало «непрагматично» в начале текущего года пропускать через свою территорию в Кыргызстан российское зерно, он стал создавать для этого барьеры, например, под предлогом «отсутствия технических возможностей». Аналогичная ситуация складывается и на узбекском направлении. Сейчас в республике действует запрет на ввоз зерна из России автотранспортом и существуют ограничения для железнодорожного способа доставки.

Такая же ситуация складывается и при реализации принципа многовекторности – Казахстан обязался выполнять условия западных санкций в отношении России, и соответственно, не будет пропускать санкционные товары через свою территорию. В связи с чем, конечно же, Россия вынуждена искать торговые пути в обход Казахстана. Наша республика уже занялась аналогичным вопросом. Каждая из стран в данном случае руководствуется правилом: чтобы не понести больших потерь, имей запасной вариант. Поэтому сейчас Россия продвигает проект «Южного коридора», который будет «обтекать» Казахстан, не заходя на его территорию.

Понятие «ключевой партнер» звучит красиво, и часто используется в сфере международных отношений. Но как ни странно, в реальной практике «ключевых партнеров» у той или иной страны может быть два, а то и больше.

Комментарии
26 февраля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Определять тактику Москвы будет множество факторов.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

5 млн

российских туристов посетили Беларусь в 2023 г. Ежегодный рост взаимных турпотоков составляет 50% – замминистра спорта и туризма Беларуси Олег Андрейчик